Эверест

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 20

ЛЕРА

Несколько дней эйфории, когда утро плавно сменяет ночь, незаметно перетекая в вечер, пролетают незаметно. У меня, наверное, впервые в жизни, нет неотложных дел, и наступило время, когда не нужно куда-то спешить, забивая голову круговертью нерешенных вопросов. Мне вообще ничего не нужно, кроме человека, который сейчас рядом.

Ритм моей вечно суматошной жизни кардинально поменялся, и эта неспешная нега, из которой никто и никуда не выдергивает, позволяет в полной мере насладиться каждым моментом рядом со своим мужчиной. И эти моменты сплошь состоят из ощущений, вспыхивая в памяти, стоит только закрыть глаза.

Дима идет на поправку. Но вместо того, чтобы набираться сил, он тратит их на меня. Беззастенчиво, часто и много. А любое мое возражение очень скоро снимается с повестки суток под напором его рук и губ.

Я убедилась, что он очень основательно подходит к любому процессу, чувствуя себя после его ласк разобранной по винтикам и собранной вновь. Неудивительно, что я восстанавливаюсь наиболее действенным и проверенным способом – сном.

Мы завтракаем в восемь, одиннадцать или два, смотря когда проснемся. А спим, словно впавшие в спячку звери, почти постоянно. Хотя среди ночи вполне можем проговорить несколько часов подряд.

Большую часть времени мы проводим в спальне, изредка делая вылазки в другие части квартиры. Я успела развернуть каждый рулончик-причину и убедиться, что мой Эверест занимался этим собственноручно. А еще узнать множество подробностей о нем.

Оказывается, он умеет и любит готовить, аккуратен в быту и не разбрасывает вещи, а еще совершенно не храпит. Мечта, а не мужчина!

ДМИТРИЙ

Она похорошела еще больше, если такое вообще возможно, и теперь в ее глазах не вызов и негодование, а мягкий свет. Надеюсь, именно так блестят глаза счастливой женщины.

Когда увидел ее на пороге, сердце сделало кульбит от «все же пришла» до «пришла без вещей». А позже, когда она пояснила, что сумка за дверью, был новый кульбит от «она шутит» до «не может быть». Я бросился туда чуть ли не бегом, убедиться, что «может». И внес эту сумку, как символ своих надежд, словно драгоценность, удивившись, что она настолько мала.

Но Лера, кажется, зря привозила с собой одежду, ведь ничего кроме короткого халатика пока еще не надевала. Да и была ли у нее такая возможность? Конечно, нет.

Я как дракон утащил ее в свою высокую башню и запер в спальне, откуда не выпускаю уже несколько дней. Даже неудобно порой, зато как приятно! А что поделать, если руки сами тянутся к ней, и самое невинное касание вызывает полную боевую готовность?

Она пытается меня образумить, прилежно выполняя рекомендации врача, а я никогда не был примерным пациентом. Я чувствую себя превосходно, ощущая, как энергия внутри бурлит мощным гейзером, чего не могу сказать о ней. Моя женщина с непривычки расслабляется настолько, что восполняет потраченные силы сном. А я оберегаю ее сон как Цербер, любуясь, пока сон не начинает тянуть и меня в свое царство. Тогда я, не выпуская из рук свое сокровище, составляю ей компанию, и это настолько необычно, странно и будоражаще, что нельзя описать словами…

ЛЕРА

Когда Дима сообщил, что мы отправимся на работу, я не думала, что все произойдет именно так. Мы приезжаем незадолго до начала рабочего дня и, ни от кого не прячась, выходим из машины, на глазах основной массы сотрудников направляясь в свои кабинеты. Дима, помогая мне выбраться из авто, всячески подбадривает, а по пути даже берет за руку. Так и появляемся мы на пороге офиса: рука в руке, плечом к плечу.

- Ничего не бойся, я с тобой! – Шепчет он мне строчкой из песни, и я перестаю дергаться, полностью доверившись ему в этом вопросе.

Вчера я спросила, как вести себя в офисе, получив ответ: «Как обычно». Пока я пыталась так или иначе интерпретировать эти слова, получила вопрос:

- Лера! Что именно тебя смущает?

- То, что все будут судачить о нас.

- Ты думаешь, они сейчас этого не делают?

- Я не думаю, а точно знаю, что делают. – Говорю ему, вспоминая, как случайно напоролась на сплетниц.

- Вот видишь! Так какой тогда смысл переживать об этом? Мы подтвердим возможные домыслы, а когда все на виду и открыто, сплетники перескочат на новый объект. Ведь о том, что все и так знают, говорить не интересно.

- Но ты сказал вести себя как обычно… Я подумала… Наоборот…

- Ты думала, что я попрошу тебя все скрывать? – Киваю, а он обнимает меня и прикасается подушечкой пальца к моему носу.

- Глупышка! Я бы не смог скрывать отношения с такой шикарной женщиной, даже если бы по какой-то причине и хотел!

У меня отлегло от сердца, и я целую его в щеку за то, что рассеивает мои опасения, но нужно уточнить еще один нюанс:

- Дима, у меня есть просьба. Точнее, пожелание.

- Я весь – внимание. – Он трется щекой о мою щеку и разве что не мурлычет.

- В стенах офиса только рабочие отношения, обращение на «вы», субординация и все такое.



Дарья Свирская

Отредактировано: 17.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться