Эслинн

Размер шрифта: - +

Глава 9

Оставив лошадей на постоялом дворе, обеспокоенные исчезновением Эслинн, путники направились к роще, где можно было легко осуществить спуск к реке.

Никто не решался нарушить тишину, она угнетала и нашептывала каждому на ухо, что собственные страхи и опасения никуда не ушли. Они затаились в темных уголках души, в ожидании, когда можно выбраться наружу.

Ленивое светило не спешило выбираться из-за холмов, и темнота окутывала смельчаков, рискнувших бросить вызов белому демону Биргеру. Потом алая полоска зари забрезжила над редким лесом. Эдвард глядя на первые лучи солнца верил, что тьма не может быть вечной, что приходит время страданий и время радости. Внутренний голос принца твердил, что надо верить в собственные силы. Однако в эти минуты вера не казалась настолько крепкой. Сомнения искали брешь в душе Эдварда близкого к отчаянию. Однако он говорил себе, что они справятся, но не слишком уверенно. Не слишком, надеясь, на удачу.

Воды реки неслись быстро, образуя небольшие заводи в местах, где на глубине темные ямы ждали оступившегося ротозея. Иден, посмотрев по сторонам, попросил друзей быть настороже, и когда солнечные лучи окрасили воду розовыми бликами, остановился, а потом ловко перебрался с прибрежных камней на середину горной реки.

Поток мог снести в заколдованную воду в любую минуту, так казалось Эдварду, но Идену удалось в свете рассветного солнца произнести заклинание и вылить в воду эликсир способный развеять чары.

О том, что колдовство снято, заговорили камни, превращающиеся в людей, рыба, заплескавшаяся в воде.

Иден коснулся кончиком пальцев бегущих струй, опасаясь чего-то, по мнению Эдварда слишком рискуя. А потом, улыбнувшись, перебрался к друзьям на берег.

– Пора подняться вверх по течению и сообщить дочерям Вардена, что происходит во дворце.

Юркий Бекан бежал впереди, перепрыгивая с камня на камень. Неуклюжий Нейл, спрятав топор в ножны за спиной, смело замочил ноги, жалуясь на мозоль. Эдвард замыкал их небольшой отряд и не ощущал радости. Теперь все его мысли занимало похищение Эслинн. Где она и какая опасность угрожает принцессе, размышлял принц.

Над рекой склонились ивы и ракитник, а в высоком камыше слышалось кряканье уток и кваканье лягушек. Река ожила и несла весть, что проклятие окаменения снято.

Дочери Вардена сидели на берегу, с удивлением взирая вокруг. Их мокрые сорочки прилипли к красивым телам и заставили девушек зардеться при виде подходящих воинов.

– Что вы делаете в королевских угодьях?! – гневно спросила черноволосая Брианна, не зная, что еще можно сказать, чтобы отогнать гнома, гоблина и эльфа с юношей с рыжими волосами. Они, по всему не особо удивились появлению на берегу раздетых сестер принцесс и невозмутимо предложили им дорожные плащи.

– Это очень любезно с вашей стороны, – поблагодарила Идена белокурая Имоджин. А так как путников было четверо, плащей не хватило на всех. Те не менее, Эдвард снял длинный камзол, который стал словно платье для малышки Венегил.

– Вам не стоит спешить во дворец. – Слова Бекана заставили Имоджин сморщить хорошенький носик, а Брианну гневно метнуть в его сторону взгляд синих глаз.

– Согрейтесь, мы разведем костер, – тепло предложил Иден, – потому что у нас дурные вести.

Все это время молчавшая Айрис, самая старшая из сестер, непонимающе свела брови, спросив, не случилось ли что с отцом.

– Вы помните, как оказались в реке? – Эдвард не хотел затягивать разговор и перешел сразу к делу.

– Конечно, – кивнула сероглазая Имоджин, – стояла жара, и мы отправились искупаться… Только сейчас, – она посмотрела по сторонам. – Сейчас осень и листья почти, что облетели с деревьев.

– Тревор – маг горного короля наложил проклятье на реку Быстрая, – продолжил Иден, – неужели никто не помнит, как обратился в камень? – спросил он.

На его слова сестры удивленно покачали головами, а самая младшая Венегил заплакала.

– Ну, полно слезы лить, – пробормотал с неким сочувствием добряк Нейл, – это не самое страшное, что случилось с королевством.

– И вам надо быть сильными, принцессы, – добавил Эдвард, – потому что Варден умер, а на трон взошел Гилмор.

Он не стал долго тянуть с объяснениями, потому что исход был и так ясен. Слез и стоны принцесс стали ответом на его желание словно врачевателю содрать повязку с раны, быстро, чтобы наложить новую. Иной раз долгие объяснения становились мучительными, а решение приходилось принимать сейчас.

– Но, как же мы вернемся во дворец? – ужаснулась Брианна. – Гилмор подлый человек и никогда не нравился нам. Всегда удивлялась, отчего отец до сих пор не велел вздернуть его на виселице.

– Потому что вешают простолюдинов, – добавила Венегил. – А подобным Гилмору отрубают головы.

– Ну, и глупая ты гусыня, – бросила ей Брианна. Венегил в свою очередь назвала сестру вороной, и Эдварду, у которого никогда не было сестер, пришлось вмешаться и попросить принцесс успокоиться.

– Не в вашем положении начинать склоки из-за мелочей. Нам пора идти дальше, но вы должны узнать еще одну неприятную весть.

Разгоревшийся костер согрел и, успокаивал приятным дымком и тихим потрескиванием тлеющих веток. Сестры тихо плакали, слушая рассказ, который переходил, то от Эдварда к Идену, то к коротышке Бекану, а иной раз молчаливый гном дополнял длинную и драматическую историю путешествия друзей.

– Получается, что Гилмор заодно с Биргером? – спросила самая рассудительная Айрис. – Я слышала о нем, но не думала, что кто-то захочет выпустить его на свободу.

– Рано или поздно власть делает человека безумием, который не думает о последствиях своих действий. – Иден подбросил веток в костер, а Нейл по своему обыкновению закурил.



Таьяна Осипова

Отредактировано: 26.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться