Естественно, магия

102. Остров Спорный.

Эта командировка дурно пахла. Начать с того, что Адальберт вообще не любил командировок, он не любил оперативной работы, а главное: ненавидел неопределённость и необходимость выполнять чьи-то указания, суть которых ему даже не объяснили!

Его стихией была хозяйственная деятельность, иногда – кадровые вопросы по хозяйственной деятельности. Это дело серьёзное, требующее спокойствия и соответствующей обстановки: уютного кабинета с приятным видом из окна, с расторопной миленькой секретаршей Леной, с плановой работой с десяти до семнадцати. Снабжение и делопроизводство в Ордене были отлажены, как часы, благодаря чёткости предписаний на все случаи и безукоризненной иерархии. Можно было уйти в отпуск на три месяца и по возвращении застать полнейший порядок. Но маг пятнадцатого уровня Адальберт ежедневно просматривал все приходившие отчёты и изредка издавал новые регламенты, тренируя фантазию, представляя всё менее и менее вероятные сбои.

Всё изменилось в четверг, когда ему домой позвонил Сараф. Надо сказать, начальник в последнее время был какой-то понурый и дёрганный. А на неделе от него пришли разнарядки по значительным перемещениям материальных ценностей. Приятного в позднем звонке, конечно, немного, но исполнительный Адальберт нажал на кнопку приёма.

– Желаю здравствовать, коллега.

– И вам, – ответил Адальберт.

– Завтра прошу прийти к восьми в мой кабинет. Надо кое-что организовать.

Кое-чем оказались переговоры в Волгограде! Так что чуть за полдень маг, порядком одуревший от тряски и шума в экраноплане, выгрузился неподалёку от дамбы. А ведь ещё и назад тащиться придётся!

Его встретили странно одетые люди, чем-то напоминавшие солдат времён его молодости, с нашивками на форме «Последняя бригада №18». Так последняя или №18? Его везли ещё два часа по какому-то шоссе в степи. По пути сработала передвижная рация, и неразговорчивый сопровождающий передал свой наушник с микрофоном Адальберту.

– Здравствуй, друг!

– Илона!?

Уж кем-кем, а друзьями они никак не были. Взбалмошная лекарша за неделю могла создать неимоверный беспорядок, чем неоднократно расстраивала аккуратного хозяйственника.

– Да, как ни странно. – Голос лекарши был так тих и печален, что Адальберту даже показалось, что Лиловая то ли пьяна, то ли сдерживает истерику. Кто же сумел довести до ручки старую стерву!? – Я редко тебя о чём-то прошу… – Что верно, то верно! Чаще всего эта развращённая настырная лекарша не просит, а требует, причём далеко не всегда в спокойной форме. – Но сегодня… пойми, от успеха этих переговоров, от их мирного разрешения зависит… почти всё!

– Всё?

– Да, всё! И твоя жизнь, и даже будущее Ордена! – выкрикнула лекарша.

– А что ж ты сама на них не поехала?

– Мне запретили! – и тут Илона разрыдалась, ни капли не стесняясь. Точно пьяна! И выключила связь, истеричка.

Тощая степь уже собиралась перейти в пустыню, когда на горизонте появились невысокие бетонные строения. Шлагбаум пропустил машину на огороженную территорию «Каспийского испытательного крыла». Ничего не объяснив, мага усадили за стол, молча подали долгожданный обед и оставили наедине с растерянностью.

Это походило то ли на похищение, то ли на ссылку! Адальберт, невольно ломая привычки, быстро поел и схватился за блюдце. К счастью, сеть здесь работала не хуже, чем в родном кабинете. Через минуту пришёл запрос на разговор от Сарафа! Лицо начальника было бледным и измученным.

– Ты уже там?

– Где?

– У Каспия!

– Ну, вроде да.

– Отлично. Коричневые всё сделают. Связь там, огневую поддержку…

– Что!? – Ничего себе «переговоры»! Похоже, надо будет извернуться, чтобы они прошли «мирно»!

– И базовый корабль тоже, – закончил глава Ордена. – Твоя первая задача – встретить братьев и сестёр в Волгограде и переправить на остров.

– А с кем переговоры-то?

– С… мальчишкой одним…

– С кем!?

– Если будешь перебивать, ничего не поймёшь! – взорвался Сараф. – Твоя вторая задача – на завтра: подготовить приём на острове и… если всё пойдёт плохо… постараться уболтать мальчишку. Я тебе потом напишу всё, что нужно ему передать. Пока отдыхай.

На том разговор и закончился. Адальберт протёр глаза, помассировал виски. И что же тут организовывать, скажите на милость?

Через час выяснилось, что сотрудников Ордена надо будет встречать утром. Через три часа Сараф прислал список. Двадцать восемь человек!? Все адепты и бойцы среднего и высшего уровня из ближайших шести провинций! Зачем его водят за нос? Какой ещё мальчишка!? Да на инаугурацию Сарафа делегация мельше была!

Но никаких разъяснений не последовало. В глубокой печали маг бродил по бетонке, смотря на диковинные аппараты, выстроившиеся аккуратными рядами на границе огороженной территории. Вечернее солнце пробегало по зализанным бурым корпусам винтокрылов огненными отсветами. Но скоро к металлическим красавцам подбежали коричневые мужики, Адальберта весьма непочтительно отогнали прочь, машины загудели и умчались.

Разбудили мага в шесть. Сонный, он выбрался навстречу утру, был подхвачен вихрем готовых ко всему вооружённых до зубов парней и втиснут в брюхо огромной стальной стрекозы. Этот недолгий полёт по степени неудобства значительно превзошёл трёхчасовую болтанку в экраноплане.

На пустынном, как лысина Адальберта, острове коричневые парни высадились, а стрекоза снова подняла мага в воздух и понесла к окраине города, растянувшегося вдоль реки на несчётные километры.

Приём сотрудников Ордена начался в восемь и продолжался до одиннадцати. Никто из прибывших даже приблизительно не знал, зачем их собрали. В полдень братьев и сестёр высадили на том же острове, где коричневые мужики уже расставили палатки и тенты, а у нижней оконечности копошился некий агрегат, длинной стрелой с ковшом выволакивающий мокрый песок с мелководья и перегружающий его на баржу. Красивые хищные винтокрылы воссели на севере острова.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться