Эта девочка

Размер шрифта: - +

6

Well shake it up baby now, twist and shout
Come on come on come on come on baby, now work it on out
Well work it on out, you know you look so good
You know you got me goin' now, just like you knew you would

Чёрные кудряшки девочки взлетали и падали, когда она слегка подпрыгивала на месте от восторга. Лорд ловил её за руки, пытался успокоить, нервно оглядываясь в сторону королевской ложи. Впрочем, внимание публики было приковано исключительно к четырём тонким мальчикам в чёрных костюмах на сцене. Подумать только! Год назад никто не слышал о них, а теперь они выступают перед самой Елизаветой II. Да ещё и позволяют себе вольности, на вроде шуточек: «Те, кто сидит на дешёвых местах, хлопайте в ладоши, а вы, — жест в сторону королевской ложи, — бренчите драгоценностями». А украшенная драгоценностями, королева в сверкающей диадеме даже улыбается в ответ!
Нет, лорд никогда не поймёт женских привязанностей.
Девочка повернулась к нему, и её лицо осветила широкая улыбка, наполненная восторгом и счастьем. И тогда он подумал, что вся эта нервотрёпка с проникновением в Королевское варьете в последние минуты перед концертом стоила того.
Исполнители дружно кланялись, прощаясь с рукоплескавшей публикой. Лорд потянул девочку за собой, стремясь покинуть их крайние места побыстрее. Он не был подобающе одет для концерта года, и на голове его девочки не сверкало короны. И вообще, они шли в цирк, а не варьете, и он не был уверен, можно ли здесь находиться несовершеннолетним. Близкое знакомство с одной из прим театра помогло им сюда проникнуть, оставалось ещё так же незаметно исчезнуть.
— Это просто невообразимо, — сказал он, выбираясь из узкой двери чёрного хода на неприметную улочку. — Я лорд! Я пэр! А веду себя, как мальчишка. Всё из-за тебя.
Его воспитанница отряхнула от пыли театрального закулисья свою простенькую клетчатую юбку, подхватила его под руку.
— Не ворчите, мой лорд, — сказала она. — Это был удивительный вечер. Я видела их!
— А так же ты видела королеву, — напомнил он ей, шагая вперёд. Машину пришлось оставить в нескольких кварталах отсюда, и вечерняя прохлада приятно освежала голову.
— Вы, англичане, просто повёрнуты на своей королеве, — фыркнула она. — И ещё вы обещали мне мороженное. А в цирк мы пойдём завтра, да?
— Ты маленькая нахалка.
— Не маленькая. Уже четырнадцатилетняя. Спасибо вам, — и она легко чмокнула его в щёку, привстав на цыпочки.
Лорд вздохнул. Мисс Мартимер, наверное, была в ярости, когда на вокзале её встретил Дживс. Придётся завтра по дороге к ней заглянуть к ювелиру. А вечером навестить приму из варьете, поблагодарить за помощь с концертом. Тут можно обойтись цветами. Роскошной корзиной белых роз. А послезавтра неплохо бы сходить в клуб, а то он совсем перестал бывать в обществе в последнее время. А что делать, если он всё время боится, что, стоит ему надолго уйти из дома, как эта девочка подожжёт конюшню или отдаст бедным его коллекцию кубков.
Она нетерпеливо потеребила его за рукав.
— Мой дорогой сэр, вы ещё здесь?
— Увы, — он открыл перед нею дверцу машины, мельком глянув на часы на руке. А может, ну их к чёрту, приличия? Отвезти девчонку домой да и нанести визит мисс Мартимер прямо сейчас?
Эта девочка остановилась, с сомнением посмотрела на распахнутую дверцу.
— Не хочу в машину, — капризно сказала она. — Давайте ещё погуляем. У меня внутри всё клокочет от восторга.
— Садись внутрь, swallow, — нетерпеливо сказал он, весь поглощённый мыслями о прелестях мисс Мартимер, которыми он не наслаждался больше месяца.
— Не хочу, — воскликнула она, из всех сил сопротивляясь его настойчивому подталкиванию под локоточек.
— Выпорю, — мрачно пообещал он.
— А догоните, — предложила девочка, выскальзывая из его пальцев и отпрыгивая в сторону.
— Ты шутишь, что ли? — не поверил он. — Я лорд! Я пэр!
— А я — маленькая девочка. Без папы. Без мамы. Одна! На тёмных улицах Лондона.
— Чего ты от меня хочешь? — сквозь зубы процедил лорд, прекрасно понимая, что со своими радужными планами придётся попрощаться.
— Прогулку, мой лорд.
— Погуляешь в саду.
— Я хочу в метро. Я никогда-никогда не была в метро. Ну пожалуйста! — и она умоляюще прижала руки к плоской груди в белой школьной кофточке.
— Я тоже, — сказал лорд, постепенно успокаиваясь. Он не умел долго злиться на глупых несносных девчонок. — И посмотри, каким я вырос красивым и умным.
Маленькая дипломатка, она не выдала своего сомнения ни взглядом, ни движением брови.
— Вы прекрасны, — моментально польстила она ему. — Ну, тогда это будет дебютом для нас обоих, не так ли? Пойдёмте скорее, а то скоро будет совсем поздно, и Анастасия откажется читать мне Канта на ночь.
— Джиовэннетта Лукреция Бонфилия Мария!
— Не кричите на ребёнка, сударь!

К дому они вернулись на такси. Окончательно обалдев от хитросплетений лондонской подземки и от грохота локомотивов, ни девочка, ни лорд не смогли сообразить, как им вернуться к машине. Пришлось ловить такси и ехать домой, потому что у именинницы глаза сами собой слипались от перенасыщенного событиями днями и позднего времени. В дом воспитанницу пришлось нести чуть ли не на руках — она безвольно повисла на лорде, практически волоча ноги.
— Что вы сделали с моей дочерью? — возмутилась нечёткая мужская тень, отделившаяся от дома. — Вы что… вы напоили эту девочку? Вы представляете, который сейчас час?
Лорд представил себе, как они двое выглядят со стороны и похолодел. Выглядело всё и правда скверно. Но тут девчонка встрепенулась в его руках и открыла глаза:
— Папочка! — завопила она так, что лорд на время оглох, а в комнате Анастасии зажёгся свет. — Мой дорогой! — и с внезапной прытью она бросилась на шею Сильверстоуну.
Лорд смотрел на обнимающуюся парочку, не слишком прислушиваясь в восторженному лопотанию девчонки, и думал о том, что завтра у ювелира купит два украшения — для примы тоже. Похоже, прежняя жизнь снова принадлежала ему, и он улыбался до тех пор, пока кулак вспыльчивого итальянца не впечатался ему в челюсть.
— Ты водил мою дочь в варьете? Ты таскал её в метро?
Теперь свет зажёгся и в доме напротив. Чёртовы южане с их неумением себя вести.
— Вы когда-нибудь пробовали возразить вашей дочери?
— Ей — четырнадцать. Кто слушает подростков?
— Не будь ребёнком, рара, — эта девочка, наконец, выпала из ступора. — Миром правят подростки.
Она рассудительно отвела отца в сторонку, успокаивающе погладила его по плечу.
— Давайте пойдём в дом. А вы, — она укоризненно посмотрела на лорда, — вы должны были ударить его в ответ. Так все мужчины поступают. Не знали?
— Я не дерусь на улицах, swallow, — ответил он с достоинством.
— Это у вас просто нет дочери-подростка, — примирительно сказал Сильверстоун. — Сплошные нервы.
— Хотите выпить?
— О, да.
— Господа, — напомнила им о себе девочка.
— Тебе давно пора спать, — отозвались мужчины хором, скрываясь в библиотеке.
У себя в комнате именинница обнаружила двух совершенно одинаковых огромных плюшевых медведей, подаренных отцом и дядюшкой.



tapatunya

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться