Если я вернусь

Глава II

 

 

1

Следующий день у Анастасии Андреевны выдался насыщенным во всех отношениях: событиями, эмоциями, настроением.

С утра отправилась в свою фирму, чтобы решить несколько вопросов, которые нельзя было отложить до понедельника.

Постаралась освободиться к обеду, примчавшись к родителям за пять минут до назначенного времени. Она торопилась и, открывая железную дверь подъезда, столкнулась со странного вида морщинистой старухой, которая была одета в черную старомодную одежду, только на шляпке были затейливые красные цветы, а на шее такого же кровавого цвета шарф. Анастасия не разглядывала ее, но образ странной черной старухи мгновенной фотографией запомнился ей. И еще мелькнула мысль, что от нее должно было пахнуть нафталином, но пахло дорогими духами. Анастасия по инерции шагнула вперед, но старушка стояла как вкопанная. Анастасии пришлось остановиться и пропустить женщину.

—Извините, - бросила мимоходом.

Старушка вышла из проема двери, и Анастасия устремилась в подъезд.

—Остановись! - хрипло зарычала старуха.

Настя остановилась, но замерла, не поворачиваясь.

Старуха помолчала, а потом друг чистым звучным голосом заставила молодую женщину вздрогнуть.

—Не туда спешишь, красавица. Смотри, не успеешь.

Послышались шаги. Настя обернулась, но никого не увидела. Неторопливо подошла к лифту, послав ко всем чертям чокнутую старуху.

Обычно, мать, Зоя Яковлевна, собирала всех к двум часам и, можно сказать, выдрессировала детей и внуков, чтобы те никогда не опаздывали.

В роду у них были и рабочие, и служащие, были токарь, врач и учительница, но более всего мать гордилась какой-то бабкой-дворянкой, хотя Анастасия называла это “дворянской спесью”. “Будь проще”, - давала она периодически матери совет, на что мать высокомерно поднимала голову и отвечала: “Деточка, мне это не дают сделать мои предки”.

Зоя Яковлевна собирала домашних в субботу, но не каждую неделю, а о субботнем приеме уведомляла всех заранее, рассылая открытки, с назначением обеда на неизменные два часа. Анастасия, получая очередную открытку, звонила матери и напоминала ей, что сейчас у всех есть телефоны под рукой, и куда проще позвонить, чем сообщать об обеде устаревшими “дедовскими” способами. Мать поджимала губы, обещала в следующий раз позвонить, но опять возвращалась к открыткам, отдавая дань эпохе предков.

Получив открытку, приглашающую на сегодняшний обед, Анастасия не удержалась и позвонила матери напомнить о телефоне, но та сообщила, что потеряла свой сотовый и только что нашла его.

    И дочь, приехав на обед, вручила матери новенький сенсорный телефон. Мать поворчала, но было видно, что она довольна подарком.

—Ты бы не тратила на меня, - опустила она глаза, - купила бы что-нибудь племянникам.

—Их я тоже не обижу. Смотри, это кукла для Маши, а Витя сам решит, что ему купить.

Мать знала, что племяннику Настя давала денег вместо подарка, и поощряла это.

—Мой старый телефон без конца не работал, я просто замучалась с ним, - мать продолжала рассматривать новый аппарат.

Стол в гостиной был большой, места хватало всем, даже оставались свободные места, как однажды определил отец, для Настиной семьи.

Готовить  и убирать Зое Яковлевне помогала соседка, одинокая пожилая женщина, которую все называли просто - баба Таня, за это она получала небольшую плату, что устраивало обеих женщин.

Комнату украшали стеклянные шкафы с сувенирами со всего света: отец долгое время служил журналистом-международником, привозя памятные вещицы для жены и детей, которые теперь пылились в шкафах.

Все приглашенные явились вовремя, хозяйка, довольная, позвала всех к столу и проследила, чтобы каждый сел на свое место. Стол уже был красиво сервирован. Дети под взглядами бабушки молча уселись, понимающе переглянулись, Витя подмигнул младшей сестренке.

Обед начался в полном безмолвии. Каждый старался не смотреть на присутствующих, глядя то в тарелку, то на сувениры, стоящие за стеклом. Только хозяйка дома смело переводила взгляд с одного гостя на другого, она была довольна, что собрала семью, сплотила ее, и наслаждалась результатами своего труда. Отец, как и все гости, сидел молча.

К середине обеда дети начали шепотом переговариваться. Мать сначала грозно смотрела на них, шикнула и погрозила пальцем, потом сделала замечание. Вмешалась Анастасия.

—Почему мы всегда молчим за столом? Не лучше ли было поговорить, обменяться информацией, посмеяться, в конце концов?

—За столом надо есть молча, - подняла подбородок мать, и фраза прозвучала свысока.

—А мне нравится молча есть, можно подумать, расслабиться, зная, что никто не будет доставать тебя хотя бы на время обеда, - Илья поддержал мать, но при этом посмотрел на Ольгу.

Та вспыхнула.

—Это я тебя достаю? - она сдвинула брови, готовясь к очередной битве.

—На воре шапка горит, - он положил себе на тарелку кусок рыбы. - Я о тебе даже не думал в тот момент.

—Нет. Подумать только! - не унималась Ольга. - На воре шапка горит! Чем же я тебя достаю? Мне для семьи периодически не хватает средств, но тебе и сказать нельзя об этом. Получается, что я тебя достаю.

Илья положил вилку, вытер салфеткой рот.

—Успокойся. От твоих разговоров пропадает аппетит.

—Успокойся, Оля, - мать решила прекратить спор, чтобы он не перешел в ссору. - Настя, помоги брату решить его проблемы. И закончим на этом.

—Какие проблемы я должна решить, Зоя? - Анастасия тоже отложила вилку.

—Ты же понимаешь, что семье твоего брата катастрофически не хватает денег. Так помоги им! И не называй меня Зоей. Сколько можно повторять? Я тебе не подружка.



Галина Жадан

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться