Эта трудная, трудная бессмертная любовь...

Глава 10.

Глава 10.

Я поговорила с Егором и Люсей по телефону еще в воздухе, сообщив, что ко мне приехал из Канады Том Кенсинг, внук Алекс, предложил съездить с ним в Питер на неделю. Пояснила, что сама еще не разобралась в наших отношениях, которые развивались слишком стремительно, что постеснялась пока его представить Егору и друзьям. Получила выговор за внезапное исчезновение, пообещала больше так не поступать, проглотила комок в горле, услышав волнение в голосе сына, и пропустила мимо ушей прозрачный намек подруги в духе «седина – в волос, бес – в ребро». Разговоры постаралась свернуть поскорее, ссылаясь на пользование чужим телефоном.

Подходя к дому, мы встретили двух молодых людей, одетых, в камуфляжную форму. Они коротко поклонились. Охрана?

Все вошли внутрь и сразу направились в гостиную, расположились на диванах для разговора. Начал лорд Кенсингтон:

- Думаю, здесь идеальное место для привыкания Саши к новой жизни и ее обучения. Людей поблизости практически не бывает, места для охоты много. Проблема, я понимаю, будет в объяснении столь долгого отсутствия вашему сыну и друзьям.

- Боюсь, что телефонных переговоров будет недостаточно. Егор может себе нафантазировать, что меня удерживают силой, и начнет искать. Если бы я могла с ним увидеться хоть ненадолго, чтобы сказать ему о желании жить с Томом. Он большой мальчик и все оценит правильно.

Все присутствующие недоуменно смотрели на меня, затем Берг спросил:

- Братец, ты не говорил миледи о «прелестях» первых месяцев обращенных?

- Ну-у-у,… пока мы не уточняли детали, говорили лишь о необходимости обучения.

- Мило, – съязвил Берг.

- Том… - укоризненно вступил лорд Кенсингтон.

Тот виновато понурился:

- Все происходило слишком быстро, не до разговоров было.

Я заволновалась. Действительно, раньше речь шла только о необходимости чему-то учиться, но как это будет? Говорили что-то еще о необученных дикарях-маньяках и о некотором времени изоляции.

- Но почему я не могу увидеться с Егором хоть ненадолго? Вы можете быть рядом и удержать меня от необдуманных поступков.

- Сашенька, - осторожно проговорила леди Кенсингтон, - некоторое время ты не сможешь быть спокойной в присутствии людей.

- Но я не чувствую сейчас в себе ничего нехорошего. Напротив, прилив сил, замечательное самочувствие. Кстати, я даже есть не хочу, хотя с последнего приема пищи прошло более суток – удивительно!

- Это и есть один из симптомов, - тихо проговорил Том. – Самое неприятное будет, когда рядом окажется человек или какое-то теплокровное животное.

- Что будет?

- Желание убить и выпить его кровь.

- Но я об этом даже не думаю!

- Потому что рядом нет объектов охоты, а в тебе сейчас много моей крови, которая дает ощущение сытости. Думаю, пора начать обучение, - Том протянул мне руку, - прогуляемся?

- Но как же Егор?

- Я хочу, чтобы ты сначала поняла сложность ситуации, а потом все обсудим.

Мы взялись за руки и отправились в лес.

- Так в чем же состоит обучение? – спросила я, когда мы шагали под деревьями.

- Я должен показать тебе, как пить кровь, не убивая, и научить корректировать воспоминания людей, чтобы не оставлять следов. Тебе придется привыкнуть питаться в основном кровью животных, она не столь хороша, как людская, но для поддержания сил вполне подходит, - он на мгновение замолчал, а затем прошептал: - слышишь?

- Что? – так же шепотом откликнулась я, и в то же мгновение поняла, о чем он говорит.

До нас долетел шорох мягких лап по лесной подстилке и мускусный запах большой хищной кошки. Мы продолжали неслышно продвигаться вперед, и вот сквозь листву увидели сильное гибкое тело пумы. Том одними губами прошептал: «Смотри!» и рванул вперед. Думаю, обычным человеческим зрением я бы не смогла уследить за его перемещением, теперь же совершенно ясно увидела, как мужчина одним движением запрыгивает на спину зверя и, легко сдавив ему шею, обездвиживает. Животное, не успело издать ни звука.

- Иди сюда, - поманил меня Том.

Я приблизилась, и он стал объяснять, показывая:

- Это - сонная артерия, прокуси ее и пей.

Я повиновалась. Зубы вошли в шкуру, не почувствовав сопротивления. В рот ударила горячая струя, и тут… я почувствовала дикую тошноту. Отбросив тело несчастного животного, я согнулась пополам от мощного спазма в желудке, и меня вырвало.

Когда тошнота улеглась, я виновато посмотрела на Тома:

- Прости, наверное, с непривычки сделала что-то не так.

Мне показалось, или я действительно чувствую его страх?

- Том?...

Он подошел ближе, вынул платок и молча стал вытирать мое лицо.

- Том! Что происходит?

- Нам надо вернуться домой и обсудить это с родителями. Я что-то смутно помню из наших книг о подобной ситуации, но не уверен… - ощущение страха усилилось.

Я приложила ладони к щекам Тома и заставила его смотреть мне в глаза.

- Ты забываешь, что я теперь все чувствую. Что происходит?

Тяжело вздохнув, он нежно провел пальцами по моей щеке, легко коснулся губами кончика носа и сказал:

- Я действительно читал только упоминание по этому поводу, и боюсь, что сам сделал что-то не так. Поэтому твой организм не принимает кровь животного. А вдруг ты сможешь питаться только людской кровью? Очень сложно будет научить тебя не убивать и пить небольшими дозами сразу на людях.

Постаравшись задавить в себе поднимавшуюся панику, я бодро заявила:

- Лучший способ побыстрее все выяснить – это поговорить с твоими родителями.

Том обнял меня и прошептал:

- Все будет хорошо, милая. Я люблю тебя, и я - с тобой, во что бы то ни стало.

Я прижалась к нему, с наслаждением вдыхая родной запах. «Все будет хорошо!»



Карина Мурунова

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться