Если я вернусь

Глава III

1

Чтобы отдохнуть и зарядиться энергией на следующую рабочую неделю, Анастасия привычно отправилась в воскресенье в тренажерный зал, после чего посетила спа-салон. В этот раз она не поняла, чего получила больше: отдыха или усталости. Видимо оттого, что ее преследовала неотступно мысль - остановись! Как это сделать? Для чего? Чего она не понимает?

Может быть, просто всё забыть? Но зловредная старуха не желала исчезать, а красные розы на ее черной шляпе шевелили лепестками, как будто змеиный клубок. Или ей это только казалось?

Странно. Странно всё это, - шептала она и делала вдох, как будто опять чувствовала тот приторно-горький запах духов, который исходил от нафталиновой старухи.

Кажется, процедуры спа-салона в этот раз не пошли впрок, - решила она и решила отдохнуть вечером дома на диване. Трудовая неделя была насыщена важными делами и мероприятиями. Конечно, она выдержит, но отдых ей не помешает. Она и прежде уставала, но никогда не отменяла ни одной встречи и не увиливала ни от одного лишнего пункта плотного графика. А сегодня вдруг засомневалась: выдержит ли? С чего это такие сомнения? Она удивлялась своим мыслям и опять видела перед глазами старуху.

В понедельник, войдя в кабинет, она тут же забыла все свои воскресные сомнения, почувствовала себя в родной стихии, с головой уйдя в работу. Выглядела она посвежевшей, отдохнувшей, и сотрудникам казалась верхом совершенства. Для них это было непостижимо, как она при таком плотном графике умудрялась выглядеть так, будто только сошла с обложки модного журнала. Сотрудницы обсуждали новый маникюр начальницы и новый деловой костюм цвета морской волны, в котором можно было идти на любое мероприятие от собрания в офисе до высоких презентаций. А новая стрижка привела их просто в восторг. Всё это было замечено и обсуждено тихим шепотом и короткими фразами, чтобы не отвлекаться от работы, тон которой и задавала сама начальница.

В понедельник она вышла из офиса, когда на улице было темно, машин, как людей, стало намного меньше, лишь у выхода охранник посмотрел на нее удивленно-равнодушным взглядом, мол, чего удивляться, у каждого могут быть свои дела.

Вторник оказался не менее загруженным, чем понедельник, но вечером к ней должен был прийти Стас Вершинин, и Анастасия ушла чуть позже остальных сотрудников, которые расходились все одновременно, не задерживаясь ни на минуту после восемнадцати часов. Пройдя по опустевшему офису, она не удержалась, надменно улыбнулась.

—Разбежались, как тараканы, - с презрением заметила директор и вдруг подумала о том, что она никогда не видела живых тараканов, только в передачах по телевизору и в музее, пришпиленных булавками на стенде.

Она приехала домой раньше, успела принять душ, достала из морозильника пиццу, сделала салат, порезала сыр. Стас пришел на взводе, видимо, еще переживая какие-то неприятности, но увидев Анастасию, которая светло улыбалась, отражая покой и нежность, моментально забыл о своих проблемах. Он пробыл у нее часа три, а когда уходил, Анастасия невзначай напомнила ему, что сегодня ровно год, как у них сложились отношения. Он удивился, приподняв брови, словно она рассказала ему о чуде, извинился, что забыл о такой замечательной дате, вытащил портмоне, достал с десяток крупных купюр и протянул улыбающейся Анастасии.

—Купи себе подарок, милая. И еще раз прости медведя, совсем вылетело из головы.

Она привстала на цыпочки, поцеловала его, еще раз обольстительно улыбнулась, заставляя его переминаться с ноги на ногу, не желая уходить от нее.

И опять на следующий день рабочая суета, а вечером к ней пришел гость, который приходил к ней по средам. Это был Егор Васильевич Черномазов мужчина старше Вершинина, среднего роста, с небольшим брюшком, и, по словам Анастасии, “владелец заводов, газет, пароходов”. Егор Васильевич, в отличие от Стаса Вершинина, любил поговорить и очень ценил Анастасию в этом качестве. Он любил рассказывать друзьям, что у него есть “личная гейша”, не уточняя, кто именно, но восхваляя ее ум, образованность и красоту. Он безмерно ревновал ее, поэтому даже под пытками, наверное, не выдал бы ее имени, желая обладать ею единолично. Он не знал о Вершинине, и был счастлив в своем неведении. И не смотря на то, что оба они были женаты, растили детей, гордились своей Настей.

В этот раз Егор Васильевич торопился, срочные дела неумолимо призывали его к себе, поэтому он пробыл у нее не больше часа, успев рассказать о своих делах и выслушать комментарии удивительной женщины, которая подсказывала, что делать ему, если вдруг он сомневался. И еще ни разу совет Анастасии не оказался бесполезным. А это Черномазов особенно ценил в своей “гейше”.

Так что сегодня вечер у Анастасии оказался более-менее свободным, и она решила просто отдохнуть: приняла ванну с хвоей, успокаивающими солями и легла спать. Ее широченная кровать встретила ее легким ароматом свежего белья и нежностью шелковых простынь. Спала она крепко и утром проснулась в прекрасном настроении. Ей даже приснился сон, где она постоянно чувствовала, что какой-то мужчина очень сильно ее любит, но так и не увидела его самого. Осталось только ощущение чего-то светлого и радостного, и с этим настроением она поехала на работу. В этот день она не стояла даже в пробках на московских загруженных улицах.

До субботы она оставалась в этом легком и радостном настроении, которое держало ее в ожидании чего-то причудливого и странного, но не поддающегося объяснению.



Галина Жадан

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться