Эволюция. Темная сторона жизни

Размер шрифта: - +

8.

Ай да поле русское, широкое! Нет тебе конца и края, прячешься за горизонтом, нипочем тебе леса глухие, реки широкие. Тощее ты, жидкое, бываешь и в ладонь толщиной, да сплошь крепкими кочками покрыто. Труда требуешь непосильного - за урожай крохотный, слабым солнцем едва согретый. Три года, три долгих года лелеяли тебя, напрасно не тревожили, навозец, до перегноя разложенный, на каждый клочок несли. Деньги не жалели, себя не жалели, на спинах мешки с удобрением носили, дисковали вдоль и поперек, пахали бережно, боронили, яду полезного распылили, чтобы не осот вырос колючий, не пырей ползучий, но картошка, бульба наливная, заморский овощ-корнеплод, с хлебом соперник.

-С богом, - прошептал Саша, через силу врезая лопату в серую почву, выкапывая первый куст. Хороши подземные помидоры, богатый урожай, не двадцать даже, и не тридцать тонн, а все четыреста центнеров с гектара. Много ртов можно накормить, человеку на зиму иногда хватает и ста килограмм – сорок тысяч человек проживут с их поля, потом политого, нечеловеческими силами поднятого.

-Ай, хороша, - даже Наташа не удержалась, когда отправила в ведро десяток клубней - крупных, со Шпаковский кулак.

-Рано, конечно, копаем, - поморщился Саша. Он поднял картофелину, потер ладонью – молодая кожура-шкурка легко отошла, свесилась клочьями.

-Еще бы недельку ей, - поняла Наташа.

-Ничего, и такая полежит. Нам бы лучше подумать, как управимся, и где хранить будем? Оптовикам уже не сдать. Урожай-то отличный, вот только, чую, денег не получим.

-Главное, сами выживем.

-Людей мало. Десять человек в день могут три гектара собрать да отвезти, если с утра до вечера. А нас всего десять. Месяц будем копать.

-Артемич же сказал, что всех поднимет, да и машина у нас есть. Потихоньку выкопаем. Ты лучше посмотри, какая хорошая. Сердце радуется… А помнишь, как в первый год вы посадили, на песках…?

Вот так, за неторопливым разговором, шаг за шагом, не разгибая спины, по одному боровку – в полтора километра длиной; полдня – туда, полдня – обратно. Два боровка. Тонны картошки – даже не понять, сколько еще… Не спеша, размеренно, иногда меняясь, редко – со смехом, чаще – угрюмо, молча, но без жалоб, потому что не на кого жаловаться, разве что на самого себя. Одна маленькая передышка – на обед. Следующий отдых придется на сон. А пока – вперед, поднимая землю, слушая рокот клубней в ведре, мягкий шум пересыпаемого урожая из ведра в мешок, тяжкий удар, когда мешок забрасывается в кузов подъехавшей развалюхи…

-Искандер, - в кабине сидел Наиль, и Саша напрягся, приготовился к плохим вестям, потому что уже знал, когда и зачем татарин называет его восточным именем.

-Солдаты на дороге. Перекрыли дорогу. Мы первый раз проехали, не остановились. Вернулись по грунтовке. Теперь и грунтовку бревнами перекрыли. Наверно, машину хотят отобрать, - осклабился Наиль.

-Надо разобраться, - проворчал Саша. – Кто с тобой?

-Серега, Артемича взял, и своих взял. На конце поля тебя ждем.

-Наташ, не волнуйся, я скоро, - сказал Саша, даже не взглянув на жену. Залез в кузов, похлопал по ржавой крыше:

-Давай! – и только потом обернулся, ободряюще кивнул и крикнул:

-Без меня не копай. Отдыхай. Немного осталось. Я вернусь! - рев движка заглушил последние слова.

Около кучки мужиков Наиль притормозил. Артемич нервно жевал травинку, Равиль и Ильдар меланхолично проверяли местность через прицелы автоматов.

-Далеко они? Сколько?

-Километр по шоссе, - отозвался здоровяк Ильдар. – Человек пять-семь, и офицер.

-Двое с оружием - Наиль и Артемич – в кабину. Равиль, Ильдар – в кузов. Я, Серега и Ильяс идем пешком. Мы выйдем первыми, пройдем по лесу, спрячемся. Через десять минут подъезжайте. Оружием не махайте. Валим всех и сразу, без вопросов. Семерых хватит, - решил Александр.

-У меня ствола нет, - обиженно проворчал Ильяс. Остальные татары заулыбались.

-Возьми, - протянул Саша свой автомат, с которым не расставался со вчерашнего вечера.

-А ты? – спросил из кабины Наиль.

-Обойдусь, - буркнул Александр, подошел к березе, около которой с утра они с Наташей оставили свои вещи – куртки, термос с чаем, полупустой уже пакет с бутербродами, коврик-«пенку». Там же лежал и меч – завернутый в чехол из-под спиннинга. Саша засунул его за пояс прямо в чехле, лишь слегка обнажил рукоять. Наиль фыркнул, за ним засмеялись татары, и даже Павин скривился в усмешке.

-Чего ржете? – прикрикнул Саша. – Выходим!

 

Сквозь лес они прошли быстро и бесшумно – все-таки сколько лет ходили, каждую кочку, каждую травинку наизусть знали. Остановились в сотне метров от заставы. Саша еще раз пересчитал солдат – семеро, десантники, голубые береты, тельняшки под хаки; восьмой офицер, не поймешь отсюда - в каком звании? Трудно разглядеть на защитном костюме погоны. Все – с автоматами, причем не с современными «пукалками», а с надежными и убойными АК – 47, с деревянными прикладами, штык-ножи примкнуты, уже знают, что стрелять не потребуется. За деревьями раздался рев мотора – грузовик приближался.

- Выходим, - негромко сказал Саша, обнажил меч и пошел впереди.

Как он и предполагал, вышли практически одновременно с машиной. Десантники побросали сигареты, двое спрятались за деревьями, двое встали за засекой из старых поваленных лесин, трое, с офицером – впереди. Теперь видно звездочки – три штуки – старший лейтенант. Высшее десантное училище, или академия, не важно. Важно, что он самый опасный, его надо первым, и как можно быстрее. С остальными разберемся… Наиль заложил вираж, развернул машину бортом. И сразу – сухой треск выстрелов, троих рядом со «старшим» скосило, но сам лейтенант, как и предполагал Саша, увернулся, щукой метнулся в кусты, хорошо еще – прямо на них…



Сергей Берия

Отредактировано: 17.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться