Фацелия Райс: зов тьмы

64

Что Райс? У Каллохена мой брат, лучшая подруга и ее любимая бабушка. Из-за меня Арден рискует всем, включая жизнь. Неужели я буду прятаться от собственного отца до конца жизни?

Переход произошел стремительно, я даже не успела моргнуть, как тьма податливо расступилась и вытолкнула меня посреди помпезно обставленной комнаты. Смесь дерева и бархата цвета крови невольно вызывали дрожь по телу. Пахло железом, лимоном и гвоздикой. Издалека доносились лязгающие металлические звуки, заставляя внутренности все сильнее сжиматься от страха и необъяснимого холода.

- Я привела ее, - голос Джейдар заставил вздрогнуть. - Теперь дай антидот моей бабушке!

- Антидот, - повторил скрипучий голос.

Я озиралась в поисках его источника, но не находила Каллохена. Голос лился со всех сторон одновременно, как из динамиков, рассыпанных по периметру комнаты.

- Антидот поможет только в случае отравления ядом. Но, позволь, твоя бабушка не отравлена, моя дорогая. Она умирает от старости, и я не в силах повлиять на этот процесс.

В голосе, стыдно сказать, отца, чувствовался скрытый триумф. Он упивался болью, причиненной Джейдар. Вампирка стояла, раскрыв рот, и смотрела в пустоту перед собой. Казалось, она перестала понимать, что происходит, так ее оглушила эта новость.

- Ты ее обманул? – ответила вместо Джей. – Да как ты мог?! Ты играл на самом дорогом? На любви к родным!

- Видишь ли, моя хорошая, - скучающе произнес Каллохен, выходя из пустоты в шаге от меня, - я хотел…

- Мразь!!! – прорычала Джейдар, бросаясь на отца с кулаками, но тот движением двух пальцев остановил ее, сковал сетью и вышвырнул в портал.

- Что ты с ней сделал?!

Я отшатнулась от старика, наряженного в угольно-черный сюртук, оттеняющий его и без того бледную кожу с голубоватым оттенком.

- Фацелия, какие ужасы тебе обо мне наговорили? – он оперся на трость обеими руками и вскинул брови. – Джейдар, как и ты – моя дочь. Разве я причиню вред дочери?

- Почему нет? Вы же причинили вред бабушке Джейдар!

Каллохен вскинул вверх крючковатый указательный палец и помотал им.

- Я не вредил Рейталинге. Ей повредили высокогемоглобиновая диета и старость. Это закономерные процессы. Старуха всего лишь немного отравилась кровью, а Джейдар приняла желаемое за действительное, когда я сказал, что постараюсь помочь ее бабушке… Она все придумала сама, а я не стал переубеждать, решив, что пока мне выгодно быть мерзавцем в ее глазах, но чуть позднее, когда наша большая семья объединится, я заслужу любовь обеих дочерей.

В том, что Каллохен мастер манипулировать фактами, и профессионал по запудриванию мозгов, я ни на миг не сомневалась. А вот в желании стать отцом года – очень даже.

- Где Эйдан? Что с ним? Что ты сделал с Джейдар? Где Арден? Зачем я тебе?

Старик скрипуче рассмеялся и ударил тростью об пол.

- Сколько вопросов, моя дорогая. Эйдан сказал тебе, что я зло, не так ли?

Обхватив себя руками, я следила за Каллохеном, как загнанная в угол мышь.

- Конечно. Сказал, будто я искал тебя, чтобы… что? Убить? Высосать из тебя магию? Похвально. Я хорошо его обучил. Пожалуй, даже слишком хорошо. Возможно, он даже сказал, словно я – Пожиратель душ? – Каллохен вскинул брови и так открыто улыбнулся, что мне самой стало смешно.

- Так и сказал.

Очередной скрипучий смех напомнил прогулку по старому лесу. Сухие деревья скрипят точно так же. И так же заставляют внутри что-то безотчетно сжиматься от страха.

- Райс, девочка моя. Все эти годы Найт охотится за тобой, чтобы впитать твою силу. Я жалею, что однажды рассказал ему о тебе. Нужно было найти тебя самому, помочь обуздать силу, сломать печать твоей матери. Разумеется, твой брат наказан и не выйдет из комнаты наказаний до тех пор, пока я не буду убежден, что он исправился и не навредит тебе. Больше меня волнует другое, как твоя мать могла отказаться от тебя? Как ей хватило смелости и безжалостности тебя бросить!

Мужчина смотрел на меня с восхищением, и мне невольно хотелось верить ему. Мне хотелось обрести отца и быть любимой. На старческих глазах выступили слезы. Он поджал узкие губы и резко отвернулся, скрывая эмоции.

- Пожалуй, у нее были причины. Я сильно ее обидел. Увлекся темной магией. Должно быть, тебе известно, что это я спонсировал переворот в Гаардарахте, в результате которого к власти пришли темные маги.

- Нет. Я этого не знала.

- Ну вот. Сам того не желая, пал в твоих глазах еще ниже, - старик по-доброму рассмеялся, словно мы любящая внучка и добрый дедушка, встретились после долгой разлуки. – Она все неправильно поняла и скрыла от меня беременность. Фацелия, можешь представить, каково мне было жить все эти годы, не зная, что у меня есть дочь? Была ли ты счастлива в детстве? Кто учил тебя говорить, читать, познавать мир?

- Чего вы от меня хотите? – спросила настороженно, запоздало вспомнив, чему учили на факультете.

Попав в незнакомую обстановку, безопасник в первую очередь оценивает доступность и защищенность входов и выходов, наличие дверей, окон, дымоходов, вентиляционных шахт и иных отверстий, через которые можно войти и выйти из помещения. Две двери, навскидку снабженные только сигнальными заклинаниями.

- Анализируешь помещение? Молодец. Похвально. Присядем, дорогая? Чай, кофе, какао, быть может? Что ты любишь пить? Я ведь совсем тебя не знаю, - по-доброму спросил старик, усаживаясь в чудаковатое кресло с высокой спинкой.

Обхватив себя руками, я смотрела на Каллохена и моргала. Он серьезно? Мы что, лучшие подружки?!

- Вы не расслышали? Чего вы от меня хотите?

- Защитить тебя. Фацелия, доченька, я всего лишь хочу тебя защитить и обучить всему, что умею. Я едва не опоздал. Как Эйдан обманул меня, представив тебя своей невестой! Как ловко обвел вокруг пальца, я хорошо его учил.

- Я вам не верю.

- Разве он не предлагал тебе отказаться от магии?



Екатерина Романова

Отредактировано: 20.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться