Естественно, магия

16. Печаль и утешение.

Элеонора сидела у постели подруги, пока ту не сморил сон. Неудача обессилила Лиру, но душевная усталость и чувство тяжелейшего поражения не давали ей уснуть ещё три часа. И подруги разговаривали, пока больная волшебница не задремала.

Как же всё глупо вышло!

Надо рассказать Альфреду о неудаче. Он, конечно, не станет никому выбалтывать. То, что он сообщил молодому магу, Викки – не в счёт.

Викки – просто находка! Никто в Гильдии и не догадывался, как им повезло, когда четыре года назад лодку с полуживым молодым магом проносило мимо их подводной норы.

С ним защита старой Гильдии возросла многократно! А главное: дежурство в охранении стало просто времяпрепровождением для пары человек, а не утомительной совместной работой четырёх боевых магов. Именно он наладил прочные и постоянные связи с ближайшими городами и сёлами. То, как он брался за дело, как всё у него спорилось, как он сочетал простейшие заклинания во что-то невообразимо полезное… – от его смелости, предприимчивости и удачливости старые маги только восхищённо разводили руками, дивясь, почему это не пришло в голову им.

Покойный Бенджи всерьёз считал, что с Викки придёт предсказанное избавление от Чёрных. Какая горькая ирония: именно старый лекарь стал первой жертвой чёрной пневмонии.

Волшебница вздохнула и аккуратно поднялась с кровати: Лира уснула.

Новая комната. Опять же, вырванная у реки не без помощи Викки. Полностью защититься от сырости на глубине двадцати метров почти невозможно: надо выходить наружу, в тёмную мглу воды. На такой глубине никто не хочет даже пытаться что-то делать: слишком опасно. В большом мире есть акваланги, но пока их приобретение – только прожект. Даже у Викки что-то не ладится. Оно и понятно: заметная закупка получится, а привлечение внимания – даже подозрения! – это совсем не то, что нужно магам-изгнанникам.

Мысли Элеоноры ушли к её давним ученикам: Дима, Антон, Жора, Миша. Тогда дело вызоваТрёхпалая птица – было популярно. В светлых кельях могучей Гильдии рождались претенциозные планы по овладению наследием Люция за счёт привлечения молодых светлых умов из других миров. Использование одного из последних заклинаний Великого и чуть более позднего дара Хранительницы Времени стало уделом троих избранных высших магов. Тоже молодых: им троим было меньше шестидесяти.

Какая досада, что к старости разум так окостеневает! С другой стороны, поиск, ведшийся на свой страх и риск, стал отражением их глубочайшего отчаянья. В этот раз они решили дать ученику полную свободу, ограничив только блокировкой.

Маги считали овладение силой Письма неким сумасшедшим призом, с которым удачливому волшебнику откроются все двери, глубины мироздания, тайны самой высшей, почти запретной магии! А этот пострелёнок просто взял в руки Письмо… как какую-нибудь инструкцию по низшей алхимии – и совершил невозможное: взломал блокировку.

Лира привязалась к парнишке, что неудивительно. Его фокус с блокировкой мог привести к смерти. Но заклинание переноса, отзыв от которого всё же пришёл, вяжется с живым телом! Значит, мальчик жив! Когда волшебницы добрались до этого вывода, Лира расплакалась от счастья.

Но всё случилось слишком быстро. Никто не мог предполагать, что малыш доберётся до силы четвертого уровня и превзойдёт его – всего за четыре урока. Никто не мог предполагать, что перенос сработает меньше, чем через неделю! И вот, ученик за тысячу с лишком вёрст от них, в центре Парижа. Совсем один, без указаний о том, что делать, как добраться до Гильдии, как получить ту помощь, которую они жаждут ему оказать. И Викки развёл руками: скрытная экспедиция в Париж чересчур опасна.

Хотя бы в Ахтубинск выбраться! Какая жалость, что Миша больше не желает помогать Гильдии! Раньше он дружил с Димкой, а Димка как раз в Париже!

Подругам оставалось только надеяться. Надеяться, что малыш доберётся до Димки, что тот расскажет ему, где его ждут. Уповать на то, что в своих поисках этот талантливый сорванец не попадётся в лапы Чёрных. Только немыслимая цепь удач и счастливых совпадений смогла бы привести мальчика в Гильдию. Как же плохо подготовилась Трёхпалая Птица!

С другой стороны, что они могли сделать без разрешения архимага? И без помощников на суше даже доехать к месту выброса крайне затруднительно! Как же мало им выдалось времени…

Элеонора снова вздохнула, подошла к тяжёлой двери, тихонько приоткрыла её, проскользнула в коридор и беззвучно затворила. По коридору не плясали весёлые тени иллюзий: обе подруги их не одобряли и не устанавливали. Только сыроватый, регулярно очищаемый от грибка старый кирпич. Сделанная Викки два года назад вентиляция тихо ухала, выгоняя сырой воздух глубин, заменяя его влажным веяньем с поверхности реки.

Вечером – дежурство. С Альфредом. Он год назад признался, что подхватил чёрную пневмонию. Старого лекаря-мага осознание этого факта, которым он немедленно и честно поделился с любовницей, подстегнуло на дальнейшие исследования мерзкой напасти, унесшей жизни уже троих волшебников. Пока удалось узнать, что болезнь распространяется с чёрной плесенью, в которую вцепилась некая особо зловредная форма синей водоросли. Отчасти и поэтому две волшебницы не жаловали иллюзии: соскребать чёрную дрянь куда проще, если перед глазами не мелькает кисея приятного глазу обмана. Бедный дорогой Альфред, кашляющий до крови по ночам. Сколько им осталось быть вместе? Год, два?



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться