Это сердце для меня

Размер шрифта: - +

Тридцать четвертая глава (Последний раунд или это начало кругов ада?)

(Последний раунд)


--- Всё прошло лучше, чем я мог предполагать,- Мужчина заливисто рассмеялся, чем ввел в ступор братьев, что только переглядывались, пытаясь найти ответы друг в друге. Неужели это конец?


Вдруг выстрел и Юнги падает на пол корчась от невыносимой боли и сжимая кровоточащее плечо. Шуга подлетает к брату и оттягивает его к стене, закрывая собой. Юнги пытается  оттолкнуть брата, но тот не в какую, а сил у парня становится всё меньше, поэтому нет смысла сопротивляться.


--- Желаете умереть вместе? Боюсь, что если умрете вместе, то Юнгем этого точно не перенесет. Юнгем, держись!- Что? Юнгем тут?! Юнги обернулся на звук открывающихся дверей и в соседней комнате был Юнгем привязанный к батарее  двумя цепями и заклеенным ртом. Парень стоял на ногах и всеми силами пытался вырвать и любой ценой спасти братьев – единственный смысл его жизни.


--- Юнгем! Закрой глаза!- Шуга кричал, надрывая голос, но брат не слушался из глаз катились слезы, а Шуга лишь прижимал раненого брата всё ближе, шепча слова успокоения.


--- Почему всё так, брат? Мы ведь просто хотели быть вместе... хотели быть счасливыми,- Юнги говорил тихо, нежно улыбался и изо всех сил кричал Юнгему: --- Юнгем! Не будь сопляком и живи во чтобы то не стало!!!- Юнги закашлялся и уже через секунду по подбородку стекала тонкая нить алой жидкости, парень замолчал, продолжая тяжело дышать. За что над ними так издеваются?


--- Как трогательно… Ну, а теперь последний штрих,- Мужчина подошел к Юнгему и сорвал с его губ скотч, давая возможность говорить, а в большей степени орать, ведь профессор наслаждался их страданиями.


--- Прошу вас не надо!!!… Не надо… умоляю,- Юнгем плакал, слезы падали на землю хрустальными каплями, разбиваясь на миллионы осколков, попадали в рот, стояли пеленой перед глазами, не давая возможности видеть всё четко. Парень пытался вырваться, но очередные попытке проваливались, а руки были исцарапаны в кровь, алая жидкость тонкими струями стекала по длинным пальцам, падая на цемент, окрашивая его в коричневый.


--- Не проси... не поможет,- Мужчина направил оружие на парней, Юнги только крепче прижал к себе брата, а тот лишь улыбался, обнимая брата в ответ. Время останавливается, сердце замедляет свой бит, а легкая улыбка в сочетании с одинокой слезой, лишь показывает как легко сломить человека если отнять смысл его  жизни.

Три. Два. Один. Выстрел. Шуга дергается от невыносимой боли, пронизывающей всё тело, смотря на брата, который прикрывает глаза, а яркая улыбка тускнеет и вскоре просто испаряется, объятия ослабевают и руки безвольно падаю на цемент. Кровь смешивается, растекаясь ручьем по грязному и пыльному полу. Боль уходит, остается только пустота. Пустота... Юнгем с диким криком, что  просто разрывает пространство падает на колени, в очередной раз, разрезая нежную кожу запястьей об острый метал наручников.


--- НЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!- Сердце разрывается на части в прямом смысле этого слова, кровь начинает течь в другом направлении, разрываются нити бесконечности, исчезают вселенные, замедляется ритм сердца и парень безвольной куклой падает на пол, из глаз текут слёзы, а последним, что остается в памяти это надвигающееся братья, кровь и дикий смех профессора. Нет смысла жизни – сердце останавливается.


***
Этот урод связал меня здесь. Сто процентов будет шантажировать ребят, я должна выбраться отсюда во чтобы то ни стало. Вдруг послышался выстрел, через определенное время ещё один, а затем дикий крик человека, который страдает, будто его уничтожают, вынимая душу. Моё сердце начинает, как сумасшедшее биться, разум помутняется, а в голове только одна мысль, если что-то случиться с ними я его убью. Перешагну черту и стану зверем, но не позволю зверю стать королем в моей жизни. Я двигаю руками, как сумасшедшая в попытка, разорвать эту идиотскую веревку, на лбу выступает испарина, подступают слезы. Наконец-то я смогла разрезать веревку. Я не заметила как поранила руку, она кровоточит и должно быть больно, но мне совсем не больно. Я иду на звук, осталось повернуть за угол и я всё увижу своими глазами. Сердце скоро просто остановится от такой скорости бита, ноги трясутся, руки снова сжимаются в кулаки, ногти впиваются  в израненную кожу на ладонях и снова идет кровь. Я делаю шаг и тут же меня из рта вырвался немой крик, а увиденное заставило  сделать шаг назад. Юнги и Шуга были ранены, повсюду кровь и боль. В паре метров от них лежал Юнгем, которого профессор пытался привести в чувство.  Внутри будто что-то щелкнуло, а в голове было только одно слово «Убить.» я осмотрелась и увидела в метре от меня пистолет. Шаг, ещё один, ещё шаг и пистолет в моих руках. Слез не было, страх прошел и руки, как в глупых фильмах не тряслись хоть я и в первый раз держу оружие в рука. Я снимаю предохранитель, оружие издает характерный звук и это привлекает внимание этого монстра, он оборачивается ко мне и пристально смотрит. Думает, что в силах изменить мои намерения и надавить на человечность, психолог хренов. Во мне больше нету человечности. 

Оружие в крови, капля за каплей падает на пол, издавая привычный «кап», который просто разрывает эту тишину и все надежды профессора на то что я так просто отдам ему пистолет.


--- Я твой отец, ты не посмеешь убить меня,- Его уверенный взгляд и наглая ухмылка окончательно уничтожают прошлую меня. После содеянного у него ни капли сожаления. Мразь! Само понятие того, что этот ублюдок мой отец, заставляет блевать. От этого мне становится только больнее, а сердце сжимается до размеров ореха.


--- Ошибаешься,- Я говорила уверенно, а на лице расцвела ядовитая ухмылка и это не хило так напугало этого психа.--- Где моя мама?- Пусть скажет, что она жива. Умоляю… пусть скажет, что она жива…



Агния Нортс

Отредактировано: 19.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться