Естественно, магия

Ib. Пришелец. 11. Из глубины.

Невеста спросила Разрушителя:
– Есть ли что-то постоянное в мире?
– Конечно. Разрушение, например.

Эту комнату не замечали остальные волшебники. Два года назад ему пришло в голову, как можно замаскировать что-то от мага: достаточно прикрыть неизвестное известным. Ему плохо давались стандартные заклинания, а тут требовалась исключительная достоверность, следовательно, наложить маскирующее заклятие должен был обычный маг. Полтора года назад он занял эту комнату, вдали от сырости остального подвала, с нормальной магической вентиляцией, с хорошим, персональным выходом наружу. Тогда же пришлось пожертвовать доверчивым до наивности старикашкой Бенджи, магом-лекарем. Зато теперь полумагическая-полумеханическая дверь выглядела безобидной картиной того дедка, придавленной для сохранности магической печатью. Смерть старика послужила сразу трём прожектам – не самая бессмысленная растрата человеческих ресурсов.

Здесь, в тепле и уюте, маг встал наизготовку: полусогнутые ноги, правая чуть сзади, прямая спина, руки на груди, глаза закрыты. Он медленно развёл руки, обнимая воображаемую полуметровую сферу. Волшебник быстро заговорил, куда быстрее простого мага: он-то знал, почему он говорит, зачем и что. Двести лет маги с упорством бились о стену лингвистических поисков, а он понял: заклинания – не есть фрагменты какого-либо языка! Сейчас семиформа зависла в предпусковом состоянии. В этот момент волшебник испытал наслаждение, близкое к сексуальному: резкий звук – и заклинание раскроется.

Он сделал два осторожных шага назад и расслабился. Затем жестом приподнял из угла кресло, перенёс и бесшумно установил перед зависшим заклятием. Теперь всё готово. Он сел в кресло, запахнул полы халата и откинулся на спинку. Никто не должен видеть приготовлений: маг – это, прежде всего, эффект, а уж потом и эффективность. А уж семимаг – и подавно. Он щёлкнул пальцами и лениво произнёс в пространство:

Половодье вызывает Сарафа. – Он поймал своего визави со спины, застав врасплох: старый маг ещё только одевался в ярко-лиловую с чёрным мантию, обшитую серебряными нитями. – Приветствую!

– Я просил ожидать моего ответа на вызов, а не вламываться! – в сердитом надменном тоне послышалась легчайшая нотка испуга, которая не утаилась от молодого наглеца.

– Прошения прошу, – насквозь фальшиво извинился он. – У меня не получаются обыкновенные заклинания: пробой возникает немедленно…

– Да, ты уже говорил, но я всё равно не верю, – скороговоркой ответил пожилой. – В чём дело?

– Немного нового. Аномалия, так сказать, – улыбнувшись, ответил необычный маг. – Вы просили сообщать…

– Я слушаю, не тяни!

– Трёхпалая Птица возобновила поиски.

– Упрямство достойное ослов, – усмехнулся старый волшебник. – Надеюсь, это не все новости?

– О, нет! – семимаг хохотнул. – Дамы в грустях, кавалер утешает: похоже, мальчонка соскочил с крючка. Причём, в рекордные сроки.

– А вот это уже интересно! – оживился Сараф. – На их месте я бы радовался. В таком деле сбой – отличный результат! Как ты думаешь, они могут изменять место проявления?

– Да ничего они не могут, – молодой маг презрительно скривился, – курицы мокрые! Всё там же – в Париже.

– Хорошо, – его собеседник стал серьёзен. – Сейчас распоряжусь отправить группу.

– Зачем?

– Взять его под контроль, разумеется!

– У вас есть я, – тонко напомнил семимаг. – Кроме того, у нас ведь всё готово, чтобы и держать под наблюдением мальца, и проверить.

«Кто б ещё тебя держал под наблюдением! – зло подумал старик. – Наглое отродье предателя!» И сказал вслух:

– По плану «Нора»?

– Разумеется. Через недельку запустите в Париже «Подсечку», – спокойно рассуждал молодой маг, прекрасно зная о чувствах старика. – Пусть тамошние лентяи его пощупают.

– Как бы до смерти не защупали…

– На то и проверка, – семимаг улыбнулся.

– А если обломают зубы?

– У вас есть я, – веско повторил молодой нахал.

– Викки, а если с тобой что-то случится? Ты на опасном пути и ты – не первый, кто на него встал! Или ты об этом забыл?

– Я ушёл дальше всех! Опасности, от которых мрут новички, уже позади! – маг подался вперёд и его голос отяжелел. – Я близок к силе Древнего!

– И откуда тебе известна его сила? – резонно заметил собеседник.

– Я ушёл так далеко, что вижу предел! – Голова семимага самопроизвольно дёрнулась вправо на полсантиметра и вернулась, но он этого не заметил. – Предел силы в человеческом теле! Я его не достиг, но мне уже ничто не мешает его видеть! Это – как видеть конец улицы имени Люция.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться