Эта трудная, трудная бессмертная любовь...

Глава 2.

Глава 2.

Я жил тогда в Сиэтле, владел небольшим, но преуспевающим магазином спортивных товаров, изображая из себя человека, увлеченного охотой и рыбалкой. Это давало мне возможность, не вызывая подозрений, исчезать на несколько дней из поля зрения соседей. Я действительно охотился, но для этого мне не нужны были никакие приспособления, да и объекты охоты не всегда были привычными для людей. Иногда люди сами становились моей добычей, ведь я – вампир. Ночной кошмар и ужас, страшилка из рассказов у костра для бойскаутов… Доля истины в этих рассказах, конечно, есть.

Я действительно пью кровь. В принципе мне достаточно крови животных, лучше хищников. Но в виде деликатеса человеческая кровь предпочтительнее. У людей то же есть любимые блюда, порою весьма экзотичные. Например, мидии - их вообще глотают живыми. Не оправдывая всех страшных историй о вампирах, мы не убиваем ради пищи. Мы способны пить кровь порциями, сопоставимыми с теми, которые теряет человек-донор. Вновьобращенного вампира этому обучает его создатель, а рожденного - семья. Если введение в «новую жизнь» проходит правильно, «дитя» становится самостоятельным и далее ведет «цивилизованную» жизнь.

К сожалению, порою происходят сбои, и тогда появляется существо, которое люди называют «маньяк-убийца». Некоторым из них удается скрываться довольно долго, люди вообще не способны с ними справиться.

К счастью, в поимке и расправе над таким существом принимают участие другие вампиры. Иногда его просто удается ликвидировать своими силами. Иногда - приходится выдавать людям, предварительно лишив силы  с помощью специального, известного только посвященным, снадобья. В этом случае вампир теряет свои уникальные живучесть и силу, так что электрический стул, например, для него опасен так же, как и для человека. Поэтому сдавать полиции этих существ стараются в тех территориях, где не отменена смертная казнь.

Пьем человеческую кровь мы обычно в процессе занятия сексом, при этом оба партнера испытывают особое удовольствие и можно говорить о почти добровольной отдаче крови. Почти, так как вампиры вне зависимости от собственного желания обладают сексуальной притягательностью для людей. Многие «казановы» и «роковые женщины» на самом деле являются «цивилизованными» вампирами.  Впрочем, мы способны наводить и страх, причем не только на оленей и рысей. Стоит лишь позволить соскользнуть маске «приличного человека».

Многие мифы о том, что могут и не могут вампиры, являются действительно мифами. Например, мы свободно питаемся обычной человеческой пищей, проявляя даже некоторые индивидуальные пристрастия. Эта пища необходима для регенерации организма, а вот особенности этой регенерации, большую силу и необычные для человека способности дает как раз кровь. Солнца мы не боимся и под его лучами от людей  внешне не отличаемся, правда кожа никогда не загорает. Но это не значит, что все бледные люди – вампиры, есть еще альбиносы, например. Проблему составляют глаза: сверхчувствительность, позволяющая видеть в кромешной темноте, делает их уязвимыми при ярком солнце. Выход – поменьше бывать на улице в солнечную погоду, при необходимости - темные очки, а в последние десятилетия – контактные линзы, полностью тонированные черным цветом.

Яд вампира  - это не миф. Но мы способны регулировать его выделение и пользуемся этим оружием, если приходится сражаться за жизнь с равным противником. Яд одного вампира у другого вызывает замедление реакции, сонливость. Все остальные существа почти всегда погибают, если наш яд попадает в их кровь. Поэтому за тысячелетия существования моего народа контроль над ядом стал врожденным, выделение происходит только при сознательном желании хозяина.

Те немногие люди, для которых яд вампира не смертелен, могут стать одними из нас. К счастью, проверять новых кандидатов в наше сообщество способом «выживет – не выживет» не нужно. Достаточно лишь смешать немного крови из вен человека и вампира в каком-нибудь сосуде   и  посмотреть на реакцию. Если смесь почернеет и свернется, то для этого человека яд вампира смертелен, если же она приобретет ярко алый цвет и будет выглядеть как свежая артериальная кровь, то человек при желании может пройти ритуал обращения.

Такое случается крайне редко, за весь период моего существования, мне ни разу не встретился человек, которого я мог бы обратить. По крайней мере, все попытки проверить, показали несовместимость кровей.

За 286 лет моей жизни я только один раз пожалел об этом. Алекс… она уже почти год жила в нашем городе, ходила в школу недалеко от моего магазина. Я видел ее не раз на улице, как и многих других, но знаком с ней не был. Спортивными товарами она не интересовалась, так что в мой магазин не заходила. Я обратил на нее внимание потому, что для своего возраста она выглядела слишком вялой, необщительной, подавленной. Казалось, что ее вообще ничего не интересует. Из обрывков разговоров покупателей, знакомых, просто прохожих на улице (при моем слухе информацию собирать было несложно) я узнал о гибели ее родителей, о том, что тетке особого дела до нее нет, и та ждет не дождется отправить девочку в какой-нибудь колледж.

Одевалась Алекс довольно мрачно, не пользовалась косметикой и украшениями. Но симпатичное личико и стройную фигурку не спрячешь от внимательных глаз. Я отметил это для себя без какой-либо задней мысли. На вид мне можно было дать лет тридцать пять – сорок и заводить любовные связи я предпочитал со взрослыми женщинами, желательно замужними. Они были заинтересованы больше меня в сохранении тайны и не предъявляли никаких требований. Иногда, правда, случались казусы – какая-нибудь дама воображала себя безумно влюбленной в меня, заявляла о желании развестись с мужем и создать семью со мной. В этой ситуации приходилось пользоваться своей способностью сглаживать воспоминания людей. Потенциальная невеста помнила о нашем романе, но в общих чертах, считая его очередной интрижкой.



Карина Мурунова

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться