Этот прекрасный новый мир: Вторжение зеленокожих

Размер шрифта: - +

Глава 8

Вы задумывались о том, какого это, отнять чью-то жизнь? Какого это, стоять над беспомощным врагом, смотреть ему в глаза, кипящие в злости и ярости на весь этот мир, а затем нанести смертельный удар? Это непросто. Совсем не просто… Понимаете, нельзя просто взять, убить разумное существо и жить дальше, как будто ничего не произошло. Это так не работает. Даже если у вас хватит сил совершить задуманное, мысли о содеянном не дадут вам спокойно жить на протяжении нескольких месяцев, если не лет.

В твоем собственном сознании ты становишься убийцей. Последней мразью, не достойной прощения. И ни один довод в твоем выдуманном суде над собою, ни один факт не способен оправдать твое мерзкое деяние. Ни одно хорошее дело не смоет крови с рук. И тебе остается одно: покаяться и принять свое наказание, или же принять убийцу, как свое новое я. Смириться с тем, чем ты стал. Заглушить в себе все эти чувства и эмоции и выбросить вон, отрывая от себя не малую часть и собственной души…

Глядя на окровавленный кинжал в руке, я испытывал отвращение к себе. Чувствовал, как стремится к горлу недавно поглощенная трапеза. А после моя рука машинально выхватила из браслета бутылку Палма и вылила приличную порцию жидкости в рот.

– Ух! – скрючившись на секунду, совсем чуть-чуть, я сразу бодро сказал, – знаешь что, Ларри? Я во что бы не стало добуду рецепт этого Палма. Даже если ради этого придется кого-нибудь убить!

В бонус к прояснившемуся разуму и приливу радости, я получил уведомление о том, что отравление было успешно излечено.

– Лови, выпей, – я подбросил Ларри бутылку, – полегчает.

Ларри к этому моменту уже побледнел и еле стоял на ногах, но стоило ему присосаться к горлышку, как цвет лица принял свой естественный розовый оттенок.

– Спасибо, хозяин! – весело отозвался Ларри. После Палма его ничуть не смутила позиция моего раба. Воистину волшебная вещь!

Убийство кроля-защитника к моему удивлению дало немало опыта. Мы с Ларри ловко миновали четвертый уровень и сразу перескочили на пятый. И, как бонус, за то, именно мне принадлежал последний удар, я получил 2 очка чести и выскочило оповещение:

[Поздравляем! Вы достигли второго уровня чести!]
[Открыт доступ к разделу «Мутации» в капсуле эволюций!]
[Получен карта навыка чести]

[Карта навыка чести – при активации дает 1 случайный навык чести.]

Бросив на Ларри беглый взгляд, я немедленно надломил карту.

[Получен навык чести «Приручение питомца»!]

[Приручение фамильяра, 1 уровень]
[Ранг: навык чести]
[Тип: активное умение]
[Описание: позволяет приручать фамильяров]
[0 из 1 фамильяра приручено.]
[Предел уровня фамильяра: 5]

***

Тем временем в океане, за несколько сотен миль от нашего острова, под боевой клич барабанов и рев сотен мощных голосов, слившихся в порыве песни, плыл огромный корабль, трещащий по швам. По всему корпусу, построенному из дряхлой гнилой древесины, тут и там местами были видны наспех залатанные дыры, на носу был закреплен большой череп неведомого существа, а на мачках надувались старые протертые паруса.

И на этом корабле, что лишь благодаря чуду и обильной порции магии не затонул в начале плавания, по палубе топтали многочисленные зеленокожие существа, орки, похожие на людей. Одни были маленькими и щуплыми, как мальчишки, с маленькими едва прорезавшимися рожками, другие – точно бодибилдеры, огромные, массивные, с длинными острыми рогами разных форм. На их телах были видны бесчисленные порезы, не было ни единого клочка здоровой кожи, но эта черта была свойственна не всем оркам, а лишь Клану, Ступающему По Той Стороне Реки.

На носу корабля на полу, скрестив ноги, сидел старый орк, облаченный в тусклую мантию. Тихо бубня заклинание себе под нос, из-под капюшона в гладкую гладь океана взирал один морщинистый глаз, покрытый черной пленкой. Рядом с ним, беспечно облокотившись на бортик, стоял молодой орк. Зевая, он увлеченно колупал гнилую древесину кинжалом, а щепки выбрасывал за борт, со скукой наблюдая, как они падают вниз и скрываются в пучине воды.

К слову, у молодого орка не было видно не единого шрама, поскольку сам он принадлежал к Клану Идущих к Жизни. У него не было ни рогов, ни внушительных мускулов, и если бы не зеленая кожа, то его вполне можно было бы счесть за простого человека.

– Ангалорх, – Внезапно старый орк словно очнулся от забвенья и заговорил хриплым, тяжелым голосом. Он обратился к молодому орку.

Ангалорх от неожиданности дернулся, кинжал выскользнул из его пальцев и вылетел за борт, с плеском падая в воду. Бросив ему вслед беспомощный взгляд, Ангалорх повернулся к старому орку, пал на колени и приклонил голову к самому полу.

– Слушаюсь вас, Великий, Ступающий По Той Стороне Реки.

– Скажи Каргху, что мы на истинном пути. Но нужно поторапливаться, океан более не станет нас терпеть!

– Слушаюсь! – Ангалорх подскочил на ноги и бросился галопом через всю палубу, ловко виляя между других орков. Добежав до капитанского моста, он окликнул громилу-орка с большими бараньими рогами, стоящего за штурвалом и беспечно ковыряющегося в носу.

– Каргху! – окликнул его Ангалорх.

Каргху бросил на него небрежный взгляд, вынул палец из носа, косо посмотрел на застывшую на нем зеленую субстанцию и сунул в рот. Только после он соизволил отозваться, громким грубым голосом.

– Чего тебе, отродье?

Ангалорх не обратил на обращение никакого внимания.



Илья Штайнер

Отредактировано: 31.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться