Если ты попала в книгу или осторожно, мысли материальны

Размер шрифта: - +

Глава 22

Мне было легко и хорошо. Я парила где-то, внутри и вне меня было лишь спокойствие и темнота. Впечатляющее сочетание. Я летала, пока не увидела свет впереди и пошла к нему. При приближении оказалось, что это не просто свет, а цветущий сад, который лучился добротой, любовью, заботой. Где-то я уже чувствовала себя так, в чьих-то руках... Но воспоминание или ощущение ушло из головы быстрее, чем я могла осознать его. Мои прозрачные ноги ступил на землю  тут же меня окружил поистинне райский запах. Сладкий и свежий одновременно, это и запах гардении и морского бриза, что-то божественное. Я огляделась и была поражена сочностью тонов и красок. Невероятная красота! Тут я увидела двух малышей, они бежали ко мне и кричали "мама". Разве у меня есть дети? Рука неосознанно потянулась к животу. Дети... Дети... Дети... Малыши приближались. Мальчик и девочка лет трех, невероятное похожие: смуглые, с черными волосами и почти черными глазами, так напоминают кого-то...

- Мама! - снова услышала я радостный крик и тут же меня обнимают детские ручки. Меня захлестывает нежность и любовь, я опускаюсь на колени и обнимаю деток.

- Вы  мои хорошие!

Мои хорошие... Мои хорошие... Мой хороший... Какое-то воспоминание пыталось пробиться ко мне, но что-то будто не давало ему это сделать.

- Мама, пойдем! Там дядя он ждет тебя!

Я посмотрела на мальчика и улыбнулась. Он так похож на... Кого? Я взяла детей за руки и позволила им вести меня.  Вскоре я действительно увидела "дядю". На плетеном кресле-качалке сидел старец с длинной белой бородой и белых одеждах. Он поднял на меня глаза и улыбнулся:

- Ну здравствуй, Виктория.

И я вспомнила, все вспомнила. Тут же комок встал в горле и я прохрипела:

- Значит, я умерла.

- И да, и нет, - был мне ответ.

Я была не в том состоянии, чтобы вникать в высокий философский смысл сранных фраз дебильных старцев.

- Кто вы? - немного истерично воскликнула я.

- Мама не волнуйся, - дернула меня за руку малышка.

- Нет, нет, конечно, мама не волнуется, - прошепттала я ласково,  а потом снова обратилась к старику, - Что происходит?!

- Садись, - он кивнул на траву, я села и усадила на колени детей. прикосновение к ним не давало мне сорваться.

- Ты умерла в том мире, Виктория.

Я так и знала.

- Но в том, что так получилось есть моя вина, - он склонил голову, как бы признавая ошибку.

- Что это значит?!

- Понимаешь, я можно сказать босс всех Богов, и я должен был следить за всеми своими подчиненными, но упустил из внимания Алеисандро, он всегда был слишком самонадеянным и постоянно вынашивал какие-то глупые планы, я должен был уделить ему пристальное внимание, но не сделал этого и вот результат.

Я прищурилась.

- Так-то оно, конечно, так, но к чему вы клоните?

- Я могу снова вернуть тебя в тот мир, - произнес босс после долгой и мучительной паузы.

- Снова в тело Аринэлии?

- Нет, ее тело мертво, но даже если бы это было возможно, оно уже сожжено.

Я вздрогнула.

- И что же тогда?

- Я перенесу тебя в тот мир в твоем теле.

- А дети?

Я лихорадочно прижала уснувших малышей к груди.

- Я думаю, что смогу вернуть и детей, это не сложно.

Слишком все идеально, я подозрительно посмотрела на Бога.

- И все бы хорошо, но в чем подвох?

- С чего ты решила, что он есть? - "удивился" он.

- Скажем так, я села на свои розовые очки в восемнадцать лет и больше их не надевала.

Бог покачал головой.

- Земляне перестали верить в чудеса, стали слишком расчетливы и приземленны.

Я усмехнулась.

- Ну давайте, переубедите меня и скажите, что вами сейчас движет совесть и вселюбовь, а не холодной и четкий расчет.

Бог рассмеялся.

- Ладно, ты угадала. Дело не только в этом. Скажем так, лучше предотвратить угрозу, если ты в состоянии это сделать, чем потом бороться с уже сущетсвующей.

- Что это значит?

- Потом поймешь, -  усмехнулся босс. - А сейчас, тебе пора.

- Подождите, а Тьма? - окончательно обнаглела я.

В том, что ты являешься частью плана, а не объектом помилования есть свои плюсы. Босс Богов задумался, а потом будто сам себе произнес задумчиво:

- Да, наверное это необходимо.

И уже громко мне:

- Будет у тебя и твоя Тьма.

Замечательно.

- Приготовься.

Я поцеловала в лобик детей, всетаки я теперь смогу их увидеть только через несколько месяцев,  и закрыла глаза. Тут меня подхватило, что мягкое и приятное, а потом боль. Невероятная боль: в голове, в ногах, в груди, в руках, в животе. Болело все, что можно и темнота... Что-то часто я стала падать в темноту, мелькнула у меня последняя мысль.



Анастасия Миллюр

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться