Фактор недовольства

Размер шрифта: - +

Часть II. Чужой среди своих. Глава 9. День четвертый. Добро пожаловать в наш клуб! (Чужой среди Своих.)

– Ребята, сегодня у нас большое событие. Хочу поприветствовать в наших рядах нового человека! Грэг Хоппер, прошу любить и жаловать! – так начал собрание «Своих» седой Полковник Миллер.

– Привет, Грэг! – вразнобой загудели предводители отрядов, собравшиеся вокруг большого овального стола. Тесный и полутёмный зал собраний сейчас был забит практически до отказа: ведь десять человек, включая Грэга, сидели за столом, а ещё примерно дюжина (или немногим больше) окружали сидящих нестройной, но очень уж плотной стеной. Над столом тускло мерцала неизбежная мутно-жёлтая лампочка; в одном из соседних сводчатых залов неустанно хрустела и подвывала все та же старинная рация.

– Привет, – немного растерянно ответил на это приветствие Хоппер. Бывшего монтажника смущало такое большое внимание, внезапно заостренное на его скромной персоне.

А председатель продолжал:

– По воле случая Грэг оказался вынужден искать пристанища в нашем с вами городе. Его родное поселение, как всем уже, должно быть, известно, было уничтожено до основания. Уничтожено по приказу Центрального Правительства, – с нажимом подчеркнул оратор.

Среди участников собрания поднялось предсказуемое волнение: упоминания о преступных и полных бесчеловечности методах этого Правительства всегда вызывали у них негодование.

– Мы с вами не можем, не имеем права отказать в помощи товарищу по несчастью, который так же, как и мы, стал неудобен властям и вынужден сейчас искать убежища, – с достоинством заключил свою мысль Полковник Миллер.

Вокруг стола прошел одобрительный гул: авторитет Полковника был совершенно непогрешим, и сказанное им никто не посмел бы оспорить.

– Спасибо, Полковник, – ответил на эту тираду взволнованный Грэг. – Я очень, очень признателен!

– Отлично, сынок, – мягко отозвался на слова Хоппера Полковник Миллер. – Добро пожаловать в ряды Своих! Ведь ты, я полагаю, всё же намерен к нам присоединиться? – он очень внимательно посмотрел Грэгу прямо в глаза. – Ты сам видишь, насколько плачевно наше нынешнее положение. Сейчас у нас каждый человек на счету. Так что ты решишь?

Грэг съежился под жаром направленных на него со всех сторон горящих взглядов: не менее двадцати пар глаз внимательно сверлили его в ожидании ответа.

– Вот что, Полковник… – Хоппер нерешительно прочистил горло и, словно набравшись решимости, твёрдо продолжил:

– Я благодарен за оказанную мне честь, и уж, тем более, благодарен за мое внезапное спасение. – По мере того, как он говорил, издалека подходя к основной своей мысли, нацеленные на него взгляды наполнялись все большей тревогой. – Еще три дня тому назад я жил спокойной и размеренной жизнью, не зная бед и тревог. Моя родина… она была… она казалась такой… такой идеальной.

Грэг тяжело вздохнул и продолжил говорить:

– Но чей-то умысел, ужасный по своей бесчеловечности, разрушил абсолютно ВСЁ за считанные минуты. Буквально весь мой старый мир. И я окунулся в мир совершенно новый и, как оказалось, совершенно незнакомый для меня – ВАШ мир, враждебный и жестокий. И если бы не ваша помощь, у меня не оставалось бы ни единого шанса.

В затихшей толпе прошёл нестройный, но, в целом, одобрительный гул.

– Я здесь – чужак, – продолжил Хоппер, – но я очень рад найти небезразличие, доверие и поддержку там, где даже не надеялся их отыскать. Спасибо вам.

Грэг сделал паузу, и напряжение среди слушателей, казалось, вот-вот достигнет предела.

– Ты не сказал нам главного, сынок! – с укором мягко проговорил Полковник. – Мы ждем, что ты решишь.

– Да, да, я понимаю, – продолжил Хоппер, вперив свой взгляд в поверхность стола. – Конечно, выбор невелик. Но и вы должны меня понять: я слишком мало знаю о «Своих»; хоть, в то же время, знаю слишком много. Я не готов произносить слова каких-то клятв, не понимая до конца всех ваших целей и мотивов. Я не готов вслепую присоединиться к какой-либо силе: я видел, к чему это приводит в Сити Пятнадцать. Бунты, погромы, безумные толпы… и совершенно непонятно, ради чего. Их результат нам всем известен…

Грэг снова сделал паузу, и над столом повисло тяжелое молчание. Командиры отрядов угрюмо переглядывались между собой, явно обескураженные монологом Хоппера.

Прервал затянувшуюся паузу Полковник:

– Я понимаю, Грэг Хоппер, что ты хочешь сказать. И ты имеешь на это право. Мы плохо знаем тебя; и ты почти не знаешь нас. Вполне естественно быть недоверчивым и подозрительным. Но мы, – старик широко раскинул руки, словно собираясь обнять сразу всех, присутствующих в комнате, – мы все здесь – Свои. И мы будем относиться к тебе, как к Своему, Грэг Хоппер! – участники собрания внимательно слушали своего предводителя, стараясь не проронить ни слова. А седобородый Полковник продолжал:

– Нам предстоит ещё как следует друг друга узнать. Ты осознаешь наши цели, и мы найдем способ соединить наши пути, объединив наши усилия. Нет, мы не потребуем суровых клятв и грандиозных обещаний. Пообещай нам лишь одно: пообещай молчать. Храни молчание там, на поверхности, о том, что ты увидел в подземельях! Не выдавай никому нашу Обитель, не упоминай при чужаках ничьих имен. А мы – мы обещаем доказать тебе, что Свои действительно достойны того, чтобы встать рядом с ними, плечом к плечу.



Nick Tuner

Отредактировано: 15.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться