Эстетика бабочек за плечом

Размер шрифта: - +

О любви душа расскажет

Анастасия отложила кисть и вздохнула, — правда, тут же одернула себя. Один из преподавателей, мудрая уважаемая женщина-философ, часто повторяла, что подобные жесты лишь опускают людей в глазах общества.
Ее загрузили довольно-таки тяжелой работой: создать несколько масок для предстоящей контрольной постановки.
Местная «муза трагедии» славилась своим художественным талантом, чем не брезговали пользоваться преподаватели, да и другие студенты тоже.
Второй этаж общаги театралки считался самым адекватным. В нем обитали главные таланты: Анастасия и ныне ушедшая в магазин ее соседка по комнате, местный фрик Катя. Во время выступлений ее голубые волосы и выбритый висок накрывались светлокудрым париком. Катю в общаге уважали, уже хотя бы за ее сильный альт и мини-концерты, которые она «давала» по вечерам в паре с ее лучшим другом-гитартстом — любителем приключений Вадимом.
А еще у Кати была противная привычка, сейчас, правда, служившая отличным помощником в занятии Анастасии: оставлять включенной музыку. Тихие динамики ноутбука слабо шуршали искаженным Шопеном. Анастасия знала, что дальше будут американские рок-группы и британский металл-кор. Сама «муза трагедии» любила народную и фолк-музыку, но, как говорится в известном мультике: «И так сойдет!»
Анастасия вздохнула еще раз, — и тут же царапнула себя ухоженными ногтями; доброе лицо Вероники Михайловны грозно сверкало из-под огромных, на все лицо, очков.
«Весенний вальс» сменился «Теплыми котами».
Три коротких стука в дверь. В качестве разрешения Анастасия метнула крупнокалиберную кисть в темно-коричневое дерево.
Ручка поползла вниз. Дверь поползла вперед.
— Я за книгой, — раздался чистый голос. Из всех чистых голосов он был узнаваем чистотой кристальной, абсолютно прозрачной.
— Да, заходь, — довольно громко проговорила Анастасия. В комнату вплыла Вика. Несколько дней назад она одолжила у нее «Фауста» и прочла буквально за две ночи.
Гостья по-хозяйски прошла к шкафу, открыла его и достала толстенький потрепанный томик этап девяносто пятого года издания. Все это происходило в непосредственной близости от Анастасии. Она откровенно пожирала взглядом изящные, несмотря на некоторую полноту, движения, мечущийся по спине до невероятия кудрявый рыжеватый хвостик и пританцовывающие ноги размера тридцать седьмого.
Анастасия стянула резинку с волос Вики. Кудри встали в фигуру солнышка. Вика развернулась и удивленно-игриво, вскидом голубых глаз пробуравила дыру в сердце Анастасии.
— Зажралась, мать, — одновременно с ленцой и снисхождением прошелестела Вика и щелкнула девушку по носу.
Кто бы говорил.
Кудрявая рассыпала колокольчики смеха по жаркому воздуху комнаты и, оставляя за собой след концентрированного позитива, вышла из комнаты.



Женя Лещ

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться