Естественно, магия

26. Знания и переживания

Ноги снова принесли к «белочке». Оплатив час, Виктор уселся и решил закопаться в справку по Парижу. Вполне невинный запрос.

Вдруг получится нарыть что-нибудь о подозрительных предприятиях…

В городе оказалось два судоремонтных завода: Южный, в устье Жаркой – для обычных кораблей, а Северный, судя по картинке, занят гидропланами, экранопланами и подводными крыльями.

Станкостроительный завод имеется, почти на том же месте. Вагоноремонтный «на Отшибе»! и по карте – там же, где в Самаре станция Безымянка. Карма у того места – быть чем-то неописуемым.

Компания «Мясодельня», «Швейные мастерские», хлебозаводы, два элеватора, фабрики «Сметанкино»… Естественный набор предприятий большого города в средней полосе. И три Гильдии. Ничего, что могло бы помочь в поисках. А вот – страничка Средневолжской провинции Ордена. Удача, судьба, осторожность, любопытство – всё смешалось… и заставило перейти по ссылке.

А на первой странице фотография молодца в чёрном, тщетно пытающегося улыбнуться, и всего ничего информации: почтовая служба, «глас лояльности» (телефон доверия, надо полагать, – семизначная цифра) и адрес…

Виктор похолодел. Офис Ордена находится в каком-то квартале от этой «белочки»!

Ему на секунду почудилось, что на нём одежда всех цветов радуги, и теперь каждый сможет показать на него пальцем и сказать: вот он, маг. Конечно, это случайность, что Орден расположился так близко от сквера. Или нет? Лира говорила, что уже очень давно не вызывала учеников. Собственно, тогда ещё Ордена не было! Но мог вызывать кто-то другой. Кстати, неужели волшебница не может контролировать, куда вывалится её ученичок, после того как вылупится? А если может, то она специально подбросила Виктора под нос врагу! Но не для того, чтобы сдать: тогда не стоило бы учить. Это же, чёрт побери, опасно! Или она хотела, чтобы он почувствовал опасность? Снова жестокая «бразильская» педагогика?

Или всё это – чистая случайность. Тогда она же и чистая глупость!

Виктор сидел без движения, уставившись в страничку Ордена. Он смог не вскочить, не вскрикнуть. Правда, зависшая страничка была донельзя красноречивой, и он срочно исправил упущение, вернувшись на предыдущую. И отправился в свободный полёт на остаток часа, заметая следы и пытаясь загасить что-то импульсивное и непродуманное, зарождающееся в душе.

За изучением цифр, дат, сухих исторических и около-аналитических справок – росло нечто мальчишеское и одновременно глубокое. Осознание того, что Орден – теперь часть его жизни, её граница; чёрная, как форма недоулыбнувшегося типа со странички.

Как с этим жить? Тихо и не высовываясь или… враждовать? М-да, о тех, кто враждовали, написано в колонке «События». Не так враждовали? Интересная, кстати, тенденция: сперва были «схватки боевые», но уже к девяностым Орден выезжает на захваты, как на прополку сорняков, избегая потерь, а то и ранений. Всех сильных магов перебили, осталась мелочь? А оттого и развилась у Охотников беспечность?

Или эта беспечность только показная? А в действительности последним захватам предшествует длительная кропотливая разведка? Учитывая местные… электронные паспорта, иначе не назовёшь, вся жизнь человека оказывается доступна наблюдателю, если у того достаточный допуск. А у Ордена допуск должен быть о-го-го какой. Так что Виктор правильно делал, что шифровался да притворялся ветошью, избегая опасных слов в поиске и разговорах! Кажется, стоит раз попасться – будешь на заметке до скончания жизни. То есть, недолго…

И всё-таки надо с этим жить! Лира забросила его прямо под нос Охотниками, быть может, с тем, чтобы он присмотрелся к ним, что-то о них понял? Действительно, если его не подозревают, то хотя бы взглянуть на логово этих ребят – довольно безопасная затея: всего-то гуляющий безобидный парнишка! В конце концов, ничто так не настораживает, как чужая пугливость.

Час закончился, и Виктор почувствовал, что проголодался. Какого чёрта? В кармане честно заработанные три тысячи! Он вполне может поесть в какой-нибудь кафешке. Только сначала – взглянуть на врага. Или потом, на сытый желудок – без лишних нервов? Пожалуй, второе будет вернее.

Он выбрал направление к офису Ордена и, как оказалось, не ошибся: на углу следующего длинного дома висела красноречивая деревянная вывеска – тарелка с вилкой и ложкой. И стрелка влево-вниз. Точно: чуть выше уровня глаз по стене деревяшками была выложена надпись «Волчий аппетит». От одного взгляда на этот маркетинговый шедевр чувство голода взвыло. Виктор сбежал по деревянным ступеням в подвальное кафе.

Его встретила классная имитация старины. Всё виденное в родном городе изрядно отдавало поспешностью. Но здесь и деревянный пол, и низкий сводчатый потолок, и окошечки, и столы, и стулья, и отдел со стойкой и кухней – всё было гармоничным и последовательным. Мальчик лет тринадцати протирал столы, но, завидев посетителя, сбежал на кухню: «Мам, там ещё один пришёл!»

Виктор снял рюкзак и сел за стол, чувствуя себя самую малость нелепо. Половина столиков носила следы недавней уборки. Похоже, тут обедала какая-нибудь местная контора. Звон на кухне прекратился и темноволосая кухарка-официантка лет сорока вышла к клиенту, вытирая руки о передник.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться