Эта девочка

Размер шрифта: - +

17

Когда она подошла к будке телефона автомата, колени тряслись так ощутимо, что пятипенсовики едва не выпали из вспотевшей ладошки. Эта девочка глубоко подышала и набрала номер.
Трубку взяли на первом же гудке.
— Дом мистера Хиггинса, — сказал Дживс.
— Это я, — ответила ему девочка, — могу я поговорить с лордом?
— Одну минуту, юная леди. Я посмотрю, не занят ли он.
— Что? Что?
— Почему ты снова кричишь? — спросил ее лорд в самое ухо.
От звуков его голоса она чуть не рухнула, пришлось привалиться спиной к стенке кабинки.
— Добрый вечер, — ответила она, прикладывая неимоверные усилия к тому, чтобы голос звучал ровно.
— Это смотря с какой стороны посмотреть.
— Вы обещали не ругаться, — взмолилась она.
Он хмыкнул. Она услышала щелчок зажигалки в трубки и короткий вздох первой затяжки.
— Где ты? — спросил лорд. — Я приеду.
Она опустила очередную монетку в прорезь автомата.
— Как там дела у леди Хельги?
— Развелась и вернулась домой. Уже три недели маячит перед глазами.
— Как у вас дела?
— Отлично, — саркастически ответил лорд. — Каждый день, как праздник. Тишина и покой. Покой и тишина. Как в могиле, черт тебя побери.
Услышав гневные нотки в его голосе, она чуть не повесила трубку. Он, впрочем, тут же сдал назад:
— Ты вернешься домой?
— Не уверена. У вас нет таких откормленных тараканов, как в том месте, где я живу сейчас.
— Ну ладно. Приятно было поболтать, — и девочка с потрясение услышала короткие гудки. Некоторое время она постояла, ошарашенно глядя на трубку в своих руках. Потом набрала номер заново.
— Вы там совсем уже озверели, что ли? — спросила она яростно.
— Мисс Сильверстоун, — это снова был Дживс. — Рад вас слышать снова.
— Передай ему трубку, — рявкнула девочка.
— Swallow, твои манеры не стали лучше, — мягко укорил ее лорд.
— С чего бы им становится лучше? Я же не в Букингемском дворце обитаю.
Лорд вежливо промолчал. Она кинула еще одну монетку в автомат.
— Так и будете молчать?
— Ты вернешься домой?
— Да что вы заладили, как попугай, — рассердилась девочка. В ответ он снова положил трубку.
Она зашипела раздраженно, вывалилась из кабинки и поймала случайное такси, так кстати вынырнувшее из переулка. Денег у нее при себе, конечно, не было, потому что она выскочила посреди смены в кафе. Сегодня заболела посудомойщица, и ей пришлось ее заменять. Поэтому из кармана фартука торчали резиновые перчатки, на голове была цветастая косынка, а ноги были обуты в удобные, но не слишком симпатичные шлепанцы. А кого он ожидал? Королеву?
Дверь открыл Дживс. Слегка изогнул бровь, увидев наряд юной леди, да и только.
— Заплатите таксисту, пожалуйста, — попросила его девочка, — где этот… этот…
— Боюсь, что он уехал на благотворительный вечер, мисс Сильверстоун.
— Не говори глупостей, — отмахнулась она, сворачивая к кабинету.
Лорд поднял голову от книги, когда она ворвалась в кабинет и обидно захохотал, увидев ее наряд.
— Вот так вот ты, swallow, доказываешь свою независимость? Со шваброй наперевес?
— Все профессии достойны уважения, английский вы сноб, — отрезала она, выхватывая у него стакан с виски. Он даже не пошевелился, чтобы помешать ей выпить.
— Выглядишь… худой, — констатировал он.
— А вы — равнодушным.
Лорд пожал плечами, чуть повысил голос, обращаясь к дворецкому:
— Дживс, накорми бедолажку чем-нибудь. И заверни ей с собой еще еды, когда она будет уходить.
Девочка фыркнула, села в кресло напротив, вольготно закинув ноги на столик:
— Не дождетесь. Я, может, из-за вас работу потеряла. А мои клиенты остались без чистой посуды.
— Какая невосполнимая потеря для нации, — иронично заметил он, разглядывая ее шлепанцы. Да, с демонстрацией ног она явно погорячилась.
— Так и будете издеваться? — насуплено спросила она.
— А ты чего ожидала? Цветов и оркестра?
— Ну… вы хотя бы улыбнитесь, — предложила она, жадно разглядывая его. Он был все тот же — подвижное худое лицо, чуть вытянутый подбородок, тонкий аристократический нос, черная слегка встрепанная шевелюра. Даже не поседел ни на волос, мерзавец.
— Меньше всего мне сейчас хочется улыбаться, — огрызнулся он.
Она заулыбалась, обрадованная хоть какой-то нормальной, человеческой эмоции.
— Дживс, — обратилась она к дворецкому, который честно пришел в кабинет с подносом, заставленным едой. — Налейте еще выпить, пожалуйста.
Слуга вопросительно посмотрел на лорда. Тот, в свою очередь, перевел взгляд на девочку:
— Ты в гости или насовсем?
— Ну… предположим в гости, — осторожно сказала она. Тогда лорд согласно кивнул Дживсу и снова уткнулся в книгу.
— А если бы насовсем? — заинтересовалась девочка, принимая из рук неодобрительно сопящего дворецкого стакан.
— Прибил бы, — односложно ответил лорд, не отрываясь от чтения.
— Любопытные у вас методы ведения переговоров, — изумилась она.
— Никаких переговоров. Пей, ешь и уходи. Или оставайся, но тогда отдай стакан и прекрати изображать из себя прожженную жизнью стерву.
— Это я -то стерва? На себя поглядите!
— Ну хватит, — он встал. — Ты не можешь где-то пропадать полгода, а потом явится в мой дом, похожая на мисс Дулитл, и оскорблять меня направо-налево.
— Выгоните меня прочь? — уточнила она ехидно, на всякий случай, цепляясь пальцами за подлокотники кресла.
— Сам уйду, — отрезал он. И ведь, действительно, решительно пошел из кабинета. Это было уже слишком.
Она замахнулась и кинула стаканом в дверной косяк. Лорд остановился от того, что стекло и виски брызнули каплями перед самым его носом.
— Спятила? — спросил он. Дживс бочком-бочком просочился в холл и испуганно закрыл за собой дверь. Кажется, он был близок к тому, чтобы вызвать полицию.
— Спятишь с вами, — ответила девочка. Она все-таки заплакала и теперь слезы лились по ее щекам и падали на потрепанную старую футболку. — Вы как айсберг.
Он все еще стоял, спиной к ней, и разглядывал осколки у себя под ногами. Глядя на его устало опущенные плечи, она не выдержала — сорвалась с места и обняла его, обхватив руками за живот и прижавшись лицом к его спине. Он медленно поднял руки и накрыл ими ее ладони.
— Только посмей шагнуть за этот порог, — сказал он глухо.
Девочка рассмеялась, сквозь слезы.
— Вы так ничего и не поняли, да? Вы решили, что я сбежала по девчачьей глупости, да? А теперь вернулась и во вновь можете мной командовать, как вам вздумается?
— Хельга сказала мне одну странную вещь…
— Она сказала вам правду, мой лорд.
— Как это может быть, swallow?
Она, не размыкая рук, обошла его, заглядывая в мрачное, взволнованное лицо.
— Что теперь? — спросила она тихо. — Отругаете меня?
Он зажмурился и помотал головой, скрываясь от ее требовательного взгляда:
— Я в панике сейчас. Мне хочется, чтобы снова все было, как раньше. Просто и понятно.
— Я люблю вас с 14 лет, — сказала она. — Для меня всегда было все просто и понятно. Посмотрите на меня, сэр.
Он неохотно открыл глаза. Ее лицо было совсем рядом — бледное после зимы, с мокрыми дорожками от слез, темными кругами от размазанной туши. Нелепая косынка скрывала волосы. А глаза… в них было столько понимания и требовательной решительности. Она не просила — она ставила ему ультиматум. На равных.
— Дай мне немного воздуха, — попросил он ее, — мне нечем дышать.
Ее губы дрогнули, она приблизилась и вдруг легко подула ему в губы. От неожиданности он чуть приоткрыл рот, глотая ее дыхание.
— Когда все поменялось? — спросил он.
— Когда? — переспросила она.
— Когда ты ударила меня в Брайтоне? Или когда вышла из того магазина? Или когда я увидел, как ты целуешь Джо-Джо? Или сегодня, когда ты ворвалась в дом, такая непривычная и решительная?
— Вам необходимо сейчас так долго рассуждать об этом, да?
— Ты вернулась насовсем?
— Я вернулась насовсем, — твердо сказала она.
И тогда лорд поцеловал ее губы, которые все еще шевелились, договаривая слово. Он умирал в эту секунду от ужаса, и ему казалось, что под ногами — пропасть. Но он поцеловал ее, и пропасть исчезла. И все в этом мире снова стало простым и понятным.



tapatunya

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться