Естественно, магия

61. Запоздалые признания

Ему понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. А она всё лежала почти без чувств, с улыбкой на лице, закрыв глаза, потерявшись в последних мгновениях экстаза.

Эмоции мага раздвоились. Остатки пережитых ощущений звали обнять эту милую, славную, добрую красавицу, влюбившуюся в него – безнадёжного, опасного – и долго не отпускать. Но гормональная буря спадала, и голос мужского самолюбия принялся холодно перечислять «недостоинства и достатки» нечаянной любовницы.

И вообще! Это не должно было случиться так! Нет, это было умопомрачительно… буквально. Но… совсем не так, как следовало бы! Ни он, ни она не признавались в своих чувствах. То есть, он не признавался. Да и она – не словами… Но дело даже не в том! Где месяцы ухаживаний? Где последовательное узнавание и оценка партнера? Вдруг они не подходят друг другу, и только что сделали огромную глупость, после которой дружба, совместные попытки выбраться из того тупика, в который их загнали враждебные силы – все это станет невозможным!

Или они приобрели нечто, что даст им повод крепче держаться за эту непростую жизнь? Да японский лес, тысячи и миллионы парней и девчонок ничего не планируют, просто встречаются, даже не задумываясь о будущем! И многим из них удается прожить вместе долгую и счастливую жизнь, справиться с поспешностью – и жить дальше! Конечно, не в последнюю очередь успех союза обеспечивают добрые намеренья.

Ну, и какие же намеренья у тебя, милая безумная любовница? «Нехудо бы спросить», как говорится. Чего ты ждёшь? Как смотришь на будущее? Зачем вообще было так торопиться!? Где объяснение, что ли, что-то конкретное, честный и открытый разговор!?

Пес его задери! Почему в этом сверх-упорядоченном мире у одного молодого мага дела так решительно идут наперекосяк!?

Нет, за такие фокусы Женечку надо хоть немного проучить! И ту малую «месть» следует почитать за разминку…

«Ничего фатального или шибко обидного, – думал Виктор, чувствуя, как губы всё никак не освободятся от улыбки, исполненной нежности, никак не припомнят гримасу сарказма. – Но чуточку охлаждающей неожиданности – это будет то, что доктор прописал!»

Маг вернулся с добычей минут через двадцать. Женя ещё не проснулась, лишь повернулась на бок, укутавшись в платье. Она пробудилась, только когда жаркое над костром зашипело и запах, пощекотавший ноздри, напомнил телу о зверском голоде. Виктор сидел спиной к ней, но отреагировал немедленно:

– А я вот покушать сготовил, – сообщил он с многозначительным спокойствием. – Специальная колдовская еда, знаешь ли. Ты ведь у нас топерича волшебница! Так что без жаренного суслика никак, – маг обернулся, хитро прищурившись, – а то удачи не станет. Удача в нашем деле важная штука. От меня вот давеча раз – и отвернулась! А всё оттого, что не откушал вчерась грызуна.

– Вить, зачем так? – не оценила шутки девушка, увядая на глазах.

– Вот-вот! – с маниакальной улыбкой энтузиаста подхватил маг. – Именно этот вопрос я и задал минут сорок назад, если ты помнишь, конечно!

Женя забыла закрыть рот. Сейчас, после случившегося, память разворачивала события совершенно иначе, чем они представали ранее. И чем далее, тем меньше вразумительных ответов приходило под каштановое каре.

– Молчишь?

– Я не хотела ничего плохого!

– А кто хотел, кстати? Это же не твоя идея? – Виктор поднял бровь. Молчание стало ответом. – Лила-лапочка надоумила! – догадался маг, гротескно улыбаясь. – И с какой же целью, позволь спросить?

– Но… – и снова дело дальше не пошло. Видимо, о целях самой Лилы Женечка даже не задумывалась.

– Отлично! То есть, ты выполняла её… задание, не потрудившись разобраться, зачем тебе его дают?

– Она сказала… – сидя на траве в еле наброшенном платье, застигнутая врасплох колкими вопросами, девушка сжала губы. Глаза заметались, взгляд шарахался, опускаясь всё ниже, к самой земле. Она выполнила поручение, считая, что Виктор примет всё, как должное, всему обрадуется: он же вроде как… А по сути-то, она его принудила! Наставница же направляла её интерес, рассказывала о том, как правильно жить с магом, порою вгоняя в краску подробностями, чтобы Женя повторила жизнь воровки. Своими баснями и этим заданием, против циничности которого девушка восставала не раз и не два, Лила обманула её, упростив чувства до… чего-то очень глупого, почти животного! Зачем надо было так опошлять…

Раскаянье Женечки выудило из памяти Виктора слова Дремлющей Красавицы: «Как я слышала, ты надежды оправдаешь». Вот, девушка почти потеряла надежду. Милая, влюблённая девушка. Старая сводня-воровка как-то запудрила Женьке мозги. Но сама-то она только желала и… надеялась. И попыталась говорить на своём языке: мы не скажем, а покажем. Даже те эмоции, которыми она швырнула в зазевавшегося мага – это были её эмоции. Не похоже, что она их усилила: для такой модификации нужна практика. И, что уж таиться, они нашли отклик в его чувствах – более сдержанных, неуверенных, наверное, а по сути-то тех же.

– Жень, – Виктор подошёл ближе и сел в двух шагах от девушки. – Я просто всё представлял иначе. И ты же заметила, я… очень не люблю давления.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться