Этот прекрасный новый мир: Вторжение зеленокожих

Размер шрифта: - +

Глава 15

Загадки никогда не были моей сильной стороной. Сказать напрямую – я всегда был для них слишком туп, слишком прямолинеен и слишком узколоб.

Да, я был способен решить сложную арифметическую задачу: высчитать, какую нагрузку необходимо подать на металл, чтобы тот треснул, или вывести теоритическое количество звезд в нашей солнечной системе, но догадаться, что скрывается за толщей хитро сплетенных метафор в рифмованных строках загадки, мне всегда было достаточно тяжело.

И будь у меня выбор, я бы немедленно послал этого чудотворного чудотворца в пекло загробных небес и покинул  эту библиотеку восвояси. Но выбора у меня не было. Были лишь цепи, прочно сжавшие мое горло, пока жопа неутешительных обстоятельств засасывала меня все глубже и глубже.

Я должен был попытаться ухватиться за спасительный канат, что мог вытянуть меня из тьмы на свет божий, и я сделал это, нисколько не сомневаясь.

– Ну давай, старик, не тяни и загадывай свою загадку.

Чудотворец Арфей невольно поморщился на слове старик, но предпочел сделать вид, словно ничего не услышал, снова уводя взгляд в сторону, словно глядел в невидимое.

– Тогда слушай внимательно и вдумывайся в мои слова, ведь за каждым скрыт тайный смысл, который…

– Дырку над тобой в небе, я и сам знаю, как разгадываются загадки. Не тяни.

– Да будет по твоему… 

Раздраженно кашлянув, прочищая горло, архимаг стал напевать тихим, заговорческим голосом в попытке придать своему выступлению хоть малость таинственный вид:

Я Бог, я демон, повелитель неба,
Тебя согрею, другого в пепел обращу,
К приходу моему все руки тянут к небу,
А стоит мне уйти, так падают навзничь.
Так кто же я, Бог? Демон? Повелитель неба?
Угроза жизни? Аль ее творец?
Скажи мне, путник, мое имя,
И получи заслуженный ларец!

Под конец Чудотворец артистично взмахнул рукой вверх. На это бутерброд в его руке, не выдержав резкой насильственной качки, блеванул своим содержимым. Помидоры и огурцы, сдобренные приличной порцией белого соуса, взметнулись в воздух, пролетели несколько метров вперед и со смачным хлюпом упали на старый деревянный пол.

– … – Арфей с секунду молчал, сверля испепеляющим взглядом место преступления, как вдруг вышел из себя, покраснел и с силой швырнул следом об пол куски хлеба.

– Пресловутый гвал! Отродье нечистой девы Лилит! Да сколько уже можно?! За что мне это все?! Почему моя судьба столь тяжка!

Затем он резко указал на побоище овощей и хлеба указательным пальцем, и властно проскрежетал: «Агни сотте!»

Это прозвучало довольно нелепо, даже жалко, подобно рекламному лозунгу второсортного медицинского аппарата на третьесортном деревенском канале четверосортного городка. Но когда из пальца Чудотворца вылетела маленькая искра, поглотившая место овощного насилия шаром яростного пламени, я был готов забрать свои слова обратно.

Просто превосходный лозунг!

От увиденного, мое любопытство и жажда приключений, что довела одного мальца до простреленного колена, забурлило с неистовой силой.  И не задумавшись ни на единую миллисекунду, я тут же указал пальцем на пол рядом, и взбудораженно прошептал.

– Агни Сотте!

До моего слуха успело донестись лишь слово «Болван!», что крикнул мне Чудотворец, когда в глазах внезапно потемнело и все тело налилось свинцом. Я почувствовал тошноту, головокружение, крайнюю слабость ,и рухнул в забытье.

***

Очнулся на полу , чувствуя, как кто-то упрямо трется чем-то шершавым о мое лицо. Поморщился, осторожно открыл один глаз, с удивлением обнаружив перед собой неопознанное существо –– маленькое и четвероногое, как мопс, но куда более шарообразное, одаренное черной пушистой шерсткой с белыми прожилками, и тремя больших голубыми глазами-блюдцами, что так и светились от счастья, покуда из его малюсенького рта ко мне тянулся длинный змееобразный язык.

– А ну не тронь! – я отпрянул от приставучего языка, кувырнувшись по полу, но животное сочло это за игру, весело затявкало и бросилось вдогонку, быстро перебирая своими маленькими лапками.

Не успевая скрыться от этого дьявольски милого создания, и не смея даже прикоснуться к этой ангельской внешности, я открыл окно питомцев, призывая своего любимца.

– Кролл, схвати его!

Мой питомец оказался как минимум в полтора раза крупнее сего мистического существа. Воплотившись из света на полу между мной и неугомонным клубком шерсти, Кролл даже не успел понять, что происходит, но с слепо подчинился моей команде и воинственно бросился в бой.

Существо, увидев в его глазах агрессию и почуяв угрозу для своей нежной тушки, заверещал и бросился наутек. Но из-за резкой смены направления бега, его шарообразное тело чуть занесло, и не удержав равновесия, оно покатилось по полу, как шар для боулинга.

Тут же его настиг Кролл, и залившись в истошном боевом писке он напрыгнул на бедолагу, придавил к земле и принялся что есть мочи молотить всеми лапами.

Существо заверещало, но не от боли, а, скорее, от страха, покуда удары кролика не наносили ему никакого вреда.

И в этот момент деревянные двери, что были напротив меня, распахнулись. В комнату оторопело ворвался чудотворец собственной персоной, облаченный в шелковую пижаму голубого цвета, украшенную яркими желтыми звездочками и месяцами. На его голове покоился съехавший на бок колпак, и из-под которого выглядывало несколько седых волосков, а красные заспанные глаза излучали собой негодование.

– Что… что вы делаете с моей Крохой!? Да как вы смеете!

 Подбежав к борцам он остервенело замахнулся ногой и бесцеремонно пнул Кролла, отправляя того в неутешительный полет прямо в распахнутое окно, из которого открывался чудный вид на город, – судя по всему, мы были на верхнем этаже башни, – и так бы и пропал мой верный спутник, если бы я не среагировал вовремя, отменяя призыв. Сразу после я вскочил на ноги, взрываясь от негодования:



Илья Штайнер

Отредактировано: 31.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться