Естественно, магия

78. За кадром.

Илона всё-таки приехала в офис. И даже в понедельник.

Тяжёлое ощущение собственной некомпетентности, сожаление о безрассудстве – всё было пережито по пути в город: езда на попутках заняла немало времени.

Поразмыслив о том, как она объяснит своё опоздание, она не придумала ничего здравого: ни дел у неё нет в этом дурацком Париже, ни знакомых. Но перед мостом через Хладную её осенило: да она вообще не обязана ни перед кем отчитываться!

Походкой королевы-чудачки она вошла в отделение. И сразу же поймала нехарактерный запах, который встречала разве что на нескольких операциях в начале пятидесятых. Офис был насыщен настороженностью. Лиловая запоздало отметила страннейшую реакцию охранника: он чуть ли не обрадовался её приходу! Что должно было случиться, чтобы мальчик в будке её полюбил!?

Илона, забыв про лохмотья, в которые превратилась рабочая одежда, побежала в операционную залу. Три аналитика сидели на своих местах, то ли чего-то ожидая, то ли пребывая в шоке. На вопрос о том, где начальство, один из них, очнувшись от транса, выговорил:

– Вера Анисимовна у себя, в кабинете.

Что же произошло!? Бегом на второй этаж! Распахнув дверь, Илона застала Веру сидящей за столом и в той же прострации созерцающей что-то на блюдце. Только лекарша опомнилась мгновенно и – о ужас! – тоже обрадовалась появлению Лиловой. Но через секунду сдержанная дама начисто разрушила свой образ и пустила слезу.

– Илона, простите! я не смогла их отговорить! Они уехали!

– Когда!? Кто!?

– Олег с квартетом, квартет Вадима и техники. Он даже моих мальчиков с девочками забрал! Старый дурак думал, что едет воевать с Дрейком… – Верка жалко разрыдалась.

– Думал… – повторила Илона, чувствуя, как внутри что-то опускается. – Есть рапорты?

Их нет. Двадцать часов с начала операции, а никто не вернулся…

– Почти сутки…

Конечно, самовлюблённый недоумок не станет слушать подчинённую после разгрома его усадьбы. Ну, Готье, лучше тебе оказаться мёртвым! И, клянусь хранителями леса, эта женщина понимала в ситуации не меньше самой Лиловой. Что ж ты молчала-то, дура такая? Ах да, голосок слишком тонок…

Илона села на стул для посетителей. Нет, это она сама допустила ошибку. Нельзя оставаться воином-одиночкой, когда понимаешь, что противник сильнее тебя! Надо было самой сколачивать команду вот из таких: Верка, Влад, Алису-психопатку туда же. Собрать всех боевых лекарей, работать с аналитиками, привести всех к осознанию того, с чем эта глухомань столкнулась!

Скорее всего, Готье мёртв. Кровожадный ублюдок не мог выжить после того, как чуть не угробил своей ловушкой кого-нибудь из команды Виктора. Значит, сейчас носителю воли предстоит просушивать это болотце до мало-мальски работоспособного уровня. И разбираться, восстанавливать картину разгрома. И вызывать обормотов, отправленных в ссылку.

– У кого из аналитиков серое вещество не спеклось?

– А?

Не так надо. Шок у мамочки: деток отобрали. Пора уже и самой перестроиться.

– Нужен разведчик, Вера, исследователь, – проникновенно, доходчиво стала объяснять Илона. – Не в смысле – боец. Просто безобидный мальчик, а лучше – девочка, которую и тронуть стыдно. Она на время станет нашими глазами и ушами там.

Ужас во взгляде. Лекарша представила, что может ждать одинокую путницу в бездне, поглотившей разом четырнадцать сотрудников Ордена.

– Скорее всего, в деревне пусто, – продолжила Лиловая. – Всё, что нужно – приехать и пособирать картинки. Но это должен быть кто-то незаметный и безвредный. Давай имя – я сама с человечком поговорю! – чуть повысив голос, потребовала она. Верку пора немного встряхнуть. – И ещё: даже если этот… гад жив, провинциалом…

А почему бы и нет? Есть провинциалы-лекари! В Орске, в Хабаровске… ещё где-то. Верка умна, преданна, сдержанна, сильна духом, хоть сейчас и в тоске. Да будет так! Илона встала, подошла к столу и торжественно произнесла:

– Облечённая доверием Ордена, данной мне властью во всей легитимности и полноте назначаю тебя провинциалом Парижа. Принимаешь ли ты высокую честь и назначение?

На лице женщины появилась горькая улыбка. Она хотела ответить, но глаза её снова наполнились слезами, из горла вырвался тихий стон. Лекарша опустила голову, трижды кивнула и опять разрыдалась.

– Будь верна в бою и мудра на страже! – закончила Илона формулу назначения.

Оставалось возложить руки на голову нового провинциала. Лиловая протянула руки, но коснулась волос Веры только правой. Чтобы погладить.

За дверью послышалось приближающееся шлёпанье босых ног. Бедная лекарша: быть ей главным врачом в этом доме скорби…

 

Готье встретил свою идиотскую судьбу. Ещё шестеро её разделили. Техники, скорее всего, погибли оба.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться