Эволюция Евы

Глава первая. Прибытие.

Планета Гавань Веронии, сектор Циркуль, 2560 год, 24 сентября по земному исчислению.

 

Транспортный челнок приземлился на площадке возле маленького космопорта. Учёный с тоской во взгляде посмотрел на обстановку вокруг, но вслух ничего не стал говорить. Оказалось, что это была обычная посадочная площадка с парой обслуживающих территорию дроидами. Если уж быть честным, то на некоторых планетах и того не было. Мелиор много раз видел такие планеты и уже ничему уже не удивлялся.

За три года учёный много раз эмигрировал с одной планеты на другую, нигде не задерживаясь надолго. Каждый раз приходилось менять и электронный идентификатор, удостоверяющий личность. То, кем он был до всех этих событий знал только сам Мелиор и, собственно, Вальцек, глава их «проекта».  Хорошо, что «Ариадна» помогала ему с деньгами и переездом на новую планету. Как только Конгломерация выходила на их след, хакеры помогали им исчезнуть.

Мужчине было уже семьдесят три, Мелиор держал тело в тонусе, каждый день заставляя себя пробегать по несколько километров, даже если он оказывался на перевалочных станциях в космосе. Если так задуматься, то он мог бы прожить лет сто пятьдесят, если бы захотел. Технологии позволяли заменять внутренние органы и внешность. Но он никогда этого не хотел, для него важно было сохранить хоть что-то из прошлого.

Лицо почти без морщин, несколько шрамов красовались на правой стороны лица. Никто даже в больной фантазии не мог бы заподозрить в нём человека, который занимался наукой. Только бледная кожа выдавала человека из исследовательских секторов, это было платой за излучение в лаборатории. Теперь излучение ни одной звезды не помогало загореть. Глаза при ближайшем рассмотрении оказывались разного цвета. Один глаз оказался повреждён при бегстве с Глизе, осколок стекла при взрыве оборудования застрял в глазнице. Можно было бы потом смело заменить хрусталик, но учёный решил, что лучше провести имплантацию скрытой камеры. 

Благодаря этой установке Мелиор видел в нескольких спектрах, мог идентифицировать оружие, спрятанное на теле и расу существа, которое было перед ним, даже если оно включало маскировку. Раз сто это спасало ему и Еве жизнь.

Борода же, которую учёный частенько ленился брить, прикрывала несколько шрамов, полученных в стычках с зерка. Посылали на их задержание отважных, но бестолковых юнцов. Чёрт, да чего он обманывал сам себя, удалось уходить с девчонкой от них, прикрываясь местной службой обеспечения порядка.

Девочка. Она была тем, из-за чего учёный покинул исследовательскую лабораторию на планете Глизе-876 и подался в бега. После того, как галактическая служба по контролю за преступлениями объявила его в общий розыск, учёного вместе с ребёнком поймали через три дня.  Вот тогда-то и вмешалась инициативная группа хакеров - «Ариадна», которые помогли Мелиору и Еве бежать.

Потом же они укрыли их на год в одном из своих убежищ, но Конгломерация нашла их, и база «Ариадны» оказалась разгромлена. Жаль, что персонал станции оказался почти весь уничтожен. Мужчине, вместе с частью команды базы, пришлось бежать на ближайшую обитаемую планету, потом ещё на одну и ещё.

Больше хакеры не помогали беглому учёному напрямую, предоставляли всевозможную помощь, ресурсы, взамен требовали результаты по развитию девочки. Смешно, а ведь у крохи было кодовое название, как у любого генетически успешного существа, которое пережило мутацию. Бесчеловечно, да, но как иначе можно было двигать науку вперёд. Вот только Конгломерат хотел уничтожить его работу.

Всё началось с того, что-то сдал материалы с Глизе-876 галактической прессе и в тот же день те по всем своим срамным каналам вылили всю подноготную лаборатории. Псионики, это зло, уроды. Подумаешь, один раз случилась промашка и поехавший телекинетик убил целую площадь народу. Нет, они не думают, почему они долго живут, просто прокачивают тело, заменяют органы, ставят нужные интерфейсы для любой возможной цели. Уроды, это не псионики, а все остальные. С радостью бы расстрелял каждого дурака из Конгломерата.

Мелиор был гением в своей сфере, его не зря посадили за заведомо провальный проект, и он смог совершить настоящий прорыв. Проблема была только в его характере. Часто им приходилось улетать только потому что Мелиор обладал скверной восприимчивостью к людям. Частые походы в бар, скандалы, драки, домогательства до особ женского пола. Он попадал в поле зрения местных правоохранителей и на след учёного снова и снова выходили ищейки контроля за преступлениями.

И вот они здесь, на планете, бывшей когда-то базой добычей «нилора», материала с уникальными свойствами, позволяющими модернизировать обшивку кораблей для путешествия между галактик. Металл делал любую оболочку челнока «живой», запуская процесс медленной регенерации обшивки. Гавань была уникальна не только этим, это была почти настоящая экзопланета, вращающаяся на оптимальной для развития живых существ орбите вокруг местного солнца. Планета, была, судя по сводкам, меньше Земли в два раза и большая часть её оказалась покрыта водой.

На Гавани считанных пятьдесят лет назад жила колония существ. Пресноводные, но вполне себе разумные. Выглядели, как потомки земных акул, Мелиор смотрел обзор по ним, голова у них была прямо точь-в-точь, как у рыбы-молота, тело было почти не приспособлено к передвижению по земле, но дышать могли и на суше.  На контакт они не пошли и напали с электрическими копьями на экспедицию, и их, как водится у разумных существ, перебили. Затем, уничтожили всю немногочисленную цивилизацию от греха подальше, сохранив три особи на опытный материал.

Мелиор ознакомился с материалами по планете и её истории и впервые сожалел, что вживую не увидел ни одного из местных туземцев. Осталось очень много вопросов по эволюции и формированию их ДНК, на которое не последнее влияние оказал тот самый редкий металл «нилор».

Учёный вспомнил ещё одну историю, связанную с этим местом. Так получилось, что первые поселенцы привезли с собой несколько саженцев земных растений. Традиция такая была. Новые жители Гавани высадили их в почву и через несколько лет, большая часть колонии была покрыта деревьями. Первый урожай получился неожиданным, вместо зелёных на растениях оказались ярко-голубые листья. Добровольцы пробовали синие яблоки, очень сочные и вкусные. Все нарадоваться не могли такому. Но вот через несколько дней, концентрация «нилора» в организме поселенцев достигла критичного значения. Взвесь металла пропитала волосы и белки глаз, и поселенцы напоминали странных существ с планеты Питу. Яблони оставили, как местную достопримечательность, а для воды, используемой под питьё, установили фильтры.



Игорь Дикало

Отредактировано: 30.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться