Это вызов

Размер шрифта: - +

Глава 6

Я стою возле кабинета химии и тяжело сглатываю. Для меня этот кабинет, подобен вратам ада. Несмотря на то, что Глеб меня подготовил и все объяснил, я на грани истерики. Боюсь, что из-за своих нервов все напрочь забуду.

Боже, как же потом стыдно будет говорить Баринову, что я настолько тупая, что все забыла и он потратил свое время зря. Что проще научить обезьяну разговаривать, чем меня химии! 

Ладно. Фух! Нужно просто перестать колотиться. И все встанет на свои места.

Прижимаю сумку крепче к груди, вцепившись в нее, словно в спасательный круг.

У меня есть еще десять минут, а я стою около этих дверей как истукан уже пять, и на самом деле не уверена, что не сорвусь и не сбегу отсюда. Хотя мне в любом случае придется отвечать. Нас спрашивают по списку, и сегодня моя очередь. 

Еще и Яна якобы болеет. Никакой поддержки. Вероятно, её не будет до понедельника. Не то чтобы я не верю в её болезнь, но внутреннее чутье подсказывает мне, что эта болезнь называется «депрессия». Другое название «парень-в-которого-я-влюблена-с-другой».

— Переживаешь? — раздается голос рядом со мной.

Подпрыгиваю от неожиданности и резко оборачиваюсь.

Баринов.

— Нельзя же так пугать, — ворчу и только сейчас осознаю, как близко он стоит.

В следующий миг его рука оказывается на моей талии, и до меня доносится стук его сердца. Я замираю подобно статуе. 

До чего же хорошо он пахнет… А еще он сильный, высокий. На две головы выше меня, чтобы его поцеловать, мне нужно встать на носочки… Так, стоп. Какие ещё носочки? Какой поцеловать?

Отшатываюсь от него, по-дурацки хихикаю и резко делаю шаг назад.

Рука Глеба безвольно падает и я прикусываю язык, чтобы дурацкий поток непонятных слов не вырвался из моего предательского рта, как это обычно бывает, когда я нервничаю.

— Г-м, — откашливаюсь и несколько шокировано улыбаюсь. — Да, я немного нервничаю, — очень кстати вспоминаю его вопрос.

— Хм-м, — трет он свой подбородок, словно задумывается, однако я замечаю в его глазах смешинки. — Тогда возможно, это тебе поможет, — достает из рюкзака цветную пачку.

Я хмурюсь, забираю пачку из его рук, и не в силах сдержать улыбку, когда понимаю, что держу мармелад.

— То, что нужно, — говорю, — спасибо.

Баринов лишь скромно пожимает плечами, что очень несвойственно ему, но я ничего на это не говорю.

Быстро разрываю пачку и в тот же миг закидываю в рот несколько мармеладок, совсем забыв что Глеб по-прежнему стоит около меня.

— Эм-м, — искоса на него поглядываю. — Ты не хочешь? — протягиваю пачку.

Парень смотрит на нее в непонятках, словно несколько минут находится в другом измерении, а затем до него доходит и он качает головой.

— Ну и ладно…

Наступает неловкое молчание. По крайне мере для меня. Смотрю по сторонам и замечаю, что несколько людей пялятся. Черт!

Зло выдохнув, поджимаю губы в недовольстве.

— Что такое? — обеспокоенно спрашивает Глеб, замечая резкое изменение в моем поведении.

— Твой фан-клуб.

Он хмурится и смотрит по сторонам. На его лице сперва отражается недоумение, но после понимание.

— Видишь, все кроме тебя понимают, насколько я великолепен, — дерзко бросает, выпячивая грудь вперед, словно показывая всем своим видом насколько он завидный жених.

— Дурачина, — усмехаюсь, качая головой.

Должно быть, у этого парня точно не все дома. Вместо того чтобы обидеться на мой комментарий, Баринов растягивает улыбку во все тридцать два зуба. Я поражаюсь его тараканам в голове. Ему, насколько я могу судить, даже нравится, когда его обзывают и отказывают. Может, он маньяк? Целый день весь такой добродушный, хороший, а по ночам трупы закапывает.

Невольно кидаю взгляд на его руки, особенное внимание уделяя ногтям. Никаких признаков земли. Его руки ухоженные, но вместе с тем выглядят несколько грубоватыми, а костяшки пальцев даже немного сбиты. Ну, оно и понятно, на поле в ходе игры происходит всякое. Травмы — неотъемлемая часть спорта.

В какой-то момент осознаю, что слишком много времени в своей голове уделяю Баринову. Попахивает клиникой.
Пора прекращать.

— Глеб, ты идешь? — очень кстати раздается голос Данила по коридору.

Баринов тяжело вздыхает и произносит:

— Удачи.

— Угу, спасибо, — лепечу, смотря в пол.

Он еще несколько секунд буравит меня своими серыми омутами, а затем, едва ли коснувшись моего плеча своей рукой, разворачивается и идёт к своему к другу.
Я же в свою очередь поворачиваюсь и на нетвёрдых ногах плетусь в аудиторию.



Bambie

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться