Faceless

Размер шрифта: - +

Глава 7, часть 2

Василий оказался в большом, совершенно белом зале. Таком чистом, что различить контуры стен не представлялось возможным. Казалось, они сами источают свет, распыляя тени. Однако по неизвестной причине этот свет не ранил глаза. Наличие у зала вменяемой геометрической формы выдавали только висящие под потолком «голубые» экраны да тот факт, что при движении ступни касались плоского пола. Зал был круглым. Вернее, цилиндрическим. В центре возвышался громадный, обтянутый кожей трон, установленный на поворотную ногу. На троне лежал средних размеров рюкзак.

– Присаживайся. Не стесняйся, – произнес голос. – Придется немного подождать пока все уляжется.

На экранах замелькали изображения проспектов. Василий присмотрелся и заметил на одном из них знакомую воронку. Существа были еще там, они скидывали в нее трупы.

– Где ты? «Покажись!» — произнес он громко.

– Зачем? Ты видел меня много раз и никогда не замечал, – ехидно ответил голос.

– Ерунда. Почему же я этого не помню?!

– Твои глаза – твой злейший враг. Когда ты просыпаешься, открываешь их, ты видишь мир вокруг себя. Его создал Бог. Но ты не видишь того, что он создал. Ты видишь воображаемый мир, прошедший сквозь призму восприятия. Он тоже существует только в твоей голове. Кошка видит мир по-другому. Это одно из моих любимых воплощений.

– Кошка? Хорошо, с телкой понятно, но как же мужик с головой птицы?

– Фуууу, гадкая жесть, – с отвращением произнес голос. – Это все ваша больная фантазия. Тело – это механизм, ему нужно есть. Представляешь, как тяжело клевать зерна с приспособленным к мясу желудком?! Люди всегда видят не то, что есть на самом деле, что им ни покажи. Все потому, что вы живете не совсем в реальности, наполовину существуя каждый в своем собственном, личном измерении. Одном из миллиардов подобных. В том ваша ценность и ваша слабость. Вы способны создавать миры, но каждый из них вас непременно поглощает. Однако вы, как мотыльки, жаждите этого опьяняющего света, стремясь погубить себя. Страсть к самоуничтожению. Побочный эффект творения, развивающийся внутри хитросплетений кокона сознания. На его нити нанизан свежеиспеченный мирок, постоянно сжимающий кокон. Эта страсть, сильнее, чем любая другая, порождает ваши пагубные пристрастия, опрометчивые поступки и конфликты. Она же привела тебя сюда.

А вот котики этому неподвластны, они честны сами с собой. За тысячелетия вашей эволюции они никак не изменились. Ибо изменчивость в этой самой страсти. Любовь в разрушении, если хочешь. А не создавший да не разрушит. Слышал про девять жизней? Люди рождаются, влюбляются, женятся, разводятся, стареют, умирают. Котики остаются. Они вечны. Как Я…

– Но раз ты бог, ты можешь создавать! Сделай так, чтобы я, наконец, прозрел!

– Не сейчас. Для тебя это может быть болезненно. Всему свое время. У тебя еще много вопросов. Задай лучше их.

– Где я? Как я попал сюда?

– Конкретно в эту комнату или в общем?

– В общем

– Ты заблудился в сети. В самом прямом смысле. Людям тяжело смотреть в ящик. Случаются эксцессы.

– Что такое этот ящик?

– Это своего рода врата, инструмент, чтобы пройти между реальностями. Его главный недостаток в том, что это врата сразу во все возможные пространства. Без должной сноровки и осторожности ящик попросту опасен.

– Но у тебя она есть?

– Как ни у кого более. И я помогу тебе, когда ты поможешь мне.

– Но ты же всесилен. Зачем тебе я?

– Видишь ли, внутри этого мира вы создали еще один, такой же, его зеркало – соцсеть. Там тоже нет Бога. По крайней мере, покуда его туда ни принесешь.

– И я должен взвалить на себя эту непосильную ношу…

– Совсем нет. Видишь рюкзачок на стульчике? Его вполне будет достаточно.

– Ясно. Федор Сумкин топает в Мордор.

– Суму за плечами неся, – весело пропел голос.

Василий аккуратно стащил рюкзачок на пол и взгромоздился на трон.

– Что это были за существа? – спросил он.

– Фекалоиды, как ты уморительно заметил.

Василий поежился. Он не произносил этого вслух.

– Это тролли, – продолжал голос. – Калорипер создает их на своей фабрике из контуженных пользователей. Он собирает армию, чтобы захватить ваш выдуманный мир. Присмотрись к экранам. К тому, как меняется рекламный ландшафт.

Василий огляделся. Общая картина и вправду постепенно менялась. Башни с милыми и веселыми картинками исчезали в недрах мостовой, а на их месте вырастали необъятные формы, украшенные сценами разврата и насилия.

– Кто вообще такой этот Калорипер? Откуда он взялся?

– Такой же лампоголовый, как и все. Только посвятивший всего себя блужданию по сети. Всерьез желающий насовсем перебраться сюда. Для этого ему и нужен ящик. А пока он взрывает мои башни и вербует последователей. Пингуется где-то в Buttarea. Такая обширная непознанная территория, чуть южнее экватора. Так что это,  скорее всего, как у вас говорят: беспонт.

– Короче, руководитель местной ячейки Аль-Каиды.

– Можно сказать, и так.

– Ага, древний бог против террористов. Прямо, сюжет для низкобюджетного хоррора или какой-нибудь супергеройской дряни. А в рюкзаке, значит, чугуниевая мина, призванная раздолбать к чертям собачьим его заводик?

– Почти. Там картинки с котами.

– Экстремальный заряд милоты? Любовь побеждает террор. Красиво, но как-то сильно безумно…

– Именно. Вот видишь, какой ты молодец. Просто сделай, как говорю. Ты спустишься в социальную сеть. Она там, под городом. В ней обосновался Калорипер. Когда доберешься до его фабрики, разместишь картинки на цистернах с троллиным секретом. Увидишь, что будет. Ничего сложного.



Пьер Бильчински

Отредактировано: 11.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться