Естественно, магия

Размер шрифта: - +

81. Технические вопросы.

Другой кудесник, с которым Чёрные сотрудничают. Или же даже откормленный, взласканный любимец публики является членом – или, там, братом – Ордена. Можно представить: вот тебе всё, что хочешь, только ты, дорогой, «кудель» не забывай прясть! Неприятный расклад. Что, если Чёрные вытащат из конуры своего ручного кудесника? Каким противником он окажется?

Если он много лет шлифует свои умения, это очень серьёзный противник. Какая атака самая сильная? Виктор научился блокировать способности магов: Дрейк ещё только начинает заклинание, а оно уже обречено не сработать. Что, если Черный кудесник научился так же обессиливать себе подобных? Как можно обессилить кудесника?

К примеру тем же блоком, который использовала Лира! Жаль, он тогда не смог рассмотреть, как построена блокировка. И главное: в голову никак не приходит, какой принцип мог бы быть использован в его построении! Принцип жадного щита? Нет, не подходит: он поглощает уже созданную магическую аномалию. А там сама попытка что-то сделать вызывала все наличные магические резервы, которых в ограниченном пространстве было – чуть.

Хорошо бы иметь кого-то «на подтанцовке», кто будет извне разбивать такие блоки, отвлекать внимание противника, атаковать физически, пока Чёрный будет занят дуэлью.

А ведь это – ещё одна социальная бомба! Даже два кудесника вынуждены столкнуться лбами, как чёртовы «горцы». Если же научить нескольких, то они понесут своё умение дальше и дальше. Этакая проблема вампира Кости с Фуараном[1] за пазухой: множество людей сможет найти в себе скрытые дотоле магические способности, и спустят с поводка всех внутренних демонов, решая свои личные проблемки.

Кстати, насколько восприимчив простой человек? С Женечкой пришлось повозиться какой-то час, чтобы она смогла произвести ограниченный магический эффект. И уже через пару дней она перешла к его модификации! Допустим, что он, Виктор, – самородок, выродок, сингулярность и так далее. Допустим так же, что Женечка – крайне удачный случай и счастливое стечение обстоятельств. Тогда каковы условия инициации?

Практика покажет. Теперь, при крепнущей уверенности в том, что он сам не уникален придётся рискнуть, расширяя круг посвящённых.

 

Настя поведала, что выход на планирование пожирает бешеное количество топлива. Но хотя бы нескольких человек этом тонкому процессу обучить совершенно необходимо. Дрейк решил не пробовать, почуяв, что этак его будут чаще дёргать на дежурства у штурвала.

Раздосадованный такой постановкой вопроса, Виктор спросил у компании, кто желает стать навигатором. Вызвались Танк, Моав, Саша. И сам Виктор, разумеется.

Моав, под мудрым руководством Насти, развёл веер крыльев, насторожил турбину, довёл скорость до двадцати пяти метров в секунду. Затем включил турбину на четверть мощности, плавно довёл мощность до половины маршевой, одновременно сбрасывая скорость водного двигателя. Заглушил водный винт, выжал из турбины пять шестых и аккуратно выполнил отрыв от поверхности, вызвав аплодисменты зрителей и похвалу наставницы. Так же мягко корабль опустился в водную стихию, чуть заметно притормозив при контакте подводного крыла с поверхностью воды.

Танк повторил процедуру, потратив на всё в полтора раза больше времени.

Саша, приглядываясь к предыдущим ученикам, удивил всех. Отрыв в его исполнении был исключительно плавным, даже всхлип воздушной каверны под кормой у него был чуть слышен. Потери скорости при спуске тоже почти не было заметно: хитрый компьютерщик чуть поддал мощности в турбину и врубил водный двигатель сразу же при касании.

– Ты раньше учился что ли!? – поразилась Настя.

– Симуляторы на блюдце, – ответил парень, смущённый её восторгом. – И я вообще гидропланы люблю.

Настала очередь Виктора. Что ж, он тоже играл в компьютерные леталки. Первое, что он сделал – выверил курс так, чтобы без управления машина шла ровно, ни на градус в секунду не уходя с прямой. Затем предупредил:

– Может тряхнуть. Придерживайтесь. – И на всякий случай незаметно одел соратников в коконы щита.

Когда на скорости в двадцать восемь метров в секунду начала работать турбина и выскочили крылья, Настя произнесла:

– Э-эй, Сенька! – и попыталась поправить положение, но щит воспротивился, и лекарше осталось только бессильно ругаться в своей загородке.

Вместе с нарастающим гулом турбины взревел водный двигатель. Корабль дёрнулся, ахнул и выпрыгнул из воды. В момент отрыва Виктор отключил привод и быстро сбросил мощность винта до нуля. Яхта опомнилась на высоте двухэтажного дома и плавно поползла вниз, теряя скорость на половинной мощности турбины. Четверть мощности, метр до касания, скорость снижения метр в секунду. Через секунду кудесник поддал газу турбине и полностью выровнявшаяся яхта царапнула воду. Ещё три секунды, винт на три четверти, остановка турбины. Скорость двадцать два.

Виктор снял щиты. Никто не упал за время его манёвров. Отлично.

– И близко к штурвалу не подпущу! Микроцефал недоношенный!

– Кажется, она недовольна, – заметил Дрейк, задумчиво наблюдая за истерикой.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться