Естественно, магия

Размер шрифта: - +

77. Отплытие.

От машин избавились довольно хитрым способом. Дрейк ударил по воде конусом холода, Виктор провесил мостик, три автомобиля, избавленные от всего, что могло хоть как-то сгодиться в хозяйстве, загнали на айсберг и наплескали на него воды, чтобы приморозить колёса.

Яхта-экраноплан «Пегас» напоролась на «допотопный» пень, чуть помягче железа. Чтобы выпрямить правое переднее подводное крыло, пришлось приподнимать многотонную махину и громоздить на ещё стоящий у берега айсберг: мышечные усилители нормально работали только на воздухе. Настя подтвердила, что починка удалась настолько, чтобы не беспокоиться ближайшие две-три тысячи миль. Разве что при выходе на крылья надо будет малость осторожничать.

Когда вся команда взошла на борт, Виктор соскочил к машинам, столкнул ледяную площадку с мели и привязал трос, брошенный с корабля. Настя, вставшая к штурвалу, дала малый ход, и буксируемая ледяная глыба поползла к середине протоки. Виктор разбивал его на части, пока один за другим куски с машинами не перевернулись. Теперь можно было измельчить и расплавить лёд, не боясь взорвать горючее в баках и наделать шума.

Когда осколки стали размером не больше футбольного мяча, Настя прибавила ходу, и скоро «Пегас» вышел на подводные крылья.

Решили пройти мимо устья Хладной и Парижа правым берегом, промчаться протоками, чтобы уменьшись вероятность узнавания приметной яхты. Через полтора часа, за южным портом, на вахту заступили Дрейк и Лила, имевшие опыт управления быстроходным катером.

Удачно появилась эта лекарша – разудалая девчонка, механик и медик! Неприятный диагноз получился у Марины. Но это – если не принимать в расчёт магию, которая исковеркала силовые поля волшебницы.

Виктор засел за «починку». В присутствии изумлённой Насти и обеспокоенного Саши он правил и распрямлял криво «сросшиеся» линии, иногда вызывавшие гримасу боли на лице пациентки.

Ломать – не строить, хотя и в момент донорства душа болела. Взятое за секунды пришлось исправлять на сонную голову больше получаса. Марина настрадалась и имела полное право на компенсацию.

– Настя, у вас седьмой уровень?

– Он самый, – чуть удивившись точности, ответила лекарша. – И давай на «ты»!

– Заклинания четвёртого уровня у тебя есть?

– Специально для Андрея запомнила парочку отменно пакостных! – гордо сообщила она.

– Ударь меня одним из них.

– Чего!?

– Чего слышала, – маг ухмыльнулся. Кажется, именно такой грубоватый тон больше всего нравился этой беде на ножках.

– Ну, как скажешь.

Да, Марина заслуживала исчезновения первых морщинок у глаз, небольшой полноты и всего того, что накопилось за последние пять лет её жизни.

От силового вливания Марина взбодрилась, чёрные волосы приобрели медный оттенок и… в общем, похорошела. Пошарив магическим сканером по мозгу и грудной клетке, Виктор патологий не нашёл.

Команда отправилась досматривать сны. Вахтенные должны были разбудить кудесника за Александровским железнодорожным мостом.

Засыпая, Виктор думал о том, что придётся притормозить желание раздавать молодость. Эта прекрасная способность оказывалась и одной из самых опасных. Кто же не захочет вечно оставаться молодым? Пусть даже исполнитель заломит запредельную цену, всегда найдутся желающие! Да и будут ли богатеи лучшими, достойными? А если отказать богатым да сильным мира сего, можно нажить врагов почище Ордена.

И вообще: как решить, кто достоин? Почему и это должен делать он? И как этого избежать?



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться