Эволюция Евы

Глава шестая. Противники мира.

Столица Конгломерата, Солнечная система, планета Марс, 2562 год, 19 апреля по земному исчислению.

Здание президиума располагалось в центре столицы Конгломерата. На руинах рабочих посёлков и шахты, где когда-то обнаружили инопланетную машину неизвестного происхождения уже существовало поселение беженцев, скрывавшихся во времена войны с ИИ. Беженцы уничтожили все технологические наработки, которые могли их выдать и закрыли множество людей в стазис-капсулах в подземных хранилищах, тщательно экранировав их местонахождение от сканеров «червей» и «хантеров» компьютеризированного разума. После окончания войны, большую часть этих хранилищ вскрыли и начался процесс возрождения человечества. Именно поэтому, столица человеческого оплота теперь базировалась на Марсе. Хотя, это была одна одна из множества версий. Дорхонги дали возможность выжившим переписать историю, сохранив о том времени только отрывки воспоминаний. Это нужно было для того, чтобы разорвать круг агрессии между двумя столь непохожими друг на друга формами жизни.

Но и здесь вышла промашка. Из стазис-капсул доставали людей, которые участвовали в войне или застали ещё довоенное время. Конгломерат втайне от своих сограждан, в первую очередь от тех, кто жил за пределами Солнечной системы, восстанавливал исторические данные. Совет Конгломерата использовал помощь людей, которые были отрезаны от возможностей ВКИ.

Вместе с военными ветеранами войны против машин, появились и люди, которые застали войну с инопланетным существом, которое имело кодовое название «Колыбель жизни». Историки жадно впитывали каждый рассказ, особенно, им пригодились показания женщины, которая оказалась прямым участником событий того времени. В основном, полагались на данные от женщины Ольги. Когда её достали из капсулы, она была дезориентирована. Долгое пребывание в стазисе повредило её разум. Для того, чтобы разговорить и дать ей шанс на выздоровление, понадобилось возвращение в привычную среду, работа мезонных психиатров.

Ольга долгое время не хотела ни с кем разговаривать, удавалось выудить только то, что она потеряла дорогого человека в прошлом, её разбудили, потом снова затолкали в стазис. Доктор Рейм несколько раз возил её на Землю, постепенно входя в доверие пациентки и просто разговаривал с ней. Он всё время менял обстановку, пытаясь добиться снятие зацикленности Ольги на смерти некоего Стефана, бывшего военным на службе Совета. Вскоре, она заговорила. Почти каждый рассказ заканчивался слезами и уколом успокаивающего, но с каждым разом женщина становилась всё восприимчивее к терапии.

Димитр Рейм наблюдал за камерами, установленными в здании Президиума в одном из кабинетов, который он с огромным трудом выбил для социальной адаптации. Доктор заносил в свой электронный дневник заметки по работе с этой пациенткой.

Из записей Димитра Рейма.

...Пациентка Ольга К., землянка, год рождения вспомнить не может, биологическое состояния организма на сорок лет, не замужем, детей нет. Утверждает, что пролежала в стазисе почти четыреста лет в общей сложности.

Пациентка крайне тревожна, неуверена в себе, ранима, склонна к меланхолии.

Утверждает, что родилась ещё до войны с «Колыбелью жизни», пережила войну и предательство предводителя научной группы — некоего Биргхира. Это является одним из самых ярких воспоминаний, потому что он (Биргхир) является убийцей её любовника (мужа, родственника) (неясны взаимоотношения между ней и убитым).

Мезонная терапия даёт результат, но крайне медленно. Копию её рассказа об эпохе я передаю историческому отдела Конгломерата. В целом, её рассказы совпадают с теми, которые удалось узнать от других «спящих», с одной поправкой. Пока она — единственная (неподтверждено) из них, кто прожила в этой вселенной дольше всех.

Сегодня от неё я узнал ещё кое-что. Звучит рассказ фантастически, но как у любого человека с отклонениями в системе поведения, логично. Она упомянула о некоем Адаме, «сыне» инопланетянина с кодовым названием «Колыбель жизни». Именно он стал существом, искусственным интеллектом, развязавшим войну с человечеством. Якобы как, он сам рассказал ей об этом и поместил в стазис-капсулу на Марсе.

Я считаю, что она путает факты и события. Если это существо — прямой наследник разума уничтоженной «Колыбели жизни», то зачем он спасал лично её? Или почему ждал двести лет, прежде чем начать войну с человечеством. Я обязательно задам эти вопросы, как только она будет к ним готова. Пока порекомендую ей терапию социализации, пусть немного вольётся в общество, поработает в тихом месте с бумагами.

Соответственно, работать она будет полностью под нашим контролем, при любой попытке срыва наших достижений, я попрошу её вернуться к нашей терапии.

Пациентка не проявляет никакого интереса к существующему времени и отрицательно (вплоть до панических атак) относится к системе ВКИ. Она не может объяснить, почему, но, моё мнение, она пострадала от возможного чипирования в прошлом. На ней нет ни одного имплантанта, как у некоторых других «спящих». Имплантанты дают огромные преимущества, но при этом безумно опасны …

 

Планета Гавань Веронии, сектор Циркуль, 2562 год, 20 апреля по земному исчислению.

 

Мина вынесла на середину комнаты небольшой торт с десятью свечками. Мелиор как мог, отвлекал девочку, но появление учительницы не стало неожиданностью.

- Привет, тётя Мина, - улыбнулась девочка, не оборачиваясь к учительнице. - Красивый торт.

- Ну вот, - учёный махнул рукой. - Как можно от этой девчонки что-нибудь укрыть?

- Тебе не надо было вступать со мной в физический контакт, - улыбнулась Ева. - Иногда я могу смотреть через твои глаза, если ты берёшь меня за руки.

- Ох, чёрт, - Мелиор притворно закатил глаза. - С каждым днём ты меня удивляешь всё больше.



Игорь Дикало

Отредактировано: 30.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться