Если я вернусь

Глава VI


 

1

Марина ждала Анастасию в субботу, надеясь, что они вдвоем поговорят со Светой и убедят ее в том, что нельзя ничего скрывать от мамы. Марина верила, что подруга обладает даром убеждения и сможет повлиять на дочь. Она сама пыталась беседовать с дочерью, но Светка, ее любимая Светка, просто замолкала, никак не реагируя на ее правильные слова. А в том, что это были правильные слова, она не сомневалась. Но, как оказалось, все правильные слова разбивались на мелкие части и разлетались стеклянными осколками.

Пока Марина готовила обед, дочь собралась уходить.

—Ты куда? - Марина вышла в коридор, где дочь уже обувалась, строго спросила. - Может быть, расскажешь?

—К бабушке, - Света опустила глаза.

—Почему не спрашиваешь меня, не сообщаешь, что уходишь, в конце концов? Тебе только двенадцать лет, а ты уже игнорируешь меня.

—Потому что ты игнорируешь меня, - парировала дочь. - А сегодня не пустила меня к друзьям. Ты не слышишь меня, а только ругаешь и наказываешь, не подпуская меня к компьютеру.

—Быстро разуйся и иди в свою комнату!

—Ты мне все портишь. Я рассказала тебе про одноклассницу, которая начала курить, так что ты сделала? Не придумала ничего умнее, как пойти в школу. Все узнали, что это я тебе сказала, и устроили мне бойкот. Думаешь, мне легко после этого учиться в школе.

—Я считаю, что правильно сделала.

Вот. Ты не понимаешь. А меня ты спросила? Я давно перестала тебе говорить что-либо о школе, и ты даже не заметила. Тебе не интересно со мной. Ты не можешь спокойно со мной разговаривать - сразу ругаешь меня. Мне тоже с тобой не интересно. Мне надоело оправдываться перед тобой. Я ухожу.

—Никуда ты не пойдешь!

—Я пойду к бабушке. Она поможет мне с уроками.

—Я помогу тебе.

—Тебе некогда.

—Я тебя сейчас выдеру, как Сидорову козу.

—Я позвоню в органы опеки, если ты меня ударишь.

—И тебя отправят в детский дом.

—Вот и хорошо. Там мне будет лучше.

—Глупая! Что в детском доме хорошего? Ты подумай: неужели тебе с родной матерью плохо?

—Плохо. Ты меня не понимаешь.

—Вот как ты заговорила. Я для тебя стараюсь, работаю. Могла бы и оценить.

—Можешь не стараться. Всё. Меня бабушка уже ждёт. Я переночую у нее.

Света схватила рюкзачок, закинула его за спину и выскочила в подъезд.

—Вернись! - только и успела крикнуть Марина.

—Позвони, как приедешь к бабушке, - тихо добавила она, сев на тумбочку, на которой лежала ее сумка.

Невеселые мысли накинулись на нее, как только дочь ушла. Ей хотелось кричать, что дочь не права, что она все делает для нее, негодовала на то, что Света предъявляла ей какие-то дурацкие счеты. Потом позвонила матери, которая подтвердила, что ждет Свету. Марина успокоила себя хотя бы в том, что дочь не обманула ее, но уход дочери испортил ей настроение окончательно.

Марина позвонила Насте, стала рассказывать про дочь, не выдержала, расплакалась.

—Успокойся. Собирайся и приезжай ко мне.

—Но как? Я тут обед готовлю.

—Брось свой обед. Приезжай ко мне. Я закажу еду в ресторане. Ты какую кухню предпочитаешь? Французскую? Китайскую?

Марина рассмеялась сквозь слезы.

—Китайскую, - всхлипнула, сделав выбор.

—Всё. Собирайся. Жду.

 

2

Марина приехала с Насте с каменным лицом, стараясь не плакать, но всё глаза выдавали страдание и тоску.

—Пока ты собиралась, мне уже всё привезли. Пойдем, поедим. Хочешь вина.

—Я выпила бы пятьдесят грамм коньяка.

—Да? - Удивилась Анастасия. - Крепко тебя припекло! Ну, коньяк, так коньяк. Я тоже с тобой за компанию выпью.

Марина выпила коньяк залпом, удивив еще раз Настю, которая в этот раз только посмотрела на подругу, но промолчала.

—Стаси, скажи, я плохая мать?

—Так. Кажется, начинается самобичевание. Больше не налью. Ешь, - заставила она подругу.

—Вкусно, - Марина положила фарфоровые палочки. - Я ничего не понимаю. Я стараюсь для нее, стараюсь, а она теперь без конца уезжает к бабушке.

—Радуйся, что не к кавалеру.

—Да ты что? Ей еще только двенадцать лет. И каждый раз дерзит, говорит, что я ничего не понимаю. Не знаю, что делать.

—Я с удовольствием поделилась бы с тобой опытом, но у меня, извини, его нет. Постарайся с ней поговорить.

—Пыталась. Не слушает. Поговори ты с ней. Стаси, у тебя другого опыта хоть отбавляй.

—Какого - другого?

—Ну, - замялась Марина, - служебного. Ты же общаешься с сотрудниками как-то.

Настя улыбнулась, удивленно подняв брови.

—Ну, ты даешь! Будь Светка постарше, я взяла бы ее к себе в фирму, нашла бы ей подходящую должность, глядишь, и она посмотрела бы на тебя со стороны.

—Когда она будет постарше, и мы будем уже, мягко говоря, не очень молоды.

—Да, брось. Возраст - это ты сама его себе выдумываешь. Возраст - это, что мы о себе думаем. Ты вот ешь китайскую еду. А китайцы, между прочим, советуют никогда не думать о возрасте. Я еще совсем молода, у меня впереди бесконечная жизнь. Я столько должна еще сделать! Ну, как-то так. А твоя Света - девочка. Нужен особый подход. Тебе надо обратиться к психологу. Есть много методик, как разговаривать с детьми, тебе посоветуют, а потом и Свету сводишь, вместе поговорите.

—Да, наверное, я так и сделаю. Психолог. Это неплохой выход, - Марина даже повеселела. И вдруг сходу переключилась. - А помнишь наш поход в ресторан?

Анастасия замерла.

—Помню. А что?

    —А знаешь, мне не понравился полковник. Какой-то балабол. Наверное, любитель выпить. А вот подполковник ничего, приятный. Суровый, строгий, наверное, обожает служить. Настоящий офицер!



Галина Жадан

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться