Естественно, магия

Размер шрифта: - +

49. Молодость

Дрейк отогревался, надев свою собственную рубашку, отданную Виктору три дня назад.

На то, чтобы потушить пожар, ушло четверть часа. Родник был трижды вычерпан до дна и теперь наполнялся новой, чистой, неосквернённой водой.

Решив оставить уборку на потом, Виктор помчался в коттедж за одеждой для Дракона. Сработавшие сторожевые заклинания, позабытые в спешке, вышвырнули обалдевшего мага, добавив при приземлении синяков.

Виктор взбежал по лестнице. Из зала на шум высунулась Лила. Увидев молодого волшебника без рубашки, с ободранным лицом и торсом, воровка побледнела.

– Рубашку, трусы, штаны… для Дрейка, – выдохнул запыхавшийся маг. Спохватившись, добавил: – И ремень обязательно.

– В каком порядке вас пороть?

– Только его. Дважды!

Конечно, Лила не смогла усидеть в доме. С сумкой в руке она обогнала умаявшегося Виктора. Тот запоздало вспомнил о не сработавшем ещё глушаке и крикнул вдогонку. Воровка махнула рукой, а на тропинке каким-то чудом увернулась от заклинания.

Когда Виктор прибежал, Лила рыдала на плече Дрейка.

 

Через полтора часа, чуть живой от усталости нечаянный целитель притащился в коттедж и рухнул на диванчик в холле. Из кухни выбежала Женя. Увидев бледного, осунувшегося Виктора, убежала обратно и вернулась с чашкой крепкого приторно-сладкого чая и бутербродом с колбасой.

– Спасибо…

– Что произошло? Лила вся не своя, Дрейк – молодой и тощий, как вешалка, ты в крови, Моав с Вахтангом куда-то умчались! – скороговоркой выпалила девушка. – Меня тут оставили… за тобой присматривать.

– Он напал, я защищался. Он упал в кислоту…

Женя ахнула, прикрыв личико ладошками, а Виктор слабо махнул свободной рукой и продолжил рассказывать:

– Я его отбросил. Кислоту выпил… как-то. Его вылечил. Пожар потушил. Вот…

– Выпил… вылечил… Прости, что я с расспросами! Ты такое пережил, а я…

– Ничего, – Виктор, как смог, улыбнулся. – Понятное беспокойство. И любопытство.

Он ел. Она смотрела то на него, то в пространство. Временами вслушивалась в громкие разборки на втором этаже. Уши мага ещё не отошли от звуковых ударов, так что, когда крики стихли, он ничего больше не услышал.

Когда Виктор доел, девушка, отчего-то покраснев, предложила ему пойти на кухню.

Затворив дверь, Женя поставила разогреваться остывший обед. Она нарезала хлеб, подождала, пока пропищит микроволновка, поставила тарелку супа, пиалу с салатом на поднос, положив рядом два куска хлеба, подала еду на стол.

– Спасибо.

– На здоровье, – и села сбоку у стола.

Румянец от смущения ещё не сошёл с её лица, девушка смотрела на стол перед собой, боясь поднять глаза, и Виктор почувствовал себя неловко. Начав есть, чувствуя, как просыпается аппетит, маг тоже не поднимал взгляд от тарелки.

Трогательно. Мило. Романтично. Он ей нравится. Обстоятельства догрузили восхищения к его образу. Нравится ли она ему? Пожалуй, да. Если поначалу он не мог решить, в его ли она вкусе, то сейчас вопрос о каких-то абстрактных, общих предпочтениях терялся в прелести происходящего.

Что из этого следует? Только то, что нужно остыть. Дед как-то сказал, что вредно знакомиться с девушками на танцах и гулянках. Кипение эмоций – плохой советчик чувствам; не стоит его слушать при первой встрече. Они познакомились по-деловому, а через три часа в крови уже бурлил адреналин. И с тех пор этот гейзер постоянно пробуждался от разных потрясений. Вот и сейчас…

Она сидит кротко и застенчиво. Отчасти смущается его общества. Отчасти… Виктор вдруг догадался, отчего она могла покраснеть, что именно услышала! И почувствовал, как краска начинает заливать и его лицо. Лила и Дрейк, должно быть, очень крепко обрадовались, что старый маг помолодел. Ну и пусть себе радуются…

Взгляд Виктора машинально отдрейфовал к двери. Мельком ухватив позу девушки, маг снова уставился в тарелку.

Путь к сердцу мужчины. Фи, как банально! Ну, ладно: истрёпано, избито. Вкус еды – отнюдь не главное! Забота, участие – вот что греет. И кружка чая, и «языки пустынного зайца в соусе из специи» – только знаки внимания. Не хочется считать, что и им так же легко манипулировать, как и большинством мужчин.

Даже если этим занимается такая милая девушка. Где-то в этих рассуждениях хромала логика, но обдумывать все заново Виктор не решился.

– Они вместе уже два века, – произнесла Женя, не выдержав молчания.

– Плохо представляется, – кивнул маг. – Почтенно!

– Хм, – девушка улыбнулась. – Ты иногда так необычно слова используешь.

– Удивление такое взаимным бывает, – и Виктор булькнул, вспомнив «сына Гены и Чебурашки».



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться