Эта девочка

Размер шрифта: - +

1

Чемоданов было ровно десять. Когда лорд, ругаясь сквозь зубы, притащил в дом последний, они заполнили весь неширокий холл.
— Отлично, мон шер, — одобрил его Анастасия, который уже распрощался с боа, а так же с жёлтой кокетливой шляпкой, обнажив короткие голубые волосы, — вот эти девять нужно перенести в мою комнату — проследите, чтобы окна были на запад, обожаю закаты. А вон тот маленький — в комнату этой девочки. Она любит минимализм, знаете ли.
— Где она, кстати?
— Выбирает себе спальню, — Анастасия вышел из холла и пошёл куда-то в сторону кухни. Лорд растерянно взял в руки телефонную трубку и набрал номер своей непутёвой сестрицы. Сработал автоответчик: «Хэллоу пипл, — ударил по перепонкам жизнерадостный голос. — Сейчас я не могу ответить, потому что занимаюсь безудержным сексом на Карибах. Вернусь — покажу фотографические снимки. Ну, а если это звонит мой брат, то я злорадно хихикаю. Удачного времяпровождения, милый.»
Со стороны кухни послышался какой-то невнятный шум, и лорд увидел своего дворецкого, который шел так быстро, насколько позволяло его чувство собственного достоинства.
— Сэр, — сказал дворецкий, и только по некоторой глухоте обычно певучего голоса можно было догадаться, что опытный слуга взволнован. — На кухне ест баранки какое-то странное существо с голубыми волосами. Оно утверждает, что будет здесь жить. Сэр? — и лорд понял, что дворецкий не просто взволнован, а находится в самой настоящей панике.
— Похоже, что так, Дживс, — ответил он. — По крайней мере, какое-то время.
— Хэй! — эта девочка перегнулась через перила второго этажа, кудряшки падали ей на лицо. — В этом склепе есть нормальные комнаты? Без фарфора и балдахинов?
— Сэр?
— И она тоже будет здесь жить, Дживс. Какое-то время. Подарок от леди Хельги.
— Леди Хельга всегда была безрассудна в своей щедрости, — покачал головой дворецкий. — Прикажете накрывать обед на троих, сэр?
— Я на диете, мон шер, — пропел Анастасия. — Поэтому мне что-нибудь лёгкое. А этой девочке — супа и рыбы. Правильное питание в её возрасте играет важнейшую роль, не так ли? И физкультура.
— Уууу! — нежданная гостья чуть подтолкнула ногой в кроссовке стоящий на полу между прутьев решётки вазон, и тяжёлый горшок с цветком грохнулся вниз. Стоящие внизу мужчины и Анастасия отпрыгнули. Земля и керамика взорвались осколками у их ног.
— Mon bébé, — укоризненно сказал гувернантка. — Это невежливо: так себя вести в гостях. Что подумают о моих методах воспитания эти милые люди? Мы с тобой репетировали в дороге, помнишь?
— Я распоряжусь, чтобы убрали, — и Дживс скрылся на кухне. Спустя несколько секунд оттуда отчётливо потянуло запахом валерьянки.
— Простите, сэр, я случайно, — тонким голоском первой ученицы произнесла эта девочка. — Действительно, я веду себя крайне невоспитанно. Это всё от горя, понимаете?
— Прости? — лорд запрокинул к ней голову, пытаясь разглядеть выражение её лица. Снизу оно казалось покаянным.
— Ну вы понимаете. Отец выставил меня за дверь, как старую игрушку. Я вынуждена просить кров у незнакомых мне людей. В моём возрасте всё это крайне болезненно. Вы простите меня, лорд?
— Эм. Ну думаю, да. Конечно, да. Ты же не виновата.
— Благодарю вас, сэр, — эта девочка заправила за уши кудряшки, свесилась ещё ниже. — Ваша доброта не знает границ. Так великодушно отдать мне свою спальню.
— Что? Нет. Об этом мы с тобой точно не договаривались.
— А мне показалось, да, — она чуть сдвинулась влево, вставая за соседним цветочным горшком. — Вы понимаете, что все остальные комнаты просто ужасны? Это будет похоже на то, как бедную Козетту поселили в каморке под лестницей, — и эта девочка закрыла глаза, цитируя на память: — «там, среди старых корзин и битой посуды, в пыли и паутине, находилась постель, если только можно назвать постелью соломенный тюфяк, такой дырявый, что из него торчала солома, и одеяло, такое рваное, что сквозь него виден был тюфяк. Простыней не было. Все это валялось на каменном полу. На этой-то постели и спала Козетта».
— О чем ты говоришь, черт тебя побери? — не выдержал лорд.
— Вы, англичане, совершенно равнодушны к литературе других стран, не так ли? — девочка открыла глаза. — Я говорю о печальной сиротской участи, постигшей меня, мой лорд.
— Лучше отдайте ей спальню, — посоветовал Анастасия, наливая себе выпить. — Эта девочка, разумеется, дар небес, но все ослы мира плачут по ночам от зависти к её упрямству.
— Ну уж нет, — возмутился лорд, — я не позволю, чтобы моё чувство доброты и жалости эксплуатировалась так нахально.
— Жаль, — сказала эта девочка, пиная ногой другой горшок. Лорд отпрыгнул от него в сторону и стал подниматься по лестнице.
— Это невыносимо, — сказал он раздражённо. — Так нормальные люди просто не ведут себя.
— Я — не нормальный человек, — сообщила ему эта девочка, пятясь. — Я ребёнок в стрессе. И всё, что я прошу, — немного уюта вашей спальни, в которой такие чудные полосатые обои, и мягкая кровать, и кресло — мне будет так удобно тосковать по папе. Больше некому — некому — читать мне книжки и целовать перед сном. Одна! Одна среди чёрствых, злых англичан! — и она вдруг разрыдалась и бросилась ему на шею.
— Хорошо, хорошо, — окончательно сдался лорд, неловко похлопывая её по тощей спине, — Забирай, что хочешь, только не рыдай.
Анастасия отсалютовал этой девочке бокалом с бренди.



tapatunya

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться