Этикет следствия

Размер шрифта: - +

Глава 5

Шеф сидел за столом, читал какие-то бумаги и делал быстрые пометки. Увидев магичку,  он встал, вежливо поклонился и предложил даме стул у громадного стола для совещаний. Виктору он просто кивнул.

Шефа следственного управления за глаза прозвали Горностаем. Может быть, за невысокий рост, худобу и резкие, быстрые движения. Может быть - за абсолютную безжалостность к подследственным, подчиненным и самому себе, если того требовали интересы дела. Может быть – за сомнительное происхождение. Некоторые говорили «Лысый Горностай», намекая на проявляющуюся плешь пятидесятилетнего начальника. Или желая сказать хоть какую-нибудь гадость о легенде Гнездовского сыска.

Его головокружительная карьера, не подкрепленная ни влиятельной родней, ни богатством, стала источником зависти, сплетен и пересудов.

Происхождения Василий Федорович, по его словам, был самого простого, во всех анкетах писал «сын ремесленника». Но никаких подробностей о его жизни до прихода в Стражу сплетники не знали. Что, естественно, порождало еще больше слухов.

Кто-то говорил, что в детстве он был главарем банды малолетних отморозков, на спор пошел работать в стражу, и прижился. Была версия, что он приговорен к виселице в Аквитоне, но сумел сбежать. Еще ходили слухи о рутенской пограничной охране… И это - не считая совсем уж фантастических предположений, вроде того, что Силин – внебрачный сын прежнего князя Гнездовского.

Шеф на все эти сплетни усмехался, но деталей биографии не раскрывал. Что было известно доподлинно – начинал Василий Федорович простым городовым. Помог раскрытию нескольких серьезных дел, получил направление в учебку, стал следователем. А дальше блестящей работой заслужил немалый иконостас орденов и повышение до главы всего Гнездовского следствия.

В отличие от многих, Силин с возрастом не погрузнел от кабинетной работы. Невысокий, быстрый, с тонкими чертами лица, он действительно чем-то напоминал небольшого хищного зверька. Виктор втайне мечтал повторить его путь. Впрочем, кто ж о таком не мечтает?

«Ты не представляешь, как нам повезло, – сказал как-то Виктору наставник, – шеф, который прежде всего радеет за успех дела, а не за свои награды, регалии, власть и пенсию – огромная редкость. Как бы не переманили Силина какие-нибудь княжеские особисты… А на сплетни наплюй. Какая разница, откуда счастье привалило?»

 

Виктор боялся, что шеф сейчас у него оба дела отберет. Некромант, да еще высшее общество – точно не компетенция младшего следователя, здесь должен работать либо кто-то из старших, либо вообще княжеская Безопасность.

Но так просто сдаваться Виктор не собирался. Это же такая возможность! Карьера не делается на расследовании ограблений винных лавок. Зато на таком деле, если не быть идиотом, вполне можно получить повышение. Виктор собирался настаивать, как минимум, на своем участии в дальнейшем следствии.

 

– Ну, что у вас? – спросил шеф.

Под острым взглядом начальства Виктор растерял все мысли, и, вместо заготовленной речи, с ходу бухнул:

– Ингрид Альградская – вероятно, следующая жертва серийного убийцы-некроманта.

– О как! – Василий Федорович недоуменно приподнял брови. – Ты, случайно, бульварным газеткам заголовки не пишешь? Завлекательно бы получилось… Ладно, не вскипай. Этот великолепный вывод ты сделал, потому что…?

– Два убийства за три дня. По заключению эксперта, - Виктор кивнул на Анну, оба совершены одним и тем же способом. С применением некромантии. Первая жертва – двойник госпожи Ингрид.

- Убийца – дилетант, но, несомненно, черный маг, - подтвердила Анна слова Виктора.

– Не было печали, да князь созвал гостей… – пробормотал Василий Федорович, вчитываясь в материалы дела. 

Дойдя до плана расследования, шеф слегка усмехнулся.

– То есть ты, Виктор, хочешь, вот прямо сегодня кинуться опрашивать сестру владетельного конунга Альграда? – вкрадчиво поинтересовался он, смерив взглядом младшего следователя с ног до головы. – Просто взять, прийти в княжеский замок и задать вопросы свидетелю?

От его тихого голоса Виктора слегка передернуло. Да уж, теперь понятно, как шеф подследственных раскалывает… Надо бы самому так научиться.

Младший следователь ожидал этого вопроса. Смущение как ветром сдуло. Нужно было гнуть свою линию.

– Так точно, шеф. С экспертом в качестве напарника. И говорить нужно не только с фрайин Ингрид. Необходимо выяснить, кто из пажей был в ночь убийства в борделе – они первый круг подозреваемых.

Анна (вот спасибо!) негромко, но веско добавила:

- Полностью поддерживаю этот план. Чем быстрее мы начнем задавать вопросы – тем лучше. И охрану бы фрайин Ингрид организовать, она все-таки вероятная жертва. 

 

Шеф встал из-за стола, крутанул в пальцах нож для бумаги и прошелся по кабинету пружинящим, танцующим шагом. Изобразил придворный поклон – довольно сносно, но Виктор умел лучше.

Потом подошел к Виктору и оперся на стол рядом с ним.

– Ну, положим, охрана у фрайин своя, и покруче нашей, – так же тихо продолжил Василий Федорович. – В том числе и поэтому, добраться до благородной госпожи будет сложно. Но можно. Вопрос в другом. Если по княжескому замку начнет шататься стража и задавать вопросы подручным благородных господ, причина всплывет мгновенно, и получится большой скандал. Черт бы с ним, но работать не дадут. А передавать дело безопасникам мы не будем. – Шеф улыбнулся уголками губ, - да, и про инквизиторов забудь, этих костоломов к высшему обществу пускать нельзя, наворотят дел – не разгребем.

У Виктора отлегло от сердца. Значит, шеф не планирует избавиться от расследования, передав его госбезопасности княжества. Что ж, о контрах стражи и безопасности, а точнее – Силина и протектора Гнездовского, Яна Олешковского, были в курсе даже служебные собаки.  Шансы остаться в деле возрастают.



Алекс Келин

Отредактировано: 12.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться