Это сердце для меня

Размер шрифта: - +

Шестая глава

Шестая глава

 

Спала я очень плохо, чего собственно и стоило ожидать. Пора разобраться в себе, взвесить все за и против и наконец понять чего я хочу на самом деле. На утро я была сама не своя, как смерть бледная и постоянно зевающая, в общем только людей пугать таким видом, но нет я пошла в универ. Я не пыталась как-то пересечься или поговорить с Мин Юнги. Может вы это не одобрите, но я пустила всё на самотек. Что будет, то будет, как-то так. Дни летели за днями, я и обернуться не успела как прошло две недели. Мы с Мин Юнги вообще не виделись и не пересекались, это ведь хорошо, но иногда бывало такое странное чувство, хотелось просто подойти и спросить, почему он себя так ведет? Но гордость все же нужно иметь, я и так при виде его голову теряю. Киль Даран, на те же грабли дважды не наступают, но нет, ты умудрилась угодить в одно и то же дерево дважды, и на этот раз похоже серьезно, даже самой страшно.


Что мне делать? Сердце говорит то, что человек на самом деле чувствует, а разум – чтобы человек не наделал поспешных дел в порыве чувств. Это очень сложно, правда тяжело. Чувствуешь смятение, боль и то как твоё сердце разрывается на части в попытке выбрать, но как выбрать если ты понимаешь, что жить ни без того, ни без второго не сможешь. Снова боль, только не физическая, а моральная, вот эта боль страшнее всего, она, как яд мелено, размеренными темпами отравляет тебя, а потом набирает силу и со всей мощности цепляется в сердце, убивая всё. Это уже последняя стадия, точка невозврата. Выбрать слишком тяжело между тем, что до дрожи в коленках и бабочках в животе хочется и тем, что необходимо для того, чтобы просто не сорваться. Я всегда выбираю, то, что спасет мою душу, но как оно может спасти душу, если яд продолжает жадно вытягивать из тебя всю жизненную энергию и ты становишься… куклой. Нет, такого не будет.


Вот с такими философскими мыслями я шла домой, бредя по ночным, уже почти безлюдным улицам Сеула. Я остановилась посреди аллеи и просто подняла голову к небу, в глупой надежде увидеть звезды, но нет из-за ночной дымки, что часто окутывает большие города, будто заключая их под большой купол, который служит барьером, но только не в родном Сеуле, здесь нет давления, тут хорошо, ну, как говорится, хорошо там где нас нет. Я глубоко вдохнула ночной влажный воздух и пошла вперед. В туманной массе было ощущения присутствия дождя. Я ускорила шаг, промокнуть не хотелось, но, увы, сегодня не мой день. Дождь без предупреждения ринул большими холодными каплями на асфальт и изголодавшуюся по влаге землю. Капля за каплей мощным потоком падали, разбиваясь о мою одежду и бледное лицо. Я побежала вперед и уже через некоторое время была у себя во дворе. Легкая блузка полностью прилипла к телу по возможности, впитывая в себя влагу и распространяя холод по всему телу, от пронизывающего ветра не спасало даже пальто. Я поторопилась и открыла массивную железную дверь, но через секунду я была прижата к этой самой двери, ощущая холодные струи воды, что медленно скатывались по разгоряченной коже спины и то как холодные капли нещадного дождя падали на холодную кожу лица, скатываясь маленькими осколками по шее к острым ключицам и исчезая за воротником насквозь мокрой блузки.
Я открыла глаза и встретилась с глазами-пленителями женских душ напротив. Я хотела вырваться из его цепких рук, но меня еще крепче прижали к холодной двери, поднимая мои руки над головой и сжимая их одной рукой. Это Мин Юнги?


--- Мин Юнги…?- Я говорила шепотом, глотая дождевые капли, что стекали с лица, попадая на алые обветренные губы.--- Отпусти…- Я не кричала, не вырывалась больше, я вообще ничего не делала, просто стояла на месте и пыталась сквозь водную пелену, что закрывала мои глаза, рассмотреть точно ли это Мин Юнги.


Парень был очень на него похож, но маска которая скрывала всё ниже его аккуратного носа, заставляла сомневаться. Я снова попыталась вырваться, но это моему ночному гостю совсем не понравилось, он раздвинул мои ноги и уперся коленом в дверь, приближаясь ко мне. Что ему нужно? Я не чувствую страха, только интерес и понимание, что всё это неправильно. Сердце снова отбивает бит, до сегодняшнего дня мне не известный. Что же не так со мной? Я снова попыталась оттолкнуть его и на удивление парень ослабил свою хватку и я воспользовавшись моментом я оттолкнула его, ударив в грудь и он без сил упал на цементную аллею. Стоп, что с ним?

Юноша не двигался. Он просто лежал на земля, а его хрупкое на первый взгляд тело обильно поливает ледяной дождь. Я хотела подойти к нему, но вдруг он застонал, сильно сжимая свой бок и тогда под тусклым светом фонаря я рассмотрела кровь на его руках и кровь, которой пропитана его толстовка, а дождь старательно вымывал все её следы, будто стараясь спрятать парня от посторонних глаз. Я быстро подбежала к израненному и осмотрела его, помогая подняться. Он будто в бреду, поднялся и с моей помощью дошел до квартиры, а после просто отключился. Он потерял слишком много крови. Я уложила его на свою кровать, попутно раздевая его. Если он еще и простуду подхватит или воспаление легких, то точно преставится тут, да еще и с такой раной, на все сто ему конец будет. Я сняла с него маску и… как такое может быть… это Юнги…? Ладно, сейчас главное спасти его. Потом я сняла толстовку, которая была вся мокрая, да еще и вся пропитана кровью, позже добралась до черной футболки, так же избавляясь от неё, я принесла аптечку, обработала рану и перевязала её. А он везучий, рана не большая, только вот на том же месте, что и та первая. Я провела пальцем по уже затянувшемуся рубцу, слегка касаясь горячей кожи парня. А он кстати очень подтянут и с отличным телосложением, его молочная кожа только придает ему шарма, а эта маленькая родинка на груди, даже она прекрасно смотрится на этом теле. Так, что-то меня понесло… Только вот, что делать с его брюками? Не могу ведь я… Но, нет, ему совсем плохо, он скоро коньки отдаст, потом смущаться буду. Я накрыла его одеялом и несмотря сняла с него черные обтягивающие брюки, одевая таким же методом, старые папины штаны. Что они у меня здесь делают? Ой, не спрашивайте, я не знаю. Следующим делом я одела его в свою толстовку, которая была на меня слишком большой, но вот ему как раз, а после укрыла ватным одеялом. Я принесла таз с теплой водой и начала его обтирать полотенцем, стараясь согреть, но тело не желало принимать тепло, он продолжал трястись и изредка стонать от боли. Сколько он пробыл под дождем? Я поднялась, но в ту же секунду меня схватили за запястье и дернули в сторону кровати, в следующее мгновение я лежала рядом с этим знакомым-незнакомцем, прижата к его груди. Я попыталась подняться и это не составило труда так как он был слаб, но его слова заставили меня задуматься, прежде чем покинуть комнату.



Агния Нортс

Отредактировано: 19.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться