Есть только мы. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Глава 12

Во входной двери тихо щелкнул замок. Так же тихо распахнулась дверь. Заходить в квартиру Сави не торопилась. Стоя на входе она смотрела вглубь квартиры, не веря в окончание рабочей недели. Стоит ей переступить порог, домашний уют примет в свои крепкие объятия, тишина наполнит слух блаженством, лишь настенные е часы будут тихо «шептать» о плюсах одиночества.

Войдя в квартиру Сави тихо прикрыла дверь, словно боясь нарушить хрупкое равновесие спокойствия и тишины. После тяжелых рабочих недель, переполненных общением, суетой и безумством, душе необходимо побыть в «невесомости». Забавно, после недели работы хотелось выть от усталости, душа рвалась излиться, а тело биться в конвульсиях. Но проработав еще неделю без выходных тело словно переступило невидимый рубеж, открылось второе дыхание, а может и третье. Душа наполнилась безразличной пустотой, тело атрофировалось и более не чувствует ни холода, ни усталости. Стоя облокотившись на дверь Сави молча прислушивалась к пустоте и бесчувствию, и получала удовольствие. Для неё привычное дело выматывать себя на работе до полного истощения. Мудрецы говорят: «Уметь выносить одиночество и получать от него удовольствие — великий дар.» С одиночеством она была на «Ты», получала огромное удовольствие от отсутствия общения с людьми, отдавая предпочтение музыке, книгам, компьютерным играм. Конечно, она общалась с людьми в сети, но как правило ограничивалась «деловыми» рамками. Все, что касается сети и работы, должно оставаться там же, в дом и семью дорога закрыта. Ничто не должно нарушать покой домашнего уюта, особенно если это заслуженный отдых.

С появлением Гидеона все перевернулось с ног на голову. Поначалу Сави убеждала себя, что один человек не нарушит привычного течения, но ошиблась. Размеренность нашей жизни, наши чувства и привычки зависят только от нас самих. Мы решаем, когда нам говорить, когда слушать, как реагировать и чувствовать. Мы сами себя привязываем к людям, приучаем к привычкам. Вроде ничего сложного, скажи себе «нет», останови себя или смени направление, но мы почему-то намеренно оступаемся, нарушаем данные себе обещания, идем на поводу общества. Мы идем куда нам скажут, говорим то, что требуют. Есть и такие, кто верен себе и своим принципам, сильные духом, но даже они не в состоянии устоять перед мимолетной слабостью, позволить себе не решать насущные дела. Сави верила, если Гидеон «пропадет», то ничего не измениться.

Гидеон уехал. В начале первой недели все шло гладко. Дом, работа, дом, работа. Все так, как должно быть, но потом чего-то стало не хватать. За беседами с коллективом и клиентами Сави начала искать глазами Гидеона в толпе. Происходило это не произвольно, глаза отрывались от людей и витрин, взгляд устремлялся в сторону выхода. Все время казалось, что за толпой или в толпе кто-то стоит, смотрит и ждет. Не увидев желаемого, женщина возвращалась к делам. По возвращению домой разум рисовал картину, как она откроет дверь, а там он. Стоит и улыбается. На кухне накрыт стол, стынет ужин. В холодильнике припрятана бутылка дорогого вина. Она заходит, он снимает с неё пальто, нежно целует и интересуется как прошел день. Ванна наполнена горячей водой, пахнет сиренью. Дом наполнен ароматами и красками уюта, заботы и любви. Дома стало светлей и просторней. Уже на второй неделе, открывая дверь, Сави ощущала холод тоски, в квартире стало как-то темно. Пуховое одеяло уже так не греет, еда кажется безвкусной, пропал аппетит. Теперь одиночество не радовало. В душу закралась крупица страха и ревности. Куда уехал Гидеон, она знать не знает, перед отъездом не интересовалась. Чем меньше она знает о его работе, тем крепче спит. Более того у Гидеона, как и у Совета и Альянса, есть враги. Но чувства беспокойства за жизнь «любовника» угнетали. Что бы перебить тоску и дурные мысли Сави отдалась полностью работе. Она не могла находиться дома, а работа отвлекала, выматывала. Возвращаясь домой Сави обессиленная падала в кровать.

Третья неделя прошла легче, несмотря на загруженность и моральные испытания. В душе образовалась не теплая и не холодная пустота. Еще пару недель и душа атрофируется окончательно, Сави вернется в привычную колею. В квартире еще чувствовался слабый призрак былого присутствия мужчины, но тело и разум уже не откликались, сохраняя хладнокровное спокойствие. Даже короткий конфликт с Ризой не зацепил струны подсознания. Савитар не придала значения словам девушки. За немалый опыт работы с людьми Сави повидала многое, и выслушала в свой адрес не мало. Сумасшедший не тот, кто сидит в психушке, а тот, кто свободно живет за ее пределами. Среди адекватных клиентов встречались уникумы, чьи действия не поддавались логике. Легко объяснимо поведение человека, находящегося под алкогольным или наркотическим опьянением, или находящегося в состоянии стресса, а также под давление чувств. Женщина и ее коллеги не раз становились причиной семейного конфликта клиентов. Так, например, одна из клиенток кидалась с кулаками и оскорблениями на женщин и витрины. Девушки встречали клиентов сияющими теплом и добротой улыбками, вели себя вежливо, были открыты с клиентами и с любовью демонстрировали товар. В общем соблюдали правила работы, но одной из клиенток показалось, что девочки через чур сильно любезничают с её мужчиной. Тут то и развернулась драма. Под раздачу ревнивой девушки попали не только работники и витрины, но и ее мужчина и клиенты. Шум, гам, звуки разбивающегося стекла. Толпа пытается утихомирить взбесившуюся девушку, выволакивает из магазина и сдает патрулю. Бывали случаи, когда девушки становились главными героинями историй о прошлом, от кражи мужа из чужой семьи до развала Советского Союза. В любом случае конфликты решались быстро, частенько тихо. Достаточно было напомнить особо умным и буйным об уголовном кодексе. Некоторые моменты не обходились без участия грамотных юристов. Кто-то же должен компенсировать порчу имущества и моральный ущерб кампании и сотрудников. Благо Виверна была полностью солидарна с Арени в отличии о прошлых хозяев других работ.



Самания Квин

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться