Эта трудная, трудная бессмертная любовь...

Глава 8.

Глава 8.

Жизнь текла тихо и мирно. Мы с Клариссой занимались, ходили по выставкам и спектаклям. Правда, пришлось потратиться на пару «выходных» нарядов, но это, как и любой женщине, принесло больше удовольствия, чем досады от потери денег.

Люся, рассматривавшая мои наряды как-то вечером, заявила, что я «сногсшибательна». Даже Егор, который кроме своего «железа» ничего не видит, и тот одобрительно присвистнул, заявив: «Я всегда знал, что  моя мать - красавица».

Все было слишком хорошо. И конечно, не долго.

Примерно через неделю после начала наших занятий Кларисса поделилась новостью. Ее старый приятель - частный коллекционер - решил организовать в России выставку, посвященную колдунам, оборотням, вампирам и прочей нечисти. Артефакты и живописные полотна по этой теме начал собирать еще прапрадед нынешнего владельца. Так что в коллекции есть вещи совершенно потрясающие. В свой дом в предместьях Лондона коллекционер иногда приглашает избранную публику и проводит экскурсии. За границу же коллекция вывозится впервые, и это уже вызвало большой ажиотаж среди специалистов, желающих хоть одним глазком взглянуть на сокровища.

Мистер Смит, так зовут коллекционера, не захотел сотрудничать ни с одним музеем, хотя предложения поступали неоднократно и на выгодных условиях. Он обратился к леди Лаундер с просьбой помочь по-дружески подыскать помещение. Кларисса предложила разместить выставку в своей квартире. Так как вход на показ строго по пригласительным билетам, никого посторонних не допустят. Придут исключительно люди, с которыми мистер Смит, Кларисса и ее муж хотели бы завязать деловые отношения. Выставка будет сопровождаться фуршетом, организованным в соответствующем стиле. Все принципиальные договоренности уже достигнуты, и формальности утрясены. Первые контейнеры с экспонатами поступят уже завтра.

Я с готовностью предложила свою помощь, но Кларисса сказала, что не хочет портить мое впечатление. Три дня уйдут на подготовку и размещение экспонатов, поэтому занятия наши временно прекращаются. Леди Лаундер пообещала выплатить мне неустойку, но я отказалась и, тут же вспомнив о книге, попросила ее когда-нибудь прочесть наше с Алекс творение и дать свои рекомендации. Кларисса очень заинтересовалась этим и попросила сбросить ей текст по электронке сегодня же, чтобы заняться чтением, как только появится свободное время.

Три дня, предоставленная самой себе, я изнывала от нетерпения. Перебрав по два раза шкафы в квартире, наведя идеальный порядок, я наконец-то дождалась приглашения Клариссы посетить выставку. Она сказала, что хочет посмотреть все со мной перед основным приемом, выслушать мои впечатления и советы. Польщенная таким доверием, я немедленно согласилась приехать.

Настроение таинственности создавалось прямо в лифте. Стены и диванчик были затянуты темно синими и черными тканями. Впечатление дополнялось и голубоватой подсветкой от ламп, спрятанных в складках драпировки. Секретарь леди Лаундер, встречавший гостей, был одет во все черное. На ногах - высокие сапоги, на перевязи слева из-под короткого плаща выглядывала шпага. Мужчина очень естественно чувствовал себя в этом одеянии, и оружие ему совершенно не мешало, будто он привык его носить повседневно.

Двери лифта открылись, и я не узнала помещения. За три дня от хай-тек ничего не осталось. Раздвижные двери убраны, холл через арку плавно перетекает в гостиную. Вокруг преобладают строгие вытянутые вверх формы, помещение чем-то напоминает готический собор. Окна того, что раньше было современной гостиной, превратились в витражи, стены задрапированы тканями. Преобладающие цвета интерьера - черный и винно-красный, толстые белые свечи в массивных подсвечниках пока не были зажжены, хватало дневного освещения. На стенах развешаны картины, в основном портреты, в старинных тяжелых рамах (не удивлюсь, если с натуральной позолотой). По всему помещению расставлены этажерки и подставки, на которых размещались всевозможные предметы непонятного мне назначения: причудливой формы жезлы и чаши, массивные медальоны на толстых цепях. Всевозможное холодное оружие в изобилии заполняло помещение. Все лезвия  от небольших причудливой формы кинжалов до огромных двуручных мечей были украшены витиеватыми надписями. В неярком свете тускло поблескивали грани камней, украшавших это мистическое безобразие. В воздухе чувствовался какой-то терпкий чуть горьковатый аромат, показавшийся мне знакомым. Но я не могла вспомнить, откуда я его знаю.

Пока я озиралась, появилась Кларисса. Затянутая в строгое черное платье в пол с единственным украшением - рубиновым медальоном на широкой золотой цепи - она напоминала средневековую королеву-воина. Не хватало коня, лат и меча. Широко улыбаясь, хозяйка приблизилась ко мне и чмокнула в щеку:

- Александра, дорогая. Я так соскучилась за три дня! Надеюсь, результат моих трудов стоил этой жертвы. Ну, как тебе? - и она широким жестом обвела окружающее пространство.

- Потрясающе, - только и могла выдавить я.

- Я очень рада, что все это произвело на тебя впечатление. Скоро познакомлю с хозяином сокровищ, а пока позволь провести небольшую экскурсию.

- Хорошо!

Кларисса принялась объяснять мне названия, происхождение и назначение тех или иных предметов обстановки. Обращаясь время от времени к портретам, на которых, как оказалось, изображены бывшие владельцы артефактов, хозяйка вела меня вдоль стены гостиной слева направо. Неожиданно зазвонил ее мобильный, и Кларисса, извинившись, предложила самостоятельно продолжать осмотр, а сама вышла в боковую дверь для разговора.

Я продолжала движение в том же направлении, блуждая взглядом по экспонатам. Кругом стояла абсолютная тишина. Видимо из-за необычной обстановки мне все время казалось, что кто-то за мной наблюдает. Это ощущение стало гнетущим, и я решила покинуть гостиную, пойти поискать Клариссу.



Карина Мурунова

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться