Фацелия Райс: зов тьмы

71

Арден Хейден

Когда на кону самое ценное, ты способен свернуть горы. Я работал на пределе сил. Из ничего и обрывков рун воссоздал обратный переход и, под матерные комментарии Рика (что-то там про рассудительность, логику и включение головы), нырнул в нестабильный переход, ведущий льех знает куда. Я рассчитывал, что друг воспользуется своими же советами (те, что про рассудительность, логику и включение головы), но он уцепился за мой рукав и нырнул в переход следом.

То, что мы сотворили – безумие. Построение тоннеля в неизвестном направлении без точных координат и расчетов – самоубийство, но мысль, что в мире не будет Фацелии лишила меня разума. Я даже представить не могу, что делаю вдох без нее.

Выключить эмоции. Действовать. Вытащить эту неразумную малышку, выпороть, а потом залюбить и приручить. Мысль о последнем немного смягчила суровую реальность, но встреча лба с булыжником отрезвила.

Мы выпали на камни в какой-то глухомани. Под причитания Рика, я вскочил на ноги и осмотрелся, пытаясь понять, куда нас занесло.

- Арден, да ты рехнулся? – орал Рик.

- Я не просил идти за мной, - ответил спокойно, призывая ветер.

Вскарабкался на валун и огляделся. На многие километры вокруг – долбаные горы, покрытые густыми лесами! Причем, мы сверху. Не то, чтобы это была проблема, но времени у нас в обрез.

- О, конечно, я должен был бросить тебя в твоем безумии?

- Сойти с ума с лучшим другом – так себе идея, - усмехнулся и закрыл глаза, призывая стихию.

Тучи загудели, скапливаясь в гигантские свинцово-черные клубы, ощетинились молниями, огрызнулись раскатами и помчались в разные стороны, искать мою девочку. Отклик пришел не сразу, я даже подумал, что на эмоциях ошибся с расчетами, но вскоре почувствовал связь.

- Там! – воскликнул, указывая на северо-запад. – Логово Каллохена внутри горы, поэтому я сразу не почувствовал.

- Круто, друг, - Рик положил ладонь мне на плечо и аккуратно произнес: - не то, чтобы я сомневался в твоих способностях, но как мы туда доберемся?

- Запроси эвакуацию для себя, а я поше…

Я задохнулся на полуслове и рухнул на колени. Сердце сжала невидимая ладонь, впивая когти в мою плоть.

- Арден… друг, что за хрень?

Рик подхватил меня подмышки и помог слезть с валуна. Сердце забыло как биться и молчало, реальность обострилась, я ощущал каждый миг, каждую секунду, каждое прикосновение ветра, каждый птичий крик или лесной звук как нечто волшебное, завораживающее и… прощальное.

- Райс, - прохрипел и содрогнулся от второго удара, прошившего тело невыносимой болью.

«Сердце дриады дрогнет и, отпустив тридцать три удара, остановится», - вспыхнуло в памяти предсказание Лэйси.

Тридцать три удара! Меня выгнуло в третий раз.

- Предсказание, - просипел, поднимаясь на дрожащих ногах.

- Предсказание Лэйси? – сообразил Рик. – Тридцать три удара… что-то такое было. Думаешь, Каллохен начал?

Кивнул, соображая, как за несколько секунд преодолеть километры и найти Райс. Четвертый удар… из легких выбило воздух, в глазах померкло, но я собрал остатки сил, с яростью сжал кулаки и отпихнул Шеппарта.

- Вызывай наших. Я его уничтожу…

Дальше помню смутно. О том, как архимаги сливаются с покоренной стихией, не принято говорить и писать. Тем более это не практикуется открыто – красный уровень. Влияние стихии на разум мало изучено, но, если смотреть на Каллохена и ему подобных, ничем хорошим это не заканчивается. Впрочем, времени взвешивать риски у меня не было. Я призвал свет и ветер разом, даже не догадываясь о последствиях. Просто освободил тело и сознание, позволил чистой энергии наполнить меня и решить поставленную задачу: добраться до Каллохена, остановить его и спасти Фацелию.

Свет наполнил меня изнутри, обжег внутренности, растворил боль, страх и прочие эмоции. Ветер подхватил мое тело, закружил в сизом вихре. Я рассыпался на множество частиц и перестал быть человеком. Мир открылся передо мной с необъяснимой стороны. Я одновременно видел все и ничего. Ощущал себя всесильным. Понимал, что с легкостью раскурочу горы или выжгу покрывающий их лес, могу пробежаться вдоль облаков и обрушить на землю яростный ураган, а могу разогнать тучи и залить мир солнечным светом.

Всесилие настолько опьянило, что ритуальные толчки сердца почти не ощущались. Я даже не знал, есть ли у меня тело, но там, где могла быть грудь, что-то надсадно пульсировало, отрезвляло, напоминая, зачем я вообще рискнул. Стихия манила и звала за собой. Я кружил над лесами, то опускаясь вниз и почти касаясь пушистых крон, то резко взмывал к облакам, растворяясь в их мягкой прохладе.

Двадцать два…

До чего же прекрасен мир. Сколько всего можно сотворить с этой силой!

Двадцать три…

Можно с легкостью прекратить катаклизмы. Например, в двенадцати километрах отсюда горит лес, и маги не справляются с тушением. Мне ничего не стоит нагнать дождевые облака, чтобы помочь им.

Двадцать четыре…

Я создал мощный поток, закрутил его в грозовую тучу и отправил в сторону пожара. Воздушная армия, переполненная влагой, двинулась на подмогу магам.

Двадцать пять…

Облака плыли тяжело, грозя вот-вот обронить спасительные капли, но я запретил им.

Двадцать шесть…

- Арден…

Едва различимый шепот привел в чувство так резко, что я потерял равновесие и кубарем понесся к земле, вертясь по всем осям. Тело у меня, все-таки, осталось – это хорошая новость.

Двадцать семь…

А времени – нет! И это новость плохая.

- Арден, - снова позвала Фацелия, и я едва узнал ее голос.

Приземление вышло жестким. На деле я впечатался лицом в муравейник и размазал его по лужайке на несколько метров.

Двадцать восемь…

Выжечь маленьких кусачих насекомых не составило труда. Прийти в себя и осмотреться оказалось сложнее. По всему получалось, я рухнул примерно в ста метрах от цели, но мне не хватит времени найти Райс и вытащить с ритуала.



Екатерина Романова

Отредактировано: 20.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться