Это — вызов

Размер шрифта: - +

Глава 6

Я стою возле кабинета химии и тяжело сглатываю. Для меня этот кабинет подобен вратам ада. Несмотря на то, что Глеб меня подготовил и объяснил, я была взвинчена. Я боялась, что из-за своих нервов все напрочь забуду. Стыдно будет говорить Баринову, что я настолько глупа, что все забыла, и он потратил свое время напрасно.

«Возьми себя в руки», — приказываю я сама себе, прижимая сумку крепче к груди, вцепившись в нее, словно в спасательный круг.

У меня есть еще десять минут, а я стою около этих дверей, как истукан, уже пять минут и на самом деле не уверена, что не сорвусь и со всех ног не убегу отсюда.

Я знала, что сегодня в любом случае буду отвечать. Нас спрашивали по списку и, сегодня очередь дошла до меня.

Ко всему прочему, я сегодня одна. Никакой поддержки. Яна заболела, и я предполагала, что до понедельника ее не увижу. На самом деле я не особо верила в эту версию с болезнью, но не спешила вдаваться в подробности.

— Переживаешь? — раздается голос рядом со мной.

Я подпрыгиваю от неожиданности, а затем резко поворачиваюсь назад и замечаю Баринова.

— Нельзя же так пугать, — ворчу я и только сейчас замечаю, как близко стоит парень.

Он тоже это замечает, и его глаза, тотчас же, темнеют. Его рука невообразимым образом оказывается на моей талии, и я слышу стук его сердца. Я замираю, подобно статуе, а затем, словно очнувшись от странного помутнения в своей голове, по-дурацки, хихикаю и резко делаю шаг назад.

Рука парня безвольно падает, и я прикусываю язык, дабы дурацкий поток непонятных слов не вырвался из моего рта, как это бывает по обыкновению, когда я нервничаю.

— Г-м, — откашливаюсь я, а затем несколько ошалело улыбаюсь, — да, я немного нервничаю, — очень кстати вспоминаю его вопрос.

— Хм, — трет он свой подбородок, словно задумчиво, однако я замечаю в его глазах смешинки. — Тогда, возможно, это тебе поможет, — он достает из рюкзака какую-то пачку.

Я хмурюсь, а затем забираю пачку из его рук и не могу сдержать улыбку, когда понимаю, что держу мармелад.

— То, что нужно, — говорю я, — спасибо.

Парень лишь скромно пожимает плечами, что очень несвойственно ему, но я ничего на это не говорю.

Я быстро разрываю пачку и в тот же миг закидываю в рот несколько мармеладок, позабыв, что Глеб по-прежнему стоит около меня.

— Эм-м, — бегаю я глазами по нему, — ты не хочешь? — протягиваю ему пачку.

Парень смотрит на нее в непонятках, словно несколько минут находился в другом измерении, а затем до него доходит, и он качает отрицательно головой.

— Ну и ладно, — бормочу я.

Мы на несколько секунд замолчали. Я посмотрела по сторонам и заметила, что несколько людей смотрят на нас с интересом. Это заставило меня зло выдохнуть и поджать губы в недовольстве.

— Что такое? — вдруг забеспокоился сероглазый, заметив резкое изменение в моем поведении.

— Твой фан-клуб, — произнесла недовольно я.

Парень нахмурился, а затем осмотрелся по сторонам. На его лице сначала отразилось недоумение, а затем понимание.

— Видишь, все, кроме тебя, понимают, насколько я великолепен, — нагло проговорил он, выпятив грудь вперед, словно показывая всем своим видом насколько он завидный жених.

С меня вырвался смешок.

— Дурачина, — усмехнулась я, качая головой.

Должно быть, у этого парня точно не все дома. Вместо того чтобы обидеться на мой комментарий, Баринов, напротив, растянул улыбку во все тридцать два зуба. Мне же оставалось только поражаться тараканами в голове этого, весьма странного, но прошу заметить, все же джентльмена. Ему, пожалуй, насколько я могла судить, даже нравится, когда его обзывают и отказывают. Это заставляло меня задуматься. Вполне возможно, он маньяк. Целый день весь такой добродушный, хороший, а по ночам трупы закапывает.

Я невольно кинула взгляд на его руки, особенное внимание уделяя ногтям. Никаких признаков земли. Его руки были ухоженные, но вместе тем они выглядели несколько грубоватыми, а костяшки были немного сбиты. Я не особо этому удивилась, на поле, в ходе игры, происходит всякое. Травмы — неотъемлемая часть спорта.

В какой-то момент я поняла, что слишком много времени в своей голове уделяю сероглазому. Пора прекращать.

— Глеб, ты идешь? — очень кстати раздался голос Данила по коридору.

Баринов тяжело вздохнул, а затем произнес:

— Удачи.

— Угу, спасибо, — пробормотала я, смотря в пол.

Он еще несколько секунд на меня смотрел, а затем едва ли коснувшись моего плеча своей рукой, пошагал по коридору.

Я же в свою очередь повернулась и твердым шагом направилась в аудиторию.

Спустя пять минут прозвенел звонок, а мое сердце, между тем, сжалось в комок. Начался опрос. Я ждала своей очереди, все беспрерывно повторяя материал. Когда меня вызвали, я на первые несколько секунд впала в ступор, а затем, будто переместившись в пространстве, оказалась в комнате Глеба. В моей голове звучал его голос, что невольно заставило меня расслабиться и с трезвой головой начать отвечать, после чего я решила несколько реакций. Однако мое счастье длилось недолго, как только преподаватель заметила, что я хорошо усваиваю материал, тотчас же дала мне тему для доклада на следующий урок. Мне бы хотелось верить, что Глеб мне поможет, но я не хотела парня обязывать. Хоть у нас и в субботу занятие, я все равно не хотела отнимать у него время. Да, и самой не хотелось к нему привыкать. Был бы он последним подлецом, возможно, и мне легче было, а когда он весь такой любезный и хороший, самой стыдно становиться.

Я вышла из аудитории с потоком людей.

Я, увы, была не совсем общительной и коммуникабельной, поэтому, за исключением, Яны, так и не завела себе товарищей. Мда уж. Стоило бы попытаться с кем-то еще подружиться. К счастью, времени у меня было полно. Поэтому я особо не отчаивалась.



Bambie

Отредактировано: 19.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: