Естественно, магия

117. Сосуд.

В опустившемся селе не так-то просто сыскать телёнка на продажу. Можно было бы ещё одну птичку использовать, но из уважения, так сказать… Да и проще возиться уж не с микрушечным объектиком, коли дело в этот раз не сводится к простому копированию.

Как располагается память в гигантском растительном конгломерате? Какова степень деградации или перерождения нейронов, составлявших сотню лет назад мозг Великого мага? По крайней мере, Люций сохранил способность к мышлению и к магической манипуляции. Надо полагать, каждая из стадий превращения была обратима, и Древний тестировал своё состояние, когда только выдавался момент. Виктор поступал бы именно так. С другой стороны, если бы на какой-то ступени способность к магии пропала, Люций застрял бы. Что ж, или такой ситуации не возникало, или все преобразования проходили через шаткое равновесие, вроде колебательной химической реакции.

В любом случае, Древнему должно хватить минимальной помощи: Старику не привыкать к подобной возне. Хорошую идею Влад подал!

Только последствия… не вполне предсказуемы. Что станет делать Великий, когда выберется из своего заточения? Викки, в бытностью свою живым и деятельным кудесником, тоже этот вопрос задавал: что дальше? Пойдёт ли Люций победным маршем на Орден, встав во главе остатков Гильдии? Это уже не самая спокойная перспектива. И что он сделает, разгромив Чёрных? Что сможет удержать его от какого-нибудь самодурства вроде второго Потопа? И кто? Виктор? Старикан на магии не то, что собаку – диплодока съел! И что ему можно противопоставить даже в честной дуэли, без привлечения мощи Глобального Заклинания, а Люций наверняка сохранит контроль над ним…

Как бы вызнать его планы? А их немало должно было родиться за десятилетия заточения. Кто бы что присоветовал?

Арда! Вот с кем надо поговорить! С другой стороны…

Она должна знать. Она намекала на своё знание ближайшего будущего. И опять же, замышляй Люций что-то странное или катастрофическое – предупредила бы Виктора. Если Арда – не часть этих замыслов, если эти замыслы ей не на руку. Или если она действительно хорошо осведомлена. Или если эти планы включают в себя его, Виктора, неведенье.

– Снова боязнь далеко идущего заговора, – подытожил кудесник.

«Память вторична». Интересно, смог бы Влад произнести эту фразу без памяти? С другой стороны, структура восприятия должна быть чем-то вроде костей, на которых уже нарастает мясо – память. Или и эта аналогия неполная, а в синапсах нет чёткого деления на определяющие структуры и связанные с ними данные?

– Может, Люций и сам сможет разобраться, какие из своих воспоминаний передать гомункулусу и как это сделать, – Виктор пожал плечами и посмотрел на лежащего у его ног телёнка. – Интересно, решится ли Старик на трансформацию этой животинки или так и будет мычать, пока не помрёт от скуки? Что-то я совсем глупости бормочу. Пора с этим заканчивать. Так или иначе…

 

– День добрый, Учитель!

– К сожалению, почти утро, ученик, – взревел ветер. – И у нас осталось всего двести тринадцать минут.

– Быстрее не получилось. Приношу свои извинения, – Виктор склонился в почтительном поклоне. Глупые картинные жесты, и откуда только они всплывают?

Но поклон показался Люцию уместным.

– Напротив, мой друг! Я тронут твоим уважением и весьма удивлён твоей расторопностью, ибо я чувствую, что ты пришёл с решением, как вызволить меня!

– Да, Учитель. Я приготовил всё, что смог и…

– Но я не вижу тела!

– Не сочтите за неуважение, Учитель, – кудесник показал на спящего бычка.

– Ты полагаешь, что мне следует вселиться в вола, жующего траву? Я думал, это будет отрок!

– Но это же означало бы…

– Право, юноша, со временем ты осознаешь всё величие доступных тебе сил! – трубный голос стал мягок и снисходителен. – А имея такое величие, научишься приносить маленькие неизбежные жертвы. Да, я изгнал бы разум мальчика, – с тончайшей ноткой сожаления прогудел Люций. – Но я уверен, что и сам бы он согласился на то, если бы знал, вместилищем какого разума ему суждено стать!

«Что-то сомневаюсь. Нет уж, дедушка-людоедушка! Обойдись-ка телятинкой», – с раздражением подумал Виктор. И тут же испугался, что Великий вполне может обладать телепатическими способностями Арды!

Но Старик молчал, ни о чём не подозревая. И Виктор осторожно ответил:

– Учитель, если тело птицы смогло принять разум мага, то этот организм – крупное млекопитающее – должен справиться ещё лучше. И я запустил в его мозге замедленное изменение, чтобы достичь сообразия с мозгом взрослого мужчины.

– Что ж, мне остаётся смириться с твоей щепетильностью, – медленно произнёс Люций. – Теперь войди в мой срединный чертог.

Прибрежный песок перед Виктором расползся в стороны, словно гонимый сильным ветром, открыв круглый проход. Кольцо света вспыхнуло на входе, а от него многими нитями побежали внутрь всполохи.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться