Если ты попала в книгу или осторожно, мысли материальны

Размер шрифта: - +

Глава 1

«Трайниэль склонился надо мной и прошептал:

- Я так боялся за тебя, моя Аринэлия.

Всхлипнула от переполнявших эмоций и доверчиво прижалась к его плечу.

Мой любимый. Мой герой.

Даже не знаю, что со мной было бы, не появись он.

 Трай чуть отодвинул меня и спросил:

- Можно я тебя поцелую?

Жар прилил к моим щекам, и я в волнении прошептала только одно слово:

- Да.

Принц осторожно прижался к моим губам, лаская так сладко, так нежно. Мне казалось, что сейчас я умру от...»

- Фу, - сморщилась я и, перевернув книгу, отложила её на стол. - Бе. Нет, не так. «Фу» в миллионной степени и «бе» в триллионной. Как вообще можно написать такую гадость?!

Дорогие мои, запомните, если вы берете книгу по настойчивым советам подруги, которая к тому же в полном восторге от сей писанины, на многое не надейтесь.

Меня сразу насторожило название: «Мой нежный принц».

Ну, просто даже если подумать...

Как книга с таким названием может оказаться нормальной?

Нет, я не спорю, может для двенадцати или тринадцати лет она покажется очень даже ничего. Или, скажем,  для девушки, которая буквально грезит всеми этими ванильностями... Да я думаю, и еще парочка категорий людей найдется.

Но я определенно к их числу не принадлежала.

Обладая всей своей богатой, обширной, невероятной фантазий, я просто не могу представить, что мужчина, которому двести (не пятнадцать, не семнадцать, не четырнадцать, а двести!) лет может поступать так, как этот Трайниэль.

Это же просто кошмар какой-то! Логика с криками: «Караул! Мне здесь не рады!» сбежала из этого мужского персонажа.

Сейчас я поясню причину моих негодований.

 У него буквально из-под носа украли возлюбленную. А Трайниэль вместо того, что бы сразу сориентироваться, попытаться её найти, продумать, кому выгодно её украсть и т.д. и т.п., начинает метаться по поляне и кричать: «Аринэлия! Аринэлия!».

Нет, я все понимаю, но он вообще нормальный?! Она что после этих слов должна вернуться и сказать: «Я тут, любимый! Просто меня отводили носик припудрить», так что ли?

Короче, моим возмущениям нет предела. Трайниэль - ужасен, а роман в целом, ну очень банален.

А теперь, наверное, у вас возникает вопрос, почему я, вся такая скептичная, эту ерунду читаю?

Да без понятий!

Не могу перестать читать и все тут, хоть тресни! Это же целый мир, пусть кривой и косой, но существующий, в котором я живу, и который не могу покинуть просто так. Я же не просто читаю и ставлю галочку, а переживаю за героев, нахожу своих любимчиков и тех, кто откровенно бесит. Могу просидеть с книгой целые сутки, и мне не будет нужен никто кроме неё.

И совершенно не важно, что читать: научную фантастику, детективы, классику, любовные романы, фэнтези, приключения...

Я во все «вживаюсь».

Просто ухожу с головой в книгу, и нет меня - что довольно печально.

Получается, живу-то я книгами, а не реальностью. И что в итоге? Семьи - нет, отношений - нет, даже кота и то нет. Совсем все плохо.

Размяв шею, я снова взяла роман в руки.

Из открытого окно доносились запахи выпечки из пекарни, что стояла неподалеку, а также голоса и шум машин.

Но нужно ли мне все это? Нет...

Мне бы хотелось оказаться в книге, где весело, много приключений, опасностей, где просто «не здесь».

Настроение стало медленно, но верно портится. А в душе от такой вселенской несправедливости поднялась буря эмоций. Ну почему я «тут», а не где-нибудь «там»?

Вздохнув, поднялась и отправилась на кухню за коньяком, оправдывая себя вечером пятницы.

Налив себе рюмочку, положила книгу на обеденный стол и села сама. Посмотрела на обложку с тоской.

Прямо сейчас я завидовала черной-синей-фиолетовой завистью этой Аринэлии только потому, что она живет в фантастическом мире, а не в моем.

Да, я знаю, это клиника. Но что поделать?

Снова вздохнув, залпом выпила рюмку и вытерла рот, совершенно не заботясь об эстетичной стороне вопроса.

И только моя рука снова потянулась к бутылке, как я почувствовала слабость и просто непреодолимое желание поспать.

Эк меня унесло! Да, сказывается долгое воздержание от употребления спиртных напитков.

Даже не желая бороться со своим организмом, придвинула к себе книгу и, положив на нее голову, закрыла глаза.
Неожиданно захотелось спать. Я была не в силах даже положить роман на стол и нормально лечь на диван. Поэтому я просто откинулась на спинку и, прижав книгу к груди, заснула.

***
 

Меня целовали, нежно, почти неощутимо.

«Фу какая гадость!» - как сказала бы героиня небезызвестного мультика.

Я не люблю так.

Погодите!

Я была у себя дома.

У себя! Дома!

И дома ничего целующегося у меня уже год как не водилось.

- Аринэлия, - услышала я полустон-полувсхлип.

А теперь внимание: мужской полустон-полувсхлип!

Тэк-с, енто что такое вообще?

Так-так, еще минуточку постопорите: Аринэлия?!

Я оттолкнула от себя субъекта страсти и открыла глаза.

Первое, что поняла: я точно не у себя дома.

Голубое ясное небо, едва замутненное дымкой облаков. Зеленая полянка, цветочки, душистый запах трав...

 А передо мной... эм... какой-то женоподобный представитель мужского пола. Поясню, что имею в виду: красивый, но слащавый больно.

Что-то вроде Роберта Патинссона в роли Эдварда из «Сумерек». Даже хуже...

Овальное лицо, широко распахнутые глаза с длинными ресницами, прямой нос правильной формы, пухлые губы линия подбородка вроде резкая, но не придает брутальности лицу.



Анастасия Миллюр

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться