Естественно, магия

Размер шрифта: - +

121. Лёгкая ненависть.

В роще Виктора ожидали три яблока. Геракл притащил их, обманув Атланта. Бог второго поколения как раз держал небо. А тут старый титан сам расщедрился. Атлант, Атлантида, затопленный остров…

– Интересные ассоциации, – Виктор усмехнулся.

Он подбросил вверх опустевшую резную малахитовую вазу, задержал её падение на уровне глаз, заставил воду из родника подпрыгнуть и застыть тремя ледяными шариками. Затем опустил всё на траву. Отблески и отражения играли в ледышках, а кудесник смотрел на них, лёжа на животе, поминутно чуть-чуть меняя угол обзора.

Процедуры управления и обслуживания Острова, защитные механизмы и регенерация, биоценоз, основные и побочные эффекты, система контрольных точек. Сам Люций их никак не называл – это была на редкость беззвучная передача знания, лишённая каких-либо имён. Только голые факты. Как набор новых стихий, часть которых Виктор, недолго думая, и поименовал. Да, в этом был смысл, с точки зрения Древнего. Наверняка, он считает своё творение вершиной магического мастерства, недоступного пониманию даже самого выдающегося ученика!

– «А сову эту мы ещё выясним», – кудесник усмехнулся, подбросил оплавившиеся ледышки до верхушек деревьев и ударом разнёс их в пыль. – Пора наведаться…

– Начальник!

– Как раз собирался вам сказать, что я ещё отлучусь по делам! Возможно, до вечера.

– Мы тут… поторопились немного…

 

Ещё до того, как Танк поведал о невольной эскападе, Виктор начал догадываться о том, что предстоит услышать. Он ответил, мол, всё в порядке, ничего страшного не произошло, но впредь всё-таки следует ставить его в известность о значительных делах. Да, заблаговременно. На том и попрощался.

– Пр-ридур-рки! Чёр-ртовы тор-ропыги! – прорычал кудесник, с трудом подавив желание расколотить резную вазу: Люций-то не виноват, а от такого вандализма может и огорчиться, опечалиться, осерчать…

Все расслабились: победа же! Даже он сам вздохнул с облегчением, на время оставив думы о побитом противнике. Который навряд ли перестал наблюдать. Опять придётся изворачиваться и торопиться, перехватывая инициативу.

– В-вашумагию…

Интересно, что думает о нём, например, та дама-лекарша, которую спустили с цепи верхи Ордена специально для этой охоты? У Влада было маловато информации о ней, но, судя по всему, личность она примечательная и соперник достойный. И следопыт более чем приличный.

– Ладно, всему своё время. Оно по-прежнему есть.

К делу. Арда его предупредила, Люций накормил его информацией. И оба не прочь встретиться с ним, поговорить. И сейчас они, скорее всего, вместе. Естественно, в Гроте: Арда-то неподвижна.

Вызов пошёл. И снова переход случился словно бы в ту же секунду, как Виктор завершал фигуру вызова! Это не магия! Какая-то манипуляция, близкая к магии, но не…

– Магия, Витя, только другая. Ещё одна разновидность.

– Арда, добрый день! Люций… – он поклонился Учителю, а тот почтительно склонил рогатую голову.

– Я знаю, что ты хочешь узнать обо всех видах магии, но изо всех твой путь наименее опасен, поверь!

– Но вы-то сотворили великие вещи!

Нет, он не льстил. Он восхищался системой Глобального Заклинания. Величественной, претенциозной, полной избыточных и взаимозаменяемых подсистем. Если не мастерством, то масштабом, определённо.

– И за это поплатились, – возразил Люций, принявший похвалу. – Но главное: мы опасны для мира. И даже для себя. Я знаю, тебе о многом хочется нас расспросить.

– Но наш разговор может дать тебе вредное знание, – закончила Арда.

Сокол с криком пролетел над головами магов.

– Он – меньший из нас, и по своему – опаснейший, потому мы не допускаем его до общения с тобой, – минотавр тряхнул головой, и птица, одевшись синим сиянием, смолкла.

– Но он согласен с нами, с нашим решением, – Арда добавила к словам ощущение улыбки.

– Мы уходим. Туда, где не сможем кому-либо навредить, – торжественно произнёс Люций. – Я видел тебя за работой и прочно уверился: ты именно тот, на кого стоит оставить этот мир.

Виктору не давали вставить слово, а тут что-то и говорить расхотелось: все всё решили, да и больше действительно некого определить на такую «работу». Спросить что-нибудь? Почему бы и нет? Для поддержания беседы.

– Много ли миров?

– Я не прогрызала ткань их времён, чтобы не…

– Арда! – рявкнул минотавр.

– Ну вот! Стоит ввязаться во что-то новое – сразу лезут оговорки. А ты к тому же их притягиваешь, будто тебе…

– Хранительница! – заревел монстр.

– Хоть вообще ничего не говори! – посетовала Дремлющая Красавица.



Валентин Искварин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться