Этот томительный дым

Размер шрифта: - +

Глава 20

Эбби легко зажмурилась, почувствовав, как лучи солнца, прорвавшись через щелки не до конца задернутых штор, упали ей на лицо, и невольно улыбнулась. Она любила просыпаться с ранним восходом. Будучи ещё совсем крохой, Эбигейл ловила каждое такое мгновение в свои ладошки и, закрывая глаза, представляла, как развеивает его над своей головой, – так она пыталась навсегда оставить его в памяти. Ведь что может быть прекраснее, чем наблюдать и ощущать пробуждение такого огромного, по-своему волшебного и порой необъяснимо загадочного мира? Особенно, когда впервые за долгое время маленькая испуганная сирота, живущая внутри уже повзрослевшей девушки, чувствовала, что, наконец, нашла свою тихую гавань. Нашла свой дом. И теперь, затаив дыхание и начиная медленно сжимать пальцами простынь, она боялась открыть глаза. Боялась осознать, что произошедшее этой ночью было обыкновенным одноразовым влечением. Боялась вновь подумать, что стала очередной женщиной в жизни человека, который просто не хотел быть способен на что-то большее. И просто боялась, что снова испытает боль.
Эбби вспомнила, каким нежным он был. Как его губы медленно целовали каждый дюйм её тела, а руки бережно и томно блуждали по нему, не желая ни на секунду выпускать из объятий. Он крепко переплетал её пальцы со своими, и с каждой пройденной секундой лишь усиливал хватку. Этой ночью ей казалось, что больше всего на свете, в те самые минуты, он боялся её потерять – вот, почему не разжимал своих рук. А сейчас, не чувствуя его тепла и ощущая, как колотится сердце, потерять боялась она.
Сделав глубокий размеренный вдох, Эбби не спеша приподняла свои веки. Не ожидая, что встретится с его синими, как море, глазами, она невольно замерла, почувствовав, как внутри всё мгновенно сжалось. Дарен смотрел прямо на неё. Без тени стеснения или же обыденной для него злости. Смотрел так, как не смотрел еще ни один мужчина в мире. И Эбигейл ощущала, как от этого взгляда по всему её телу медленно разливается волна обжигающего тепла.
- Ты не ушел, - прошептала она, сама не понимая, вопрос это был или утверждение, но осознавая, что почти что лишена возможности выговорить что-либо еще.
- Нет.
Его тихий, но невероятно мягкий голос придал ей сил:
- Почему?
Дарен молчал, внимательно разглядывая её лицо и, будто бы пытаясь поймать каждую поочередно появляющуюся на нем эмоцию. Она видела, как меняются выражение и глубина его глаз, как расширяются и темнеют зрачки, – он ни на миг не отводил от неё взгляда, и дышать от этого с каждой минутой становилось всё труднее. Когда он неторопливо потянулся к выбившейся прядке её светлых волос, Эбби пришлось непроизвольно затаить дыхание. Его пальцы слегка покалывали кожу, и она инстинктивно прикрыла веки, ощутив, как реагирует на это нежное прикосновение.
- Не смог, - внезапно произнес он, заставляя её снова открыть глаза.
Дарен медленно убрал руку, и если бы биение сердца Эбби было еще хотя бы на тон громче, то он бы непременно его услышал. Понял бы, что эти слова заставили её почувствовать.
- Мне… нужно разбудить девочек, – на выдохе ответила она, опуская взгляд вниз. – И проведать Мэнди.
- Я могу принять душ? – Вдруг спокойно спросил он.
- Конечно, - быстро сказала Эбигейл, - дальняя дверь налево. Хотя ты и так это знаешь, ведь это твоя квартира… - почти шепотом добавила она, когда Дарен вставал с постели. Воспользовавшись минуткой, когда, наконец, ей представилась возможность задышать, она села на кровати и попыталась один раз и спокойно оценить всю сложившуюся ситуацию. Её руки дрожали, голос срывался, сердце колотилось как бешеное, а внутри всё скакало и переворачивалось – да уж, её навряд ли можно было назвать спокойной и способной к трезвому мышлению. Спрыгнув на пол, Эбби подобрала свои вещи с пола и, живо натянув шорты и майку, стала осторожно и бесшумно спускаться вниз. Сейчас она быстро воспользуется душем, приведет в порядок свои волосы, вежливо попросит Дарена уйти, а затем пойдет будить девочек. Да, за эти несколько минут она успеет полностью восстановить контроль над своими эмоциями и вновь предстанет перед всеми той Эбби, которую они привыкли видеть: сосредоточенной, улыбающейся и не имеющей совершенно никаких чувств к… Боже, и почему она постоянно пытается сказать это вслух! Мысленно вслух! О, девочка, выкинь это из своей головы…
- О, ты уже встала, это прекрасно! А я как раз шла тебя будить, - знакомый голос заставил Эбигейл застыть на последней ступеньке и повернуть голову. Сунув руки в карманы своих широких спортивных штанов, у подножья её встречала улыбающаяся сестра. Вот блин! – Ты в порядке? – Поинтересовалась Элли, а затем усмехнулась. – Выглядишь так, словно увидела привидение.
- Я… да! – Тут же соврала она. – Конечно же, я в порядке. Просто думала, что вы еще спите. Как раз собиралась к вам заглянуть.
- Мы встали около получаса назад, – улыбнувшись, объяснила Эллисон. – Ты же знаешь Ади. Когда эта малышка чего-то сильно ждет, то может вскочить раньше любого петуха, забывая о том, что просто обожает подольше поспать.
- Да, - еле слышно согласилась с ней Эбби, стараясь судорожно вспомнить, чего же именно ждет Адель и параллельно придумать план, по которому мужчина в её спальне незаметно уйдет из этого дома. И, Господи, как же сложно было думать обо всем сразу!
- Ты ведешь её в Toys "R" Us[1], - напомнила Элли, насмешливо складывая руки на груди, - и да, ты бы без меня совсем пропала.
Магазин игрушек! Точно! И как она могла забыть!
- Это так, - она легко улыбнулась, - иногда и мне требуется что-то напоминать.
Внезапно послышался какой-то стук, и Элли резко подняла голову вверх. Эбби сильнее вцепилась пальцами в перила.
- Ты слышала?
- Да… наверное, птицы, – резко сказала Эбигейл первое, что пришло ей в голову. – Всю ночь стучали в окна. Что хотите на завтрак? – Спросила она, разворачивая сестру и направляясь вместе с ней в сторону кухни. – Блинчики? Яйца? Бекон?
- Вафли, - послышался резвый и веселый голос, - которые уже готовы. И, как говорят многие шеф-повара мира: Bon appétit!
Мэнди поставила тарелки на стол и довольно улыбнулась, а вот Эбби было совсем не до этого – она замерла, а на лице не промелькнула даже тень улыбки. Ей даже не верилось, что её маленькая девочка, которая только несколько часов назад пережила самый настоящий кошмар, ведет себя так, словно это было её обыкновенное утро. И словно она героиня какого-то черно-белого фильма.
- У меня было точно такое же лицо сегодня утром, - шепнула ей Элли, - и я сразу позвонила доктору Эммерсону. Он сказал, что подобное поведение – это либо защитная реакция, либо побочный эффект от препарата. Если через сутки, когда его действие закончится, она не придет в себя, то её следует показать психологу. – Закончила её сестра, теперь уже обращая внимание на радостную Мэнди.
- Эй, ну что вы стоите там, как статуи! – Весело прощебетала она, доставая из холодильника клиновый сироп. – Давайте-ка за стол! Иначе будете есть холодный завтрак!
- Да! – Поддержала сестру Адель, указывая вилкой в серединку теста. – Налей мне сюда… да, сюда.
- Даже не знаю, что из этого будет лучшим исходом, – так же тихо ответила Эбби, неотрывно наблюдая за происходящим. – И есть ли он вовсе.
- Мистер Бейкер! Вы здесь так рано! – Веселый голос Мэнди снова заставил девушку замереть, но уже по совсем иной причине. - Хотите вафли?
Эбигейл начала медленно поворачивать голову, замечая, что Элли делает то же самое. Дарен стоял чуть поодаль лестницы и, казалось, не выражал совершенно никаких эмоций, а вот сама Эбби ещё не до конца понимала, какой реакции ей ждать от себя и своих собственных сестер.
Боже, ну почему всё всегда идет совсем не так, как задумывается изначально!...
- Я зашел всего на минуту, – объяснил он, делая несколько шагов вперед. – Узнать, всё ли в порядке.
- Это так мило, что Вы интересуетесь нашей жизнью, – пропела Мэнди, снимая фартук, а затем широко улыбаясь. – Но у нас всё просто прекрасно!
- За исключением одного, - выдохнула Элли, - ты приготовила столько вафель, что можно накормить ими целую армию. До отвала.
- Я могу приготовить еще больше! – Крикнула Мэнди из кухни, начиная пританцовывать под песню Майкла Джексона, и на этот раз Эллисон, качая головой, направилась к ней.
- Милая, этого достаточно…
- Она, что, совсем ничего не помнит? – Тихо спросил Дарен, подходя к Эбби практически вплотную.
- Либо пытается не вспоминать, - ответила она, наблюдая за своей слишком жизнерадостной сестрой.
- Я попрошу доктора Эммерсона зайти, - тут же произнес он, - если понадобится, привлеку лучших психологов и педагогов. Только дай мне знать.
- Спасибо, – почувствовав, как тепло ей стало от его поддержки, Эбби не смогла сдержать легкой полуулыбки - едва заметного движения губ.
- Я пойду. Если что-то понадобится - говори.
Эбигейл повернулась, как-то неуверенно открывая рот и засовывая руки в карманы своих шорт.
- Даа… есть ещё кое-что, что ты мог бы попытаться для нас сделать, - она снова улыбнулась, но на этот раз шире, - нам будет немного трудновато одолеть эту огромную кучу кондитерских шедевров, которую сотворила моя сестра. И ты мог бы…
Замявшись, Эбби пожала плечами и инстинктивно закусила нижнюю губу. Это было не самое лучшее приглашение к завтраку, которое, помимо всего прочего, совсем не входило в её первоначальный план, но Господи, если бы Ты знал, как сильно ей хотелось услышать «да»!
Дарен молчал, и за это время её сердце уже в который раз снова и снова пыталось совершить это бешеное путешествие во имя свободы, будто бы на самом деле сокращалось до 1000 ударов в минуту.
Он подошел еще ближе, окутывая её своим чарующим ароматом и окончательно лишая способности думать. Даже не имея при себе одеколона и, казалось бы, смыв все запахи струями утреннего душа, этот невероятный мужчина продолжал пахнуть так, что у неё просто сносило крышу.
- Почему бы тебе просто не сказать мне несколько простых слов, - внезапно тихо произнес он, придвигаясь к ней вплотную, а затем прошептал: - «я не хочу, чтобы ты уходил».
Эбби ощутила, как от его близости у неё перехватило дыхание, а от слов – в горле встал огромный ком.
Ну уж нет. Черта с два она позволит себе признаться ему в таком уже во второй раз. Не так скоро.
- Если такой труд тебе не по силам, просто скажи, и я попрошу кого-нибудь другого, - она с достоинством и некоторым нахальством выдержала твердый взгляд, а затем сложила руки на груди. Его глаза мгновенно загорелись. Очко! Может им начать вести счет?
- Не стоит играть с человеком, который в этом деле намного опытнее тебя, – почти тут же ответил Дарен. – Тебя может ждать поражение.
- Просто с языка снял, - улыбнулась Эбби и, развернувшись, гордо направилась к столу. Ноги слегка дрожали, а тело всё ещё ощущало прилив адреналина в крови, но ей нравилось то, что она чувствовала. Нравилось осознанно задирать его. И чего греха таить – его выигрыши в ста процентах случаев стоили её проигрышей.
- Ну, наконец-то! Тебя пока дождешься - с голоду умрешь, – заявила Мэнди, отправляя в рот большущий кусок выпечки.
- И поэтому ты не стала ждать, - закончила Эбби, поцеловав Адель в волосы и подходя к кофемолке.
- Верно, - с набитым ртом подтвердила её сестра, - прости. Но я такая голодная, словно сутки ничего не ела… о, мистер Бейкер, хотите вафли? Я положу Вам! – Эбигейл выдохнула, понимая, что он не ушел и в этот самый момент находится за её спиной. Она словно ощущала на себе его пронзительный взгляд, пробирающий до мурашек, и не могла понять, какое чувство внутри неё сейчас было сильнее: страх или облегчение от того, что он заставлял её испытывать. - Эбс, приготовь мистеру Бейкеру свой фирменный кофе! Вы не представляете, какой вкусный и ароматный кофе она делает!
- Мэнди…
- Что? Я вовсе не нахваливаю твой эспрессо, – улыбнулась она, накладывая Дарену вафли, а затем продолжила тише. – Ни один человек в мире никогда не сумеет приготовить ничего божественнее. И я готова дать руку на отсечение, что после этого кофе, Вы не сможете пить никакой другой.
- Перестань говорить ерунду, - Эбби легонько шлепнула сестру по руке, а затем, когда та весело отпрыгнула, слегка волнуясь, поставила перед Дареном небольшую чашку. – Мой кофе совершенно обычный.
- Уверен, что это невозможно, - их взгляды встретились всего на несколько секунд, но и этого хватило для того, чтобы ощутить, как закружилась комната, и застучал пульс. Эбби всё ещё не убирала своих рук, поэтому, когда он потянулся к кружке, то невольно или сознательно коснулся пальцами её кожи, – она могла бы поклясться, что почувствовала, как в животе запорхали самые настоящие бабочки, которые, в самом деле, оторвали её от земли.
Что этот мужчина с ней делал…
Когда она опустилась на стул, то всеми силами пыталась сделать вид, что совершенно не беспокоится насчет вкуса своего эспрессо, но когда Дарен поднес чашку к губам, затаила дыхание.
Он сделал глоток: медленно, бережно, словно старался распробовать каждую крупицу молотого зерна, чтобы не упустить не единой детали, но молчал. Возможно, это длилось всего мгновение, но каким же долгим это мгновение было для неё.
- Вкусно? – Неожиданно спросила Адель, наконец, оторвавшись от своей куклы. Казалось, что даже сам Дарен не ожидал от неё подобного вопроса, но ко всеобщему удивлению лишь наклонился и поманил девочку ближе. И её малышка тут же подогнула под себя колени и, слегка привстав на стуле, потянулась к нему. На её губах играла улыбка, пока он что-то нашептывал ей на ухо, а затем она кивнула. – Хорошо, – лучезарнее улыбнувшись, Ади повернулась к своей старшей сестре. – Тигруля сказал… – она запнулась и на секунду вернулась глазами к Дарену, прошептав: – пожалуйста, не злись, я очень люблю этот мультик. – Затем она снова отвернулась и продолжила. – Он сказал, что даже Ангелам никогда не доводилось пробовать ничего подобного. И ещё попросил передать, что у тебя не получится это оспорить: дети всегда говорят сердцем, а значит, просто не могут солгать.
В этот самый момент Эбби показалось, что она на самом деле забыла, что должна дышать.
- Ммм… нам уже пора, иначе опоздаем, - сказала Мэнди, немного глупо улыбаясь. – Элс, ты идешь?
- Опоздаем? Но ведь ещё… - Эбби подумалось, что в этот самый момент кто-то пнул её сестру под столом, потому что Элли сначала дернулась, а затем смерила Мэнди суровым взглядом.
- Ты забыла, что тебе сегодня раньше? Давай, поднимайся, лентяйка, мы с Тайлером подбросим тебя до школы, – заявила она, потянув Эллисон за руку. – Была рада встречи, мистер Бейкер. Милая, мы побежали, – она помахала старшей сестре, а затем поцеловала Адель в носик, от чего девочка весело рассмеялась. Элли кивнула им обеим, на бегу дожевывая вафлю и хватая свою сумку со спинки стула.
- Постойте! Вы не взяли ланчи... – Эбби резко развернулась к сестрам, но Мэнди лишь отмахнулась.
- Купим что-нибудь по дороге!
- Не переживай, они зайдут в Данкин Донатс, – послышался уверенный и успокаивающий голос Адель, заставивший сестру повернуться к ней. – Ты поедешь с нами в большой магазин игрушек? – Внезапно спросила она, слегка приподнимаясь и обнимая Дарена за шею. Этот жест заставил их обоих замереть. Эбби видела, как изменился его стальной взгляд. Дарен смотрел в чистые небесно-синие глаза, которые терпеливо ждали ответа, но молчал. Почувствовав, как что-то вдруг кольнуло в груди, Эбби сделала усилие:
- Милая… - когда малышка обратила на неё свой взгляд, она попыталась улыбнуться, - я думаю, что у мистера Бейкера очень много важных дел. И ему нужно решить их. Понимаешь?
Адель немного помолчала, а затем снова повернулась в сторону Дарена.
- Но ведь ты же можешь их перенести, правда? Пожалуйста, – она слегка наклонила головку. В её голосе было столько мольбы и надежды, что отказать ей сейчас, значило бы разбить маленькое сердечко, которое в этот самый момент так живо подпрыгивало. И больше всего на свете Эбби боялась, что Дарен невольно это сделает.
- Возьми, - он протянул ей свой мобильный, и Адель не без интереса, хотя и слегка настороженно приняла незатейливую вещицу из его рук. Для этого ей пришлось отпустить его шею, но, видимо, она совсем не огорчилось, ведь то, что стало происходить дальше, зажгло в ней ещё больший интерес. – Теперь нажми сюда. Верно. И сюда, – она сделала всё в точности, как он и говорил. Раздались гудки, а затем кто-то снял трубку и что-то сказал.
Адель медленно подняла на Дарена свои глаза, горевшие то ли вопросом, то ли пониманием, но когда он кивнул ей, она сделала то же самое.
- Это Аделаида. Тигруля сейчас ест вафли и просит передать, что не придет на работу. Он едет со мной и Биби в Toys "R" Us. – Адель немного помолчала, видимо слушая ответ. Дарен быстро написал что-то ручкой на салфетке, а затем показал ей. – Да. Тигруля говорит, что на его столе лежит красная папка. Вы сами всё поймете. Спасибо. Тете Элейн тоже. – С этими словами Адель повесила трубку и отдала телефон его владельцу. – Я всё уладила. Дядя Пол со всем справится. Теперь ты можешь ехать с нами и ни о чем не волноваться.
Малышка еще раз обняла руками его шею, а затем, объявив, что будет готова через пять минут, спрыгнула со стула и побежала в свою комнату.
- Либо у меня едет крыша, либо ты только что всерьез отказался приезжать на работу, предпочтя ей магазин игрушек, – пробормотала Эбби, пытаясь понять, не сошла ли она, в самом деле, с ума.
- И к какому варианту ты склоняешься? – Спросил Дарен, убирая в карман телефон.
- К первому, - после недолгих раздумий заключила она, а затем обхватила голову руками, - Господи, я словно и впрямь чувствую, как она медленно съезжает…
Эбби показалось, что Дарен неожиданно усмехнулся: легко и непринужденно, так, словно вдруг стал совершенно другим человеком. Она до сих пор не понимала его. До сих пор не знала, какая часть него сильнее, и может ли та, светлая сторона его души взять верх над стороной темной. Его чувства и ощущения даже сейчас оставались для неё большой загадкой. И даже после сегодняшней ночи она не знала, чего ожидать в следующую минуту: ведь его настроение менялось со скоростью света. Да, где-то глубоко внутри себя она понимала, что должна держаться от него подальше, но в то же время испытывала к нему необъяснимое влечение, которое не могла контролировать. Просто не умела. Этот мужчина будто бы, в самом деле, был её северным полюсом, к которому она тянулась, подчиняясь непостижимой силе магнетизации.
Может быть, нам действительно стоит идти лишь той тропой, которую чертит наше сердце? Забывая обо всех границах и условностях. Заглушая голос разума. Ведь Он не знает наших истинных желаний, грёз и фантазий, их знает лишь Оно. И именно Оно учит нас рисковать. Учит кидаться в омут с головой, совершать безумства и стоять на самом краю пропасти, раскинув в стороны руки и закрыв глаза. Оно учит нас чувствовать. Понимать. Дышать. Бороться. Жить… хотеть жить. 
И, возможно, это самый правильный наш путь. 
Самый верный выбор. 



Мартьянова Ксения

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться