Это зависит от нас

Размер шрифта: - +

Часть 02

         В пустынной затененной аллее было по-особому уютно, тихо и спокойно. Приглушенные звуки шумного полуденного города доносились сюда едва-едва, и только птицы, как всегда, бестолково щебетали о чем-то своем, порхая с ветки на ветку.

         Вадим устало опустился на старую потертую скамейку, сплошь покрытую разнообразными надписями от восторженно романтических до откровенно похабных.

         - Писатели...

         Презрительно скривившись, Вадим недовольно прищурился.

Яркий солнечный лучик, упрямо пробившись сквозь густую листву крон, остро резанул его по глазам. Аккуратно прислонив костыли к скамейке справа от себя, Вадим неспеша достал из кармана поношенного вылинявшего пиджака початую бутылку дешевого красного портвейна. Измерив оценивающим взглядом остаток содержимого, он жадно припал губами к горлышку и сделал несколько больших глотков.

         Вино было неприятно приторным и теплым до отвращения. Но он знал по опыту, что всего лишь через несколько минут оно сделает свое дело - мысли потеряют четкость, медленно оплывут, как свечной воск, и придет расслабленное состояние покоя, а с ним и долгожданное, хоть и недолгое, облегчение.

Криво усмехнувшись, Вадим вытер тыльной стороной ладони губы, устало откинулся на спинку скамейки и закрыл глаза.

Снова нахлынули воспоминания...

         Бравурный парадный марш. Слегка влажные от волнения ладони крепко сжимают новенький, еще не потертый АКМ. Что-то отрывисто говорит, словно каркает, низенький полковник с одутловатым лицом, на котором перезрелой сливой пламенеет синюшный нос - видимо, большой любитель, грешным делом, заглядывать на дно стакана. Слов не разобрать, слышны только отдельные фразы:

         - ...угнетенный народ надеется... невзирая на происки кровожадных милитаристов... верные духу интернационализма и присяге... руководствуясь постановлениями правительства, оказать братскую помощь...

         Слова тягостными свинцовыми каплями падали в глухую пустоту, как в бездну. Их никто не слушал, думая каждый о своем. Да и сам полковник-штабист, похоже, просто торопился поскорее закончить опостылевший и ему самому идиотский ритуал посвящения совсем еще молоденьких мальчиков-призывников в пушечное мясо.

         Наконец церемония завершилась.

         - По машинам! - проносится над строем зычная команда.

         А еще через час длинная колонна закамуфлированных автомобилей, натужно рыча, входила на проржавевший насквозь железобетонный мост, переброшенный на другую, уже чужую сторону бурной горной реки. Там высились хмурые неприветливые скалы, и, казалось, сама смерть, цинично ухмыляясь, выглядывала из каждой расселины...

         - Чудесный день сегодня! Не правда ли, молодой человек?

         Спокойный и доброжелательный баритон раздался рядом совершенно неожиданно.

         Вадим, словно от удара, резко вздрогнул, выныривая из мутного омута воспоминаний, открыл глаза и растерянно повернул голову налево.

         Рядом с ним на скамейке сидел прилично одетый незнакомец неопределенного возраста и с живым любопытством глядел на Вадима, словно рассматривая какой-то весьма интересный музейный экспонат. При этом он открыто и приятно улыбался, слегка покачивая ногой.

         - Мне кажется, что вы со мной не вполне согласны? А зря... - добавил неизвестный, продолжая открыто улыбаться.

         Вадим крутанул головой по сторонам - аллея парка была совершенно пуста. Он озадаченно переспросил:

         - Извините, это вы мне?

         - Естественно! Ведь здесь больше никого нет, - пожал плечами незнакомец. - Только вы и я.

         Вадим недоверчиво смотрел на него и сердито хмурился, усиленно пытаясь сообразить, откуда взялся непрошенный собеседник. Ведь еще минуту назад поблизости не было ни одной живой души. Он не слышал ни шороха, ни скрипа песка под подошвами, ни каких-либо других звуков, предупреждающих о его приближении.

         "Ладно, не обратил внимания - и все тут. В конце концов, какая разница, откуда он взялся..." - решил Вадим и неохотно ответил:

         - День - как день. Не вижу в нем ничего такого особенного... Разве что солнце печет немилосердно, так что в этом хорошего?

         Неизвестный оживился и как-то суетливо потер ладони:

         - Ну, как же, как же?! Неужели вы забыли? Быть такого не может... Ведь сегодня четырнадцатое июля!

         Вадим озабоченно потер лоб, силясь припомнить значение этой, очевидно значительной даты, но безуспешно. Память глухо молчала, не собираясь помогать. Он вздохнул, пожал плечами и равнодушным голосом поинтересовался:



Сказочник

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться