Ежу понятно, мне - Нет!

Размер шрифта: - +

Глава 23

Сижу в гостиной у «Нахала» дома, почему-то в пижаме. Вроде точно помню, что не переодевалась и уснула в форме. Хотя, может Пузатик и переодеть меня смог? Последнее время он какой-то странный. Обычные пирожки не ест, подавай только сахарные крендельки, совсем уже с жиру сбесился. Пригрозила перестать кормить – фыркнул, мол: «тебе же хуже».

Если бы не знала, что поставила Блок, подумала бы, что сон искусственный. Вдруг пошли картинки перед глазами, окончательно убедилась, что «Нахалу» удалось таки пролезть. Информация впечатлила, удивила, обрадовала и ужаснула.  То, что меня пол-Академии на дух не переносит, я уже привыкла, но чтобы Ректор возглавлял отряд, я не ожидала.

Проснувшись поняла, что верить никому нельзя, даже Пузатику. О том, что он предатель, поняла сразу. Я еще вчера удивилась, когда на спинке появились фиолетовые полосочки, но когда с утра увидела, как он пытается смыть с языка краску от метки, блокирующей сновидения, поняла, что накажу. Под видом того, что якобы пытаюсь ему помочь, запихала ему в пасть кусок мыла. До конца дня пускал пузырики и икал.

Простить «Нахала» очень хотелось, но решила подождать что будет, после того как он поймет, что я  его прокляла со злости.

Еще на прошлой неделе выискала в библиотеке заклятие, передающиеся через подарки. То есть ничего не подозревающий индивидум дарит тебе что-нибудь. Ну, например, браслетик, а ты  потом с помощью браслетика ему устраиваешь прекрасную жизнь в знак благодарности, ну или не прекрасную, если подарок не понравился.

Само проклятье выбирала долго, с любовью.  Вариантов было много и все шикарные и остановиться на чем-то одном было очень трудно, поэтому решила применить три, наиболее понравившихся.

Во-первых, ежедневная потребность в пирожках, решила что для начала двадцать штук в день хватит, во-вторых, подумывала, конечно об «Эмоциональном поносе», но решила не повторяться, чтоб не проколоться, припомнив, его любовь к моей пижаме, нанесла нательную метку ввиде паучка на всю спину, как тату. Ну и в третьих – моя главная гордость – маленькие черные рожки. Над формой и размером думала не очень долго, но несколько вариантов зарисовала. В лучших традициях этого мира сделала отложенное действие на неделю, ну как раз, он же собирался куда-то поехать – пусть помучается.

Сейчас, сидя на кровати в окружении мыльных пузыриков, подумала, что погорячилась. Наверно лучше было  тату с черепом, как на шортиках, а не с паучком, ну ничего, может не заметит, пока будет пытаться спилит рога, жуя пирожок.

Блок с комнаты снимать не стала, из соображений безопасности, а то ведь прибьет, когда поймет, что заклятия необратимы.

Так, в общем, неделя прошла вполне спокойно, если не учесть того нюанса, что меня тянуло совершить, что-нибудь постыдное. Попыталась перецеловать как можно больше народа, начала с Кситона и закончила какими-то парнями с третьего курса. Ксиан, думала что меня прокляли любовным зельем и пыталась подсунуть антидот, но я не выпила. В Выходные на работе пыталась обнять «Молчуна», но он увернулся. Тем не менее на него это позитивно подействовало, и он инициировал переписку, наверно надо было раньше попробовать, так я узнала что он труп.

Ну, в смысле, дух умершего человека и тела у него нет, как такового. Он в форме человека удерживается благодаря ментальной силе.  Сказал, что работает охранником, но так и не сказал, что охраняет. Также оказалось, что у него есть брат, который не труп, но пока по крайней мере. Больше пока ничего выяснить не удалось, но я надеялась узнать побольше о жизни в виде духа, на тот случай если меня всеже скоро укокошат и «Нахал» не захочет мне помогать после того, что я сделала.

Одевшись и взяв сумку, из комнаты выходила с опаской, но, к счастью, путь был чист. На завтрак мы пошли пораньше, как обычно, и в столовой были почти одни с Ксиан. Пока ели, от Рана пришла записочка с просьбой зайти к нему в кабинет. Решила пойти сразу и признаться.

На всякий случай взяла пирожки, и ту книгу, откуда Заклятья выбрала. Если, простит, то полистаем – подумаем, как снять, а если не простит, огрею по голове, чтобы выиграть время и убежать.

Когда вошла, уже поджидал меня, пошел обнимать. Рожки пока не проклюнулись, про пирожки не спросил, так что я выдохнула, но на всякий случай прощупала голову.

«Корина, ты чего?» - улыбается, довольный, правда уставший какой-то.

«Ту такое дело,  я на прошлой неделе...немного зла была на тебя» - решила начать с подготовительной речи. Заподозрил неладное, даже подобрался весь

«В общем, я тебя немного прокляла, ты только не расстраивайся так, я уверена рожки тебе пойдут и ты мне нравится не перестанешь» - говорят, замасливание перед подачей печальных новостей помогает. С этими словами положила ему на стол книжку «Древние необратимые проклятья». Притаилась.

Сел за стол, прикрыл глаза руками. Молчит, стало страшно, может всеже не простит.

«Что рога вырастут?» - вроде одну новость переварил, осталось две

«Ну не только» - помялась чуть-чуть, потом пролистала книгу, показывая выбранные заклятья – «пирожки я уже принесла, ты только не волнуйся.»

Пирожок брать не стал, ну и правильно, еще накушается.  Наверно все же расстроился. Но я рожки правда не большие выбрала, если зачесать волосы наверх, то может и не заметно будет. А вообще Миенцы все с рогами и ничего, живут как-то.

Минут через десять выдал: «Пойдешь грабить кабинет зелеварения сегодня.»

Да пожалуйста, хоть Ректора. Про себя подумала, что еще легко отделалась, пока не добавил: «Если не выйдет обратить, тебе тоже рога сделаю.»



Анабель Ли (Anabelle Leigh)

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться