Эвита. Время перемен

10.4

- Яр, скажи честно, а ты меня тоже ненавидишь, как и она?- спросил Ян, обречённо и неотвратимо вбивая последний гвоздь в крышку гроба их и без того непростых отношений.

Что можно было на это ответить? Что мальчик хотел услышать?

Войцеховский совершенно не умел обращаться с подростками и успокаивающих слов тоже говорить не умел, поэтому тогда, почувствовал себя, как слепой канатоходец, который вдруг решил пройти над пропастью без страховки. Он не придумал ничего лучше, чем просто честно и открыто поговорить с Яниславом- по-мужски, как с равным.

Поговорив по душам, вместе они приняли решение, которое показалось им обоим единственно верным- Ян должен жить с ним. Войцеховский понимал, что воспитатель или родитель из него получается не Бог весть какой, но это всё же лучше, чем то, что происходило за закрытыми дверями загородного дома.

Мысль на время перебраться в городскую квартиру появилась практически одновременно с решением забрать мальчика к себе: отсюда он мог бы самостоятельно добираться в школу.

Уже засыпая, Ян вдруг встрепенулся, схватил проходившего мимо дивана Ярослава за руку и спросил:

- Яр, мы, правда, теперь будем жить здесь, с тобой? Ты точно завтра не передумаешь?

- Спи, Ян. Не передумаю, - Войцеховский похлопал парня по плечу и, выходя, потушил свет, а сам после этого ещё долго сидел в гостиной, невидящим взглядом уставившись в стену и пытаясь понять, как он мог просмотреть всё то дерьмо, что творилось в жизни мальчишки.

- Это кем же нужно быть, чтобы измываться над собственным сыном?

Вряд ли это его оправдывало, но Ярославу даже в голову такое не могло прийти. Вики, конечно, та ещё стерва, но явной агрессии в сторону ребёнка она не проявляла, по крайней мере, не при нём точно. Если бы сегодня Янислава не прорвало, он так бы ничего и не узнал, ведь мальчик мог бы и дальше молчать, как пленный партизан на допросе.

Войцеховский с трудом удержал себя и не поехал в загородный дом прямо посреди ночи… Честно говоря, Яр боялся, что если сейчас Виктория попадётся ему на глаза, то он придушит тварь собственными руками, как только её увидит, а ведь когда-то именно он сам – наивный семнадцатилетний идиот- привёл хитрую гадину в семью.

Эта его ошибка во многом стала фатальной для всех Войцеховских: родители не без помощи Вики развелись спустя двадцать лет брака, Ярослав тогда в пух и прах разругался с отцом, не смог понять и простить предательства. Единственным светлым пятном во всей этой вакханалии стало рождение Янислава, но со временем и он оказался брошенным и одиноким.

Госпожа Войцеховская с ранней юности хорошо усвоила, что лучшая защита-это нападение, видимо, поэтому утром она позвонила Яру первой и буквально после пары его хлёстких фраз пошла ва-банк:

- Слава, не надо меня поучать! Ты сам ничего не понимаешь в воспитании детей! Никто из вас меня не слышит! Я устала от такой жизни. Не знаю, что наговорил тебе этот неуправляемый мальчишка, но это всё неправда. Я улетаю, мне нужно подумать обо всём, что произошло. Он может пока пожить с тобой, если он тебе так нужен. Посмотрим, насколько тебя самого хватит!- трубку она тоже бросила первой, даже не пожелав услышать ответ, а после и вовсе отключила телефон.

- Нужен-нужен. Можешь не сомневаться!- сказал Яр в ярости сжимая кулаки, впервые ему стало жаль, что он не бьёт женщин.

На первое время, чтобы представлять интересы Янислава у него была доверенность, которую он на всякий случай ещё полгода назад стребовал с Виктории, но уже давно следовало предпринять что-то гораздо более радикальное.

Чтобы уладить этот деликатный вопрос, Войцеховский набрал номер адвоката по семейным делам, которого ему посоветовал Ринберг. Яр в общих чертах описал ситуацию и договорился о встрече на понедельник, после чего с чистой совестью пошёл будить Яна.

Мальчик не горел желанием видеться с матерью, но всё же собрался и поехал вместе с Ярославом.

Вопреки опасениям Яна Вики скрылась с горизонта задолго до их приезда, ещё ночью она быстро собрала чемодан и по всей видимости отправилась в аэропорт. Спецы из службы безопасности Ринберга подтвердили, что в восемь сорок пять утра Виктория Леонидовна Войцеховская вылетела на Бали.

Из дома пропало несколько ценных коллекционных вещей, а сейф в кабинете пытались вскрыть, к счастью, неудачно.



Айрина Голосова

Отредактировано: 13.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться