Этот томительный дым

Размер шрифта: - +

Глава 14

Эбигейл ворочалась в кровати, понимая, что не в силах уснуть. Все её мысли были заняты Дареном, и она не могла выкинуть его из своей головы. Этот человек был огромной загадкой и миром, полным противоречий и тайн. Внутри него одновременно уживались и лёд и пламя. Он мог быть холодным и безразличным, но всего через мгновение мог стать чувственным и заботливым. Она не понимала его. Возможно, после случившегося на кухне, какой-то частичкой себя понимать и вовсе не желала, но другой частью себя – все еще отчаянно пыталась это сделать.
Взглянув на часы и поняв, что было уже три часа ночи, Эбби раздраженно перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку, набросив одеяло себе на голову. Нет, виноват в её бессоннице был совсем не этот высокомерный кретин, а тот очевидный факт, что она просто не привыкла спать по ночам. Да. Именно. Всему виной был её график. Вот и всё. Простое объяснение тому, почему она пытается провалиться в царство Морфея уже больше двух часов и почему у неё совсем это не получается.
Эбигейл сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула. Сейчас она прикажет своим мыслям уйти, а затем уснет. Давай Эбс, расслабься, позволь себе медленно уплыть в страну сладких грёз и сновидений…
Неожиданный и громкий звук заставил её моментально высунуть голову из-под одеяла, - кажется, что-то упало или разбилось… или ей все же показалось
Звук повторился, и Эбигейл тут же резко подскочила и, выбравшись из постели, стала обеспокоенно спускаться вниз. Она не представляла, от чего именно был этот шум, но её мозг совершенно бесконтрольно начал строить свои собственные догадки. Всего через пару секунд у неё уже была парочка версий: либо этот грубиян в очередном порыве гнева бросил в стенку одну из своих драгоценных ваз, либо в его квартиру вломились воры. Она не знала, насколько реален был последний вариант, учитывая совершенную систему безопасности этого дома, - по крайней мере, она очень надеялась, что она таковой была, - но очень надеялась, что её начальник всё же ничем не разъярен. Хотя этот вариант нравился ей куда больше. Не зря говорят: из двух зол лучше выбирать меньшее.
Этаж освещался только тусклым светом от луны, а о том, где находился выключатель Эбби даже и не догадывалась, поэтому шансы разглядеть что-либо четко и наверняка сводились практически к нулю. Она замедлилась, внимательно вглядываясь в темноту и пытаясь уловить хоть какое-то движение, которое смогло бы подсказать ей, что же именно здесь произошло, и что она слышала.
Эбби заметила возле дивана какую-то тень и, вцепившись в перила лишь сильнее, затаила дыхание.
- Кто здесь?
- Ммм…
Голос она узнала моментально. Сорвавшись с места, подлетела к Дарену как раз в тот самый момент, когда он чуть не упал, потеряв равновесие.
- Вы что, пьяны? – Спросила она, замечая перевернутый журнальный столик и валяющиеся на полу осколки стекла.
- Я не пью, - хрипло ответил Дарен, сделав попытку сбросить со своей талии её руки. – И не стоит держать меня. Я могу и сам устоять на ногах…
Он пошатнулся, но Эбби снова вовремя подхватила его.
- Да вы же весь горите… - ахнула она, когда коснулась пальцами его обнаженных рук. – Вам надо лечь и померить температуру…
- Со мной все нормально…
- Нормально - это когда 36.6, - перебила его Эбигейл, - а у вас явно намного выше.
- Я же сказал…
- Как и я - резко перебила она, заставляя Дарена замолчать. - Вы сейчас же идёте наверх. По собственной воле или же вынужденно – выбор ваш, но, если мне придется вас тащить, предупреждаю – я это сделаю, и у меня получится. Я не такая слабая, какой могу показаться на первый взгляд, меня не остановит даже то, что еще около четырех часов вы имеете полное право приказывать мне. Я всё равно затащу вас в спальню и уложу в постель… – она так и почувствовала на себе его вопросительный взгляд, когда поняла двусмысленность собственной фразы. Черт, Эбби, ну и сморозила ты! – Для того, чтобы померить температуру, - быстро добавила она, мысленно радуясь тому, что сейчас он не видит её смущенного лица.
Эбигейл не знала, какой именно эффект на него произвели её слова, но, когда никакого ответа не последовало, сделала попытку повести его, - и каким же было её удивление (и одновременно облегчение), когда он поддался, облокотившись о неё одной рукой и позволив ей помогать ему.
- Осторожно, ступенька, - мягко сказала Эбби, правой рукой хватаясь за перила, а левой продолжая держать его за талию. И все же с утверждением о том, что затащить его наверх насильно будет для неё проще простого, она слегка перегнула.
Она довела Дарена до кровати и, дождавшись, когда он сядет на неё, включила ночник. Только сейчас, наконец, посмотрев на него при свете, Эбби заметила, что он почти весь покрылся испариной. Не видя его, она не могла сказать наверняка, каким именно было его самочувствие, а сейчас знала точно – очень и очень хреновым. Кем она будет, если оставит его в подобном состоянии?
- Где лежит градусник? - Спросила она, помогая ему лечь.
- В тумбочке в ванной, - тихо произнес Дарен, заставляя Эбби тут же направитьсяк двери. Найдя то, что искала и, прихватив марлю из аптечки и небольшой алюминиевый тазик, который наполнила холодной водой, она вернулась в комнату. Глаза Дарена были закрыты, но он точно находится в сознании, - к счастью и очередному облегчению.
Эбигейл осторожно присела на край кровати.
- Прижмите как можно сильнее, - прошептала она, помогая ему зафиксировать градусник, и только потом потянулась к ёмкости с водой.
- Ты не обязана делать всё это, – неожиданно прохрипел он. – Не после того, что я сказал…
Эбби выжила марлю и приложила холодный компресс к его лбу.
- Знаю, - честно ответила она, понимая, как тяжело ему дались подобные слова, - но не могу иначе.
- Почему? – Его вопрос прозвучал слишком быстро. - На твоем месте я бы не стал помогать такому бессердечному чудовищу.
Эбигейл медленно убрала свои руки, при этом, не отводя взгляда от его болезненно-бледного лица. Ей показалось, что говоря всё это, он даже слегка усмехнулся – печально усмехнулся.
- У чудовищ тоже есть сердце.
- Как кусок льда, - еле слышно ответил он, - а это все равно, что жить с зияющей пустотой внутри.
От его взгляда, наполненного невыносимой болью, у неё тут же защемило в груди. Она хотела сказать что-то еще, разуверить его в собственной свирепости и холодности, но вместо этого лишь молча отвела глаза. Было бы неправильно снова испытывать судьбу, ведь там, на кухне, он ясно дал понять, что не хочет, что бы она лезла ему в душу. И она не станет.
До тех самых пор, пока он не откроется сам.
Пока не доверится ей.
Эбигейл вытащила градусник, и опустила на него свой взгляд. Цифры на нем лишь подтвердили её опасения – температура была крайне высокой. Почти сорок градусов вряд ли можно назвать той самой нормой, о которой этот спесивец так кричал ей внизу. Эбби взглянула на него исподлобья. Дарен закрыл глаза и слегка нахмурил брови, но даже этот жест не сделал его тем вечно напряженным и грозным павлином, которым она привыкла его видеть. Сейчас он предстал перед ней расслабленным и нежным лебедем, и это зрелище заставило её заворожено застыть.
Как в одном человеке могли сочетаться два совершенно противоположных характера? Она понимала, почему Элис, да и все в компании, считали своего босса жестоким и всевластным человеком, не имеющим сердца, ведь и сама видела, каким он может быть. Но так же она видела и другую его сторону. Ту, которая разительно отличалась от первой. Там он представал перед ней мягким, заботливым, потерянным и загнанным в угол. Человеком, который имел и сердце и душу.
Дарен снова закашлялся и это заставило Эбби моментально придти в себя. Она осторожно встала в постели и, сменив компресс, бесшумно отправилась вниз.
Наверное, искать лекарства в чужом доме все равно, что пытаться обнаружить иголку в стоге сена – шансы настолько малы, что надежды на хороший исход почти не остается. Но иногда у нас просто нет иного выбора. Иногда нужно понять, что «невозможно» - это всего лишь слово, которое мешает нам поверить в себя. Важно уметь находить в себе силы, которые необходимы для того, чтобы перешагнуть через то, что кажется тебе нереальным. Чтобы карабкаться вверх до тех пор, пока ты ощущаешь под ногами твердость. Чтобы бороться со своим страхом, бороться со слабостью и изнеможением, бороться до самого конца, но никогда не отступать. Порой мы думаем, что для всего этого в нас недостаточно сил и терпения, и забываем, что стоит только захотеть, и мы способны свернуть целые горы.
И в этом наша ошибка.
Эбигейл сделала глубокий вдох и открыла первый шкаф: полотенца, постельное белье, снова полотенца, снова постельное… так, это не то место. Закрыв этот, она распахнула дверцы следующего: папки, папки, снова папки и еще раз папки… нет, здесь лекарств тоже нет. Пройдя в другой конец комнаты и, опустившись на корточки, Эбби отодвинула ящик небольшого комода. Ей хватило всего нескольких секунд, чтобы осознать, что за небольшие фиолетовые пакетики там лежали и, почувствовав, как по странному стало колотиться сердце – быстро задвинула его обратно.
- Решила покопаться в моих вещах? – Услышала она, тут же выпрямившись и отскочив в сторону. Дарен стоял перед ней, как ни в чем не бывало и с интересом смотрел ей в глаза – и это при температуре в сорок градусов! – Нашла что-нибудь интересное?
Ей показалось, или в его голосе скользили нотки насмешливых издевок?
- Ну я… вообще-то искала лекарства, - Эбби гордо подняла голову и сложила руки на груди. – А вот что здесь забыли вы и почему встали с постели в таком состоянии?
- Я вставал с постели и в худшем состоянии, - спокойно ответил он, подходя к большому платяному шкафу, - для меня это вовсе не повод строить из себя жалкого и больного слабака.
- Но вы действительно больны, - констатировала она, подходя ближе. - И вряд ли ваше теперешнее состояние можно описать, как «лучшее».
Дарен немного помолчал, а затем повернулся и протянул ей какую-то коробку.
- Держи, – она была небольшой, однако, в её руках казалась просто необъятной. – И в следующий раз, прежде чем рыться в чужих вещах, попробуй для начала спросить разрешения.
Эбби знала, что её лицо невольно приняло виноватый вид, но все же верх над совестью взял разум:
- В следующий раз, прежде чем раздеваться догола в такую погоду, попробуйте для начала подумать, к чему это приведет. Ведь если бы вы не повели себя столь глупо и безответственно, то я бы сейчас не рылась в ваших вещах.
- Это я-то повел себя безответственно? – Теперь руки на груди сложил он. – А тогда что ты ответишь, если я скажу, что не выбеги ты из машины под ливень, мне не пришлось бы раздеваться догола?
- Отвечу, что, если бы вы не наорали на меня, то я бы никуда и не выбежала.
- Если бы ты не сердила меня своими детскими выходками, то я бы и не орал на тебя, - негромко проговорил Дарен.
- Не сомневаюсь, - саркастично усмехнулась Эбби, - наверное, потому, что вы весь такой белый и пушистый и никогда ни на кого не орете.
Она весело закатила глаза и прошла мимо, не давая ему возможности ответить. Внезапное осознание того факта, что за всё время их знакомства, они впервые разговаривали без злости и раздражения, заставил её невольно замедлить шаг. Их короткий и бесполезный, но все же необходимый им диалог, получился ровным и спокойным. Да, каждый из них все так же упорно отстаивал свое мнение, озвучивая собственную правоту, но разница состояла в том, что они делали это в совершенно иной форме и с совершенно иными мыслями. 
Но разве с этим мужчиной такое было возможно? Неужели она окончательно спятила, начав принимать за действительность жестокие игры своего воображения? Ведь не мог же он в один миг вдруг стать вполне уравновешенным, слегка веселым и даже немного милым, верно? Люди не меняются так быстро. А такие, как Дарен Бейкер, кажется, не меняются и вовсе. Ведь правда?
Эбигейл поднялась наверх и поставила на столик коробку, надеясь, что гордость и твердолобость не помешают Дарену подняться следом. При всей своей неопытности по части общения с мужчинами, она все же понимала, что у них есть одно очень нехорошее качество – они хотели быть слишком сильными. Всегда. И иногда перебарщивали с этим желанием там, где это было совершенно неуместно.
Услышав шаги за своей спиной, Эбби еле заметно улыбнулась, начиная выставлять на столик баночки и выкладывать коробочки.
- Вы сами дали мне этот ящик Пандоры, и позволили его открыть, - начала говорить она, стараясь, чтобы тон её голоса звучал как можно суровее, - теперь вам придется выпить все эти лекарства. Я не приму оправданий вроде «я сильный и сам справлюсь» или «я болен не настолько серьезно, что бы меня пичкали таблетками», - спародировала она его властный голос. Ну, попыталась спародировать.
- Ладно, - его простой ответ вынудил девушку застыть. Она ослышалась или…
- Ладно? – Эбби не выдержала и повернулась к Дарену. Он сидел на диване, держа в руках какие-то папки и опустив на них свой взгляд. – То есть, вы согласны признать, что больны? И даже не станете возражать против лекарств?
- Я не отказывался лечиться, - сказал он, не поднимая глаз, - но это не означает, что я буду валяться в постели потому, что моя температура слегка выше нормы.
- Слегка? – Ахнула она. – Совсем недавно вы на ногах-то не могли стоять, не то, чтобы самостоятельно идти.
Она заметила, как он тут же замялся, а затем отвел глаза от рабочих документов и поднял голову.
- Я уже не ребенок. Я мужчина. Поэтому прекрасно понимаю, когда у меня есть силы, а когда их нет.
- Значит передо мной сидит глупый мужчина, потому что с температурой в сорок градусов, ни у кого не будет сил даже на то, чтобы держать открытыми глаза! А вы не только сидите на диване, строя из себя чертового героя, но еще и работаете!
- Эбигейл…
- Дайте мне файлы, - перебила она его, вытягивая свою руку вперед.
- Что?
- Файлы, - повторила Эбби. – Либо вы отдаете мне их по-хорошему, либо я заберу их по-плохому.
- Серьезно? – Его брови в удивлении приподнялись. Он медленно закрыл папку и, кажется, даже  поудобнее устроился на своем месте. – Так начинай.
- Простите? – Осторожно спросила она, боясь, что её угрозы выглядели на самом деле так, как она подумала.
- Ты можешь отнять у меня файлы, - как ни в чем не бывало, объяснил Дарен. – Точнее, можешь попытаться. Мне интересно, как именно ты собираешься это сделать. Особенно, если «по-плохому».
Господи, ну и кто её тянул за язык?!
Она могла остановиться после слова «файлы» и просто промолчать, но нет же, ей обязательно надо было сказать что-то пугающее. Сказала! На свою голову! Вот же дура!

- Ладно, - ответила Эбби, заглушая свой паникующий внутренний голос, - хотите поиграть, что ж, давайте поиграем. Лишний раз докажете, что вы все тот же ребенок, а не взрослый и здравомыслящий мужчина.
Она думала, что эти слова застанут его врасплох, заставят передумать, или вызовут любую другую реакцию, которая избавит её от необходимости вырывать папки из его рук, но он лишь кивнул, а затем с таким же нескрываемым интересом стал ждать её действий.
Ну и ладно. Выставить его шутом будет проще простого. Из-за сильной температуры этот Гордец определенно стал слабее, и теперь она справится с ним в два счета.
Верно. Он и глазом не успеет моргнуть, как документы уже окажутся у неё в руках.
Господи, если бы уверенности в её действиях было бы столько же, сколько и в словах!
- Может быть, вы все-таки добровольно отдадите мне файлы? – Слова сорвались с языка слишком быстро для того, чтобы она успела их остановить. И, видимо, такая неосторожность позабавила Дарена, потому что в ту же секунду уголки его губ поползли вверх, и он приподнялся с дивана.
- Если боишься, так и скажи. Я не стану заставлять тебя делать то, что тебе не по силам.
Это ведь ей не послышалось?! Он на самом деле назвал её трусихой?! Ну уж нет! Сейчас этот напыщенный индюк узнает, как всё это ей не по силам!!
-
Вы ошибаетесь, - Эбби сделала несколько больших и быстрых шагов и в одно мгновение оказалась рядом с ним, но когда её рука потянулась к файлам, Дарен резко поднял их наверх.
- Я никогда не ошибаюсь, – тихо сказал он, заставляя её практически задохнуться от негодования. Вот же самовлюбленный павлин!! – Признай, что проиграла.
- Никогда!
Она подпрыгнула, пытаясь хотя бы коснуться папки, но при его весьма внушительном росте и с её-то дюймами сделать это было, мягко говоря, невозможно.
- Упертость – не во всех случаях лучшая черта, - поддел он её, пока она пыталась допрыгнуть до файлов.
- О, правда? – Эбби остановилась и сузила глаза. – И это мне говорит самое бескомпромиссное и своенравное млекопитающее!
Брови Дарена взлетели вверх.
- Ты назвала меня млекопитающим?
- А что, - подбоченившись, спросила она, - осёл вам нравится больше?
Улучив момент, пока он приходит в себя после её слов и, по всей видимости, обдумывает, как бы лучше её проучить, Эбби резво подпрыгнула и быстро выдернула папку из его рук. Он тут же растерянно посмотрел на еще недавний объект своего удовольствия.
- Ты…
- С врагом никогда нельзя проявлять невнимательность. Даже на долю секунды, - довольно заключила она, повертев в руках файлы и отступая немного назад. - Я же говорила, что никогда не сдаюсь.
Дарен не шевелился и молча смотрел на неё, при этом, не произнося ни слова. Наверное, пытается свыкнуться с поражением, - улыбнувшись, подумала про себя Эбби и развернулась к столику. Но как только попыталась открыть верхний ящик тумбы, что бы убрать туда папку, ощутила, как он резко схватил её за запястье и, крутанув на девяносто градусов, прижал к себе.
От неожиданности она выпустила документы из рук, и они плашмя упали на пол.
- Никогда не поворачивайся к врагу спиной, - прошептал он, не сводя глаз с её лица, - ведь даже после поражения он сделает всё для того, чтобы победить.
Они находились так близко друг к другу, что Эбигейл ощущала его дыхание на своей коже и чувствовала, как быстро стучит сердце. Дарен сжимал рукой её запястье, которое завел за её спину, тем самым абсолютно лишая её возможности двигаться. Его хватка была сильной и властной, но не причиняла боли. Она знала, что после того поцелуя в кладовке между ними что-то изменится, но сейчас ей казалось, что это была далеко не единственная причина. Этот вечер сам по себе слишком многое изменил, и она не понимала, что делать с теми чувствами, которые в этот самый момент заставляли её пульс так учащенно биться.
- Вам нужно принять лекарства, - тихо проговорила она, предпринимая ничтожные попытки выбраться из его рук.
- Зачем?
Господи, дай ей сил…
- Иначе температура поднимется еще выше… - почти задыхаясь, ответила Эбигейл.
- И что же?
- И… тогда вы не сможете работать… а это… плохо для компании и…
- Эбби, - его голос заставил её вздрогнуть, - когда я говорю с кем-то, то хочу, что бы этот человек смотрел мне в глаза.
- Позвольте мне дать вам лекарства, - снова попыталась освободиться она, и на этот раз, к её радости, но все же удивлению, он разжал пальцы.
- Ты боишься меня?
- Я не… - она резко подняла голову, - …боюсь, - закончила предложение, понимая, что попала, пропала, влипла и… какие еще там есть синонимы?
- Но ты дрожишь, - констатировал он, внимательно следя за её реакцией.
- Конечно… - думай, Эбби, думай, - … у вас дома холодно! – Браво. Это было «гениально». – Тут любой замерзнет, а особенно, такой теплолюбивый человек, как я.
- Холодно? – Недоверчиво спросил он.
- Да, вам следует закрывать окна на ночь, - сказала она, отступая назад и защитно складывая руки на груди.
- Они закрыты, - спокойно ответил он.
- Даа, точно… наверное, все дело в кондиционере! – Она закивала головой и усмехнулась. – Я не привыкла к такой прохладе, ведь у нас дома нет кондиционера.
- Я сделаю теплее, - сказал Дарен и отвернулся, чтобы взять пульт. Эбби не смогла сдержаться и в облегчении прикрыла глаза. Боже, спасибо, что ты есть!
Она вернулась к коробке с лекарствами и начала перебирать их, понемногу расслабляясь и концентрируясь на том, что из имеющегося лучше всего поможет при простуде и высокой температуре. Выбрав несколько знакомых коробочек, она направилась на кухню. Эбби взяла поднос, который к счастью, стоял совсем на виду, поставила на него стакан с водой и выдавила на небольшое блюдце несколько таблеток, в действии которых была уверена на все сто процентов. Пока она поднималась, то очень надеялась, что этот невыносимый петух все же догадался хотя бы прилечь на кровать. Неужели он на самом деле думает, что сорок градусов это шутки?!
Преодолев последнюю ступеньку, и обнаружив Дарена в постели, она мысленно похвалила его за разумный поступок – и да, такой похвалы вполне достаточно.
Поставив поднос на тумбочку и присев на край кровати, она протянула ему стакан и лекарство.
- Вот, выпейте сразу две.
- Что это? – Спросил он, переводя взгляд на маленькие капсулы на её ладони.
- Родентицид[15], - съязвила она, но, заметив, как Дарен помедлил и замер, выдохнула, - да шучу я. Это нурофен.  - Он недовольно сжал зубы, но все-таки принял таблетки из её рук и закинул их в рот, тут же запивая несколькими большими глотками воды. Она, конечно, слышала о том, что температура порой меняет человека, но все еще не верила, что сам Дрен Бейкер вдруг стал таким… послушным. - Теперь вам нужно поспать.
Он покачал головой.
- У меня много работы.
Да, и все-таки ничто не вечно.
- Никакой работы, - она смело вырвала из его рук папку, которую он поднял с пола, и быстро засунула её в ящик тумбочки.
- Какого черта ты творишь?! – Воскликнул он, а затем стиснул зубы. – Я выпил твои эти таблетки, а теперь хочу заняться делами, которых у меня невпроворот, кстати говоря, из-за твоего бара.
- Вы пили их не для меня, а для себя, - акцентировала она, скрещивая руки на груди, - и повторяю вам уже во второй раз, я не просила вас покупать «J9». Поэтому, вряд ли этот ваш «невпроворот» - моя вина.
Дарен хотел было открыть рот, чтобы возразить, но неожиданный звонок мобильного, заставил его с этим повременить. Он не отводил от неё своего яростного взгляда, пока тянулся к телефону, а Эбби в свою очередь не переставала стойко с ним справляться.
- Да, - рявкнул он, отвечая на вызов.
- Мистер Бейкер, это Майк…
- Какого дьявола тебе нужно посреди ночи?! – Неожиданно заорал он, срывая на парне свою злость. Но Эбигейл даже не дернулась.
- Бар, сэр… я звоню потому, что у нас возникли некоторые проблемы…
- Какие еще проблемы?! Ты можешь изъясняться точнее?!
Эбби прислушалась.
- Думаю, вам лучше приехать.
В трубке повисло молчание.
- Буду через пятнадцать минут, - сквозь зубы сказал он и, скинув звонок, поднялся с постели.
- Что случилась? – Она стояла достаточно близко для того, чтобы услышать, о чем именно шла речь, но не для того, чтобы разобраться в подробностях.
- Тебе-то какое дело? – Зло бросил он, направляясь в сторону шкафа.
- Что с баром? – Повторила она.
- Не знаю! Твой дружок-бармен не удосужился объяснить нормально! В твоем окружении на самом деле одни придурки?!
- Майк – не придурок, - крикнула она вслед Дарену, за которым захлопнулась дверь в ванную. – Он очень милый, добрый и веселый… не то, что некоторые! – Последние слова она сказала достаточно громко для того, чтобы он смог услышать их даже за стеной.
- Договорим, когда я вернусь, - яростно прорычал Дарен, выходя из ванной. Теперь на нем были джинсы и футболка – Боже, как же ему шло подобное облачение… - А до тех самых пор постарайся ничего здесь не разбить и не вляпаться ни в какую историю!
Он начал быстро сбегать по лестнице вниз, и Эбби тоже не стала медлить.
Когда она потянулась к своему пальто, он уже надевал куртку. Заметив в его глазах вопрос, Эбби решила ответить, избавив его от необходимости лишний раз кричать:
- Первое - мы договорили. Второе - я еду с вами.
- Ну уж нет, ты остаешься здесь!
- Не дождетесь! – Твердо заявила она, застегивая пуговицы своего пальто, - это ведь мой бар, так? Значит, я обязана там быть. С вами или без вас, но я поеду туда, - вызывающе добавила Эбигейл, и это подействовало именно так, как и должно было.
- Дьявол! Черт с тобой, - зарычал он, а затем протянул ей зонт. – Но без этого ты никуда не пойдешь!
- Как скажете, - она забрала предмет из его рук, - хотя вам он определенно нужнее.
- Замолчи, иначе я посажу тебя под замок.
Он повернулся к ней спиной и направился к лифту.
- И с чего я взяла, что этот человек может быть милым больше пары минут, - раздраженно пробурчала Эбби. - Видимо, таблетки реанимировали в нем невыносимого задаваку. «Замолчи, иначе я посажу тебя под замок», - повторила она его голосом. - Тоже мне, напугал…
- Ты так и будешь бормотать себе под нос или мы, наконец, поедем?! – Заорал он из кабины.
- Я прекрасно слышу, кричать было не обязательно, - сказала она, заходя внутрь.
- Порой мне кажется, что по-другому до тебя не доходит, - он потянулся к сенсорному экранчику, и двери почти тут же закрылись.
- Кто бы говорил о доходчивости, - себе под нос возмутилась она, прислоняясь к стенке и складывая руки на груди. – Сам никогда не понимает с первого раза и вечно спрашивает «Что?», «Прости?»…
- Что? – Властным тоном спросил Дарен.
Вуаля! Как по заказу.
- Ничего, - ответила Эбигейл, - восхищаюсь лифтом.
Она по взгляду поняла, что он ей не поверил. И в этом не было совершенно ничего удивительного. При таком раскладе она бы тоже ни за что себе не поверила.
На улице уже не было дождя, хотя с уверенностью сказать о том, что его и не будет – было нельзя. В воздухе пахло свежестью, и это было первым и последним приятным, что их ожидало. По всей видимости, ураган ночью разыгрался с такой невероятно мощной силой, что последствия от него можно было наблюдать, лишь мельком выглянув в окно. А когда ты стояла посреди улицы – вся картина фактически открывалась перед тобой во всем своем «великолепии».
- Будто бы сам Дьявол поднялся из Преисподней, - прошептала Эбби, ужасаясь разрушениям, которые были видны даже глубокой ночью.
- Просто прогулялся, - услышала она голос Дарена, - по сравнению с тем адом, который Он устроил нам при вторжении «Сэнди», это просто шалости.
Эбби поёжилась, вспоминая те ужасающие дни в 2012 году, когда мощнейший тропический циклон обрушился на Атлантику, затрагивая и их родной Нью-Йорк. «Франкеншторм» - так телевизионщики назвали тот ужас, который жителям городов пришлось пережить в те мучительные часы. Затапливало тоннели метро, дороги и дома, падали деревья, обрывало провода, горели здания, взрывались станции… город остался без электричества, его дети – без дома, а ветер еще слишком долго доносил до каждого из них голоса тех, кто не сумел выжить в этой Смертельной Жатве.
Эбигейл открыла дверцу машины, но внезапный порыв ветра вынудил её сильнее запахнуть ворот пальто и немного помедлить.
Да, Дарен был прав. Этой ночью Сатана действительно проявил милосердие.
Но отчего-то ей казалось, что это ещё далеко не всё, что ей сегодня предстояло увидеть.



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться