Эта трудная, трудная бессмертная любовь...

Глава 5.

Глава 5.

Выходя из небытия, я радовалась окончанию кошмара о человеке – не человеке, превращающемся в хищника. Только тут до меня дошло, что все новые люди в доме, их странности поведения, а самое главное - превращение Тома Кенсинга в чудовище – все это только сон. Увы, наши объятья и поцелуи мне, конечно, тоже приснились.

Я открыла глаза и встретила тревожный взгляд хозяина дома.

- Саша, - неуверенно позвал он.

Я попыталась сесть и поняла, что сон продолжается: лежу на диване в гостиной, а Том стоит на коленях на ковре рядом… Или это не сон?

- Я все-таки испугал тебя! Прости, я не знал, как убедить, чтобы ты поверила мне. Так важно, чтобы ты поверила мне!

Я уставилась на него:

- Так это все на самом деле? Ты - …,- я не могла выговорить это слово.

Меня охватил страх, но это был, как не странно, не животный ужас добычи перед хищником. Это был страх за мужчину, которому, несомненно, грозит опасность. Люди не любят тех, кто выделяется из общей массы, тех, кто чем-то не похож на среднестатистического человека. «Охоту на ведьм» устраивали в той или иной форме во все времена. Да, Тому удавалось до сих пор не привлекать к себе внимание, но…

Истолковав по-своему мое молчание, Том отшатнулся от меня, по его лицу прошла волна боли, губы сжались в тонкую полоску:

- Я – монстр, и ты боишься меня!

Он рывком поднялся с колен, долгим взглядом посмотрел на меня, будто запоминая, и выбежал за дверь. Двигался он так быстро, что около выхода я увидела только размытое пятно.

Том – вампир! Я пыталась осмыслить то, что увидела и услышала. Такого не бывает! Особого интереса к мистике я никогда не испытывала. Из «взрослых» небылиц я предпочитала фантастику, связанную с космическими путешествиями и псевдоисторические романы о далеких-далеких временах. Мистические чудовища меня как-то не впечатляли. Конечно, общие сведения о, якобы существующих, «властелинах ночи» мне были известны. Однако согласно им, вампиры днем спят в гробах, а солнечный свет их убивает. Том совершенно спокойно гуляет днем даже в ясную погоду. Когда я встретила его кузена в лесу, оба они были в темных очках, но кто не носит такие очки? У меня самой от яркого солнечного света слезятся глаза так, что их открыть невозможно.

Есть, конечно, некоторые странности: мне несколько раз казалось, что Том появляется будто из воздуха, а температура его тела была явно ниже нормы (прохлада прикосновений запомнилась хорошо). Манера поведения напоминала героев фильмов «про старую жизнь». Пару раз я слышала рычание большого зверя (такое глотка человека неспособна воспроизвести), а никакой собаки (как я сначала думала) так и не видела. Наконец то, что было сегодня,… никак не укладывается в голове. Такого не может быть просто потому, что этого не может быть!.. очень весомый аргумент!

Если все это не гипноз, то, что мне теперь делать? Конечно, меня шокировала «демонстрации силы» сегодня утром, но до этого момента Том вел себя безупречно. Даже слишком, учитывая, что я появилась в его доме в самый неподходящий момент. Такого бережного и предупредительного отношения я за всю свою жизнь не видела. Как он защищал меня от презрительных выпадов своего кузена! А когда целовал, я, кажется, забыла даже свое имя. 

Еще вспомнила! Когда на кладбище я укололась шипом, и из пальца пошла кровь, мой спутник очень быстро ретировался, а перед этим на его лице появилось хищное выражение. Тогда я думала, что мне показалось. Значит, кровь все-таки является важным моментом. Но ведь Том на меня не набросился, хотя бояться ему было нечего: водитель, с которым я приехала, даже не смог бы подтвердить, что хозяин был дома и встретил меня. Пропала и пропала женщина, мало ли таких случаев остается нераскрытыми.

Далее, эта странная перемена в поведении братьев, когда Берг поранил мне руку. Минуточку, за всеми событиями я совсем забыла! Какой поразительной была скорость заживления ран. Теперь ясно, что вязкая жидкость – это точно кровь Тома. А еще что-то странное произошло при перемешивании. Цвет той пузырящейся жидкости стал неестественно ярким. А потом Берг сказал, кажется, так: «Поздравляю, Кенсингтон, ты нашел ее». Это имело отношение ко мне? И странное обращение – «миледи»… Казалось, все кругом сошли с ума. А может, это я повредилась рассудком? Не исключено.

Вопросов как всегда больше, чем ответов. Но самый главный один: как я отношусь к Тому? Все остальное уходит на второй план.

Любви с первого взгляда не бывает – за сорок лет своей жизни я в этом точно убедилась, мое сердце ни разу бешено не колотилось при мыслях о каком-либо мужчине. Отношения с мужем были приятными, мне льстили его ухаживания до брака, хотелось семью, детей, но «крышу» не сносило никогда. Все было рационально, у меня никогда не возникало желания завести какие-то отношения на стороне.

Нынче же не прошло и недели знакомства с мужчиной, а я уже готова на все. Если бы он не остановился сегодня утром, я бы нисколько не возражала… У меня и сейчас дрожь по телу от воспоминаний о наших поцелуях! Это все физиология, гормоны – уговаривала я себя. Но не вязалось с этим одно: когда мы стояли, обнявшись, и он гладил меня по голове, мне было так уютно и спокойно, казалось, что мы вместе уже много лет. И хотелось только одного – быть в этих баюкающих объятиях вечно, делить все радости и печали. Если это не любовь, тогда что? И еще, я очень боялась за Тома: вдруг его секрет раскроется, и кто-то пожелает его уничтожить. Возможно ли вообще как-то нанести ему вред? Если он будет ранен, как ему помочь?

Я представила себе, что через несколько дней уеду отсюда и больше никогда не увижу Тома. Сразу навалилась черная тоска. Реально оценивая себя, я понимала, что наши отношения не могут продлиться долго. Но пока Том хочет быть со мной, я буду с ним. Не важно кто он, и каково придется мне, когда все закончится.



Карина Мурунова

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться