Естественно, магия

Размер шрифта: - +

91. Затмение.

Вызов вырвал Илону из сна. Это уже слишком! Понятно, что за окном уже давненько солнышко блестит, но она-то ночь прокаталась до офиса и обратно в эту растреклятую дыру!

Чтобы Сараф осознал всю неуместность утренних вызовов по пустякам, она не стала одеваться.

– Я вас слушаю, – пробормотала Лиловая, – насколько возможно, внимательно.

– У меня новости, – ответил угрюмый голос. – А шокировать меня обнажённым телом… непросто.

– Да неужели? – Илона сладко потянулась. – Я слушаю, Сараф.

– Мальчишка нашёлся.

– Что!? Где!?

– В Астрахани.

От нахлынувших эмоций Лиловая открыла рот, а через пару секунд расхохоталась.

– А я вот не вижу ничего смешного, – мрачно заметил маг.

– Двадцатый! Я посчитала, я предположила, что он встретится с магом двадцатого уровня! Но ошиблась с направлением.

– Жаль, не сообщили мне, – Сараф вздохнул. – Сейчас я даже боюсь предполагать что-либо. Половодье сообщил мне час назад, что напросился в компанию к мальчишке. Так что нашу партию можно смело считать сыгранной. Точнее, проигранной.

– Ну, раз уж вы впадаете в такую тоску… – Лиловая укуталась в пододеяльник. – То у меня тоже есть новость.

– Ну, попробуйте порадовать старика.

– Я предполагаю, что юный гений оставил в этих краях лазутчика. Я знаю, кем он может быть и смогу его выследить.

– Это уже что-то, – Сараф прищурился, с трудом выдираясь из безнадёжности.

– И, коли лазутчик есть, он должен общаться со своим начальником…

– Мы же сможем использовать эту связь! – вскрикнул маг.

– Рада, что вам понравилось, только не кричите так на сонную женщину, – Илона состроила глазки, – сделайте милость.

Сараф усмехнулся.

– Уже не в первый раз вижу, как вы меняетесь по образу цели. И впервые у вас такой молодой объект, – маг покачал головой. – Очаровательно дуреете, должен заметить.

– А вы, любезный друг, снова не умеете отличить шкуры от мяса, – Илона презрительно дёрнула губой.

 

Техники вырвали ноду из-под контроля спутницы Дрейка. Сказали, что далось это с трудом: воровка была хорошим профессионалом.

Умытая, свежая, очищенная от посторонних запахов, одетая в новый рабочий костюм, Илона взяла в руки тренировочную булаву Влада.

Не шибко побитая. Скользящие отметины от блокирующих ударов, почти столько же плоских вмятин, несколько задиров в навершии. Лекарь не слишком утруждал себя поединками, но с оружием управлялся неплохо. Наплёл на рукоять кожу, значит, не ленив.

Женщина обнюхала вещь. Лизнула рукоять. Мыло с запахом арбуза, тальк, пот без горчинки. Он бился спокойно.

Для вчувствования пока рановато: нужно знать больше об этом Владе. Лиловая взяла на колени блюдце и вызвала Веру.

 

А лекарша, надо заметить, уже начала портиться. Вопрос о бывшем подопечном вызвал реакцию испуганной чиновницы, а не вменяемое желание помочь. Да то, что сделал Влад, по сути, – самое разумное действие в той ситуации! В конце концов, вдруг он только и ищет способа выслужиться перед Орденом? И делает это правильно, ибо мертвым он бы точно пользы не принес никакой. Собственно, и от выживших «преданных» бойца с воровкой сейчас толку – чуть: ещё и присмотр требуется, чтобы лишний героизм не взыграл где-нибудь!

На более-менее подробную характеристику Верочка расщедрилась не сразу. И к тому, о чём уже догадалась Илона, добавила две важных черты: Влад мечтателен и циничен. Значит, склонен к депрессиям, так как мечты реализуются в принципе нечасто. Или мечтает последовательно, пытаясь добиваться своего. Чего, признаться, не наблюдается.

Итак, имеется умный, склонный к меланхолии, исполнительный и честный мечтатель, лекарь низкого уровня. Теперь можно начинать вчувствование, не боясь ошибиться в чем-то важном. Лиловая некоторое время успокаивалась, чтобы с чистого листа войти в транс поиска.

Она закрыла глаза, держа в руках булаву. Он подолгу останавливался, так что даже если на поиск уйдёт целый день, она догонит свою жертву. Не стоит быть поспешной, чтобы не стать посмешищем.

Лицо не прорисовывалось. Пускай. Она знает это лицо: и с фотограмм, и так – виденное трижды в коридорах. Запоминающееся: острый нос, серые глаза, чуть нахмуренные брови, короткие прямые серо-каштановые волосы, тонкие губы, раздвоенный подбородок, ровные – не впалые и не полные – щёки, приятно округлые скулы. Не особенно мускулист, но хорошо сложен. Представились неновые блёкло-чёрные штаны и клетчатая рубашка. Почему бы и нет?

 

Он был здесь. Этого не смог скрыть разгром, учинённый при штурме. Здесь же витал тяжёлый, яростный запах вернувшегося с битвы кудесника, от которого пришлось отстраиваться минуты две.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться