Это не мой мир

Размер шрифта: - +

Всё хорошо, что хорошо кончается

Сораболь изменился внезапно, словно от дуновения ветра: с улиц исчез неприятный запах, жрицы больше не стояли с курильницами на каждом шагу, а скрылись в храме, ухаживая за быстро выздоравливающими больными, горожане стали радостней, улицы заполнили смех и музыка. Только во дворце стоял переполох: чиновники никак не могли договориться, кто возьмёт на время бразды правления, никто не хотел нести ответ перед косоганом за то, что случилось, потому спихивали полномочия друг на друга, не решаясь взять их в свои руки. Впрочем, нас это уже не касалось. Чхоль загорелся идеей выследить Хеян, но не затем, чтобы отомстить, а потому что ему стало интересно, кто она для меня.

— Незаконченное дело, понимаешь? Я не могу просто отвести Арён сейчас к Пак Хёкоссе, сперва я должен разузнать всё о тебе и Хеян, — сказал Чхоль, когда мы покидали Сораболь, — К тому же другие жрицы подозрительно молчат, стоит заговорить о ней. 

— Возможно, они просто боятся, что ты начнёшь обвинять их в служении Чёрному Дракону.

— Это ведь, наверняка, так и есть. Хеян очень ловко прятала отметины под косметикой.

— Я сказал начальнику стражи проверить храм. Он пообещал, что лично заставит каждую жрицу умыться.

 

Отойдя на достаточное расстояние от города, мы отметили, что лес вокруг стал чище, на тропинках не было видно следов от толстых саламандровых лап, гниющие бандиты не выглядывали из-за деревьев, норовя наброситься на зазевавшегося путника, а воздух, хоть ещё и отдавал чем-то сладко-трупным, был гораздо свежее, чем прежде.

Я развернул карту, пытаясь угадать, куда могла скрыться Хеян. На карте вспыхнули новые ориентиры, уводящие нас дальше от конечного пункта назначения, хотя ещё пару дней назад казалось, что приключение вот-вот окончится. Чхоль высунулся из-за моего плеча, чтобы разглядеть карту поближе и довольно цокнул языком.

— И куда нам? — Два ближайших ориентира на карте находились на одинаковом удалении от нас, но в противоположных сторонах друг от друга.

— Скажи любое число.

— Что?

— Назови число.

— Три.

— Значит, идём в ту точку, что правее.

— Почему.

— Потому что ты назвал нечётное число.

Оставив меня в догадках, Чхоль уверенно двинулся вперёд. Арён пожала плечами и пошла следом.

«Ким Чхоль, если ты задумаешь петь, предупреди, пожалуйста заранее!» — засмеялась девушка, догнав воина.

В груди что-то сжалось, обжигая изнутри. Лекарство! Я вспомнил о ране, оставленной ящером, и о том, что так и не принял отвар, хотя Арён приготовила мне его ещё утром. Я потянулся к кожаному мешочку и, кривясь, выпил горькое лекарство, стараясь не думать, что частично оно состоит из саламандровых останков. Боль в груди не унялась, но я и не надеялся на моментальное действие. Переборов неприятное ощущение, я быстрым шагом нагнал друзей, как раз в тот момент, когда Чхоль начал заводить очередную песню, мотив которой всё так же оставался загадкой. 

 

Желание как можно скорей дойти до отмеченной на карте точки заставило нас идти до самого заката, подсобила ему в этом и очень удобная лесная тропа, которая словно сама ложилась под ноги. Ночь встретила нас непроглядной темнотой и шумом сомкнувшихся над нашими головами деревьев, так что ни звёзды, ни луна не могли осветить нам путь.

— Можем заночевать прямо на тропе, место не выглядит оживлённым, — Чхоль бросил поясную сумку под дерево и на ощупь начал выискивать в траве сухие ветки для костра.

Арён замерла на месте, а затем вдруг от её кимоно отделились светящиеся огоньки. Их золотистые лучи трепетали, словно крылья бабочки, но зато теперь можно было кое-что разглядеть не ломая глаза.

— Спасибо, Арён, — Чхоль улыбнулся подлетевшему к нему огоньку и продолжил собирать сушняк уже гораздо быстрей.

Жрица ответила воину новыми “светлячками”, опустив их ближе к траве. Возле меня кружил лишь один огонёк, но мне было вполне достаточно и его, чтобы выкопать для костра небольшую ямку и подготовить провиант для скудного ужина.

Ким Чхоль с Арён углубились в лес, и я даже успел заскучать, пытаясь разглядеть звёздное небо сквозь незримый чёрный купол из листьев. Иногда ветер с шумом проносился по верхушкам, словно позволяя мне украдкой взглянуть на плоский диск луны.

Вернувшись, Арён и Чхоль хихикали: воин придумал взять один из огоньков в рот, и в этот момент его щёки забавно светились изнутри, магический свет пронизывал кожу и золотистой паутинкой просачивался наружу, чтобы снова собраться в трепещущий шарик света. Жрицу это от чего-то забавляло, хотя я находил это зрелище скорей противным, чем смешным.

— Я первый спать, — мне показалось, что мой голос звучал слишком раздраженно.

Быстро я запихнул в себя еду, не почувствовав вкуса, и лёг спиной к костру и болтающим друзьям. Наверно, просто усталость давала о себе знать, выливаясь в агрессию к окружающим.

Уснул я быстро, словно провалился в тягучий сон без сновидений. Темнота и пустота, пересечённая светящимися линиями — мой бесконечный кошмар, извращенная клетка, из которой я не могу найти выход, потому лишь бьюсь о прутья, пытаясь их сломать или хотя бы погнуть. Сон никак не кончался, нутром я чувствовал, что давно должен был проснуться, но время вокруг замерло. Я заставил себя очнуться, открыл глаза и обнаружил вокруг себя всё ту же тьму, что и во сне. Но не успел я испугаться, как линии начали светиться ярче, распадаясь в тех местах, где я мог их видеть. Скользя вслед за моим взглядом, они перевоплощались в траву, деревья, звёзды, и даже лёгкое потрескивание костра уже коснулось моих ушей. Я обернулся на звук, ожидая увидеть пляшущий на поленьях огонь, но увидел тянущуюся ко мне тонкую, явно девичью руку.



Мария Арика Петрова

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться