Если закроются Врата

Размер шрифта: - +

Если закроются Врата

ЕвгенияХаль

Илья Халь

 

Если закроются Врата...

 

 

" И случилось: после того, как сыны человеческие умножились, в те дни у

них родились красивые и прелестные дочери. И ангелы, сыны неба, увидели их и

возжелали их, и сказали друг другу: "Давайте выберем себе жен в среде сынов

человеческих и родим себе детей!"

Книга Еноха, эфиопский вариант.

 

Гелиэль, старший брат, умирал. Младший брат, Эйаэль  склонился над ним, положил теплую ладонь на холодные пальцы брата. С раннего детства они играли в эту игру: взявшись за руки, представляли себе, как это все случилось до Всемирного Потопа. В словах не было нужды – братья обладали мысленной связью. Один всегда видел то же, что и другой...

 

...Рахель собирала травы, нежась под лучами весеннего солнца. Тяжелый медовый аромат растекался по цветущему лугу, клонил в сон, навевая грешные, налитые соком, как спелые ягоды, думы. Внезапно синее небо потемнело, поднялся сильный ветер.

– Бежим! – крикнула старшая сестра Ада, и потянула младшую Рахель за руку. Ада продолжала кричать , но ее голос заглушили тяжелые хлопки мощных крыльев. А Рахель, как завороженная, застыла на месте, выронив корзинку, и смотрела, как с неба спускались ангелы. Один из них ударился о землю возле Рахели, и немедленно вскочил на ноги. Он был огромен, силен, мощный обнаженный торс медью блеснул на солнце.

– Пойдешь за меня замуж, дочь человеческая? – он протянул к Рахель руку с длинными узловатыми пальцами без ногтей. В лукавых, зеленых глазах с диковинным вертикальным зрачком заплясали смешинки.

– Да, – прошептала Рахель, и ангел накрыл ее крыльями, как плащом.

– Я научу тебя волшебству, – раздался за спиной Ады вкрадчивый, тягучий, как медовый нектар, голос другого ангела, – я открою тайны трав, которыми ты лишь украшала жилище, не понимая их скрытой силы.

– Да, – чуть поколебавшись, ответила Ада, – и черные, с синевой крылья, сомкнулись над ней…

 

…И родились у дочерей человеческих исполины, головой достающие до неба – нефилим, полуангелы…

– Уриил! – голос Творца прогремел яростью, и ангел–посланник поспешно разогнав облака, появился перед входом в тайную комнату с Огненным Занавесом, скрывающим Создателя от всех, кроме Метатрона – Габриэля, Гласа Божьего.

– Грязью наполнилась земля, Уриил, похотью и смрадом, и все из–за исполинов, от ангелов и дщерей человеческих рожденных. Лети к Ною, внуку Эноха – праведника, которого я живым допустил на небеса, и вели ему скрыться, ибо предстоит конец нечистого мира. А Азазеля, который против меня пошел, свергни в геену огненную вместе с нефилимами, чтобы и след их нечистый исчез. И тогда мы все начнем заново.

Уриил покорно склонил голову и расправил крылья…

…– Ничего у Тебя не выйдет,  – зло улыбнулся Азазель, когда первые капли холодного, как страх, дождя, упали на его лицо, обращенное к небу.

Когда разверзлись хляби небесные, во всем мире нашлось только одно место, где было сухо и тепло: Великие Йеменские Врата – Подворье Смерти – Хадрамаут, как называли их местные жители. Туда и увел Азазель полуангелов. Не было в мире Врат места для исполинов. И тогда сотворил Азазель заклятье уменьшения, и стали исполины обычного роста человеческого.

Йеменские Врата – дверь в иной мир, где нет Творца, ненавидящего их, нет Потопа и мерзких людишек – любимцев Господа. Нефилимы сумели открыть Врата, но не смогли уйти в иную реальность. Остались в узком ущелье – коридоре между мирами, потому что Азазель рассказал, как открывается Подворье Смерти, но не успел научить , как оно закрывается. Творец заточил мятежного ангела в ледяной пустыне. А пока Врата открыты, переход в иной мир невозможен. Междумирье цепко держит полуангелов–полупленников...

 

Эйаэль едва слышно прошептал:

– Ты выживешь! Мы ведь с тобой счастливчики!

Они и вправду были счастливчиками. В маленьком мире Врат  рождалось очень мало детей, а родившиеся почти не выживали. Они не были так же огромны, как их отцы, рост их был сравним с ростом обычного высокого человека. В какой–то мере это было даже удобно – легче прятаться среди людей. Важнее всего была полученная в наследство магия, а также особый "взгляд ангела", против которого не могли устоять большинство сынов человеческих, исключение составляли лишь праведники и колдуны. Посмотрев в глаза нефилиму, люди сразу же безоговорочно верили всему сказанному, а также послушно выполняли все его указания. Поэтому братьям не составило особого труда вступить в орден Иоаннитов–госпитальеров, защищающий паломников на Святой Земле.

Раненый Гелиэль застонал и облизал пересохшие губы. Сейчас он выглядел глубоким стариком. Не выходя в мир людей, нефилимы не старели. Вне Врат время разрушало их. Сто двадцать лет, отмерянных Творцом – не такой большой срок, когда нужно найти ключ, запирающий Подворье Смерти, и не знаешь, где искать, а мир так велик. Так трудны и бесконечны пройденные дороги в разных странах и городах, а непройденные еще труднее.

Все должно было решиться здесь, в Иерусалиме. Старший брат прожил сто девятнадцать с небольшим в земном мире. Осталось совсем немного, но могло бы хватить, если бы не кинжал сарацина, подло ударившего из–за угла. Кровь... нефилимы отдавали её, чтобы открыть Врата.



Евгения Халь

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться