Факультет демонологии

Размер шрифта: - +

Глава 5. Выходные

Неделя пролетела незаметно. Я училась, регулярно посещала тренажёрный зал, зарегистрировала новую команду, выслушивала смешки студентов и их нелестные отзывы о моих умственных способностях, искала место для тренировок, а вечера проводила либо в комнате девчонок, либо с Тимуром и Лорри. В целом эти пять дней были приятными, если не считать того, что я сломала палец на первой же физ-ре. Плюс приходилось прятаться от Валериана и делать домашку за Леру, которая шантажировала меня тем, что даст зазнайке координаты моего амулета связи. В остальном же всё было здорово, но с каждым днём моё настроение становилось мрачнее. Близилось воскресенье и свидание с синеглазкой, а я так и не придумала мало-мальски правдоподобный повод отшить парня.

— Ну и что мне делать? — вздыхала весь вечер пятницы, наверняка достав уже подруг.

— Тебе в рифму или по факту? — ухмыльнулась Лера, опираясь на перила каменного моста. Вира, Крис и Мерида стояли рядом, наблюдая за бликами заката на воде и проплывающей мимо лодочкой.

Я поморщилась и махнула рукой на подругу, присоединившись к созерцанию местных красот. Вот только взгляд зацепился за темноволосый затылок. Его я узнала бы из тысячи, поэтому в панике вцепилась в подруг.

— Там Валериан! Что делать?!

Лера, кажется, приготовилась ответить в рифму, но стихийник вдруг отвлёкся от диалога с каким-то парнем. Как в замедленной съёмке, его голова поворачивалась в нашу сторону. Момента, когда Валериан заметит меня, я не дождалась — сиганула в воду, заглушив всплеск магией. На это мне мозгов хватило, а вот на то, чтобы спрятать себя простым пологом невидимости, который знает каждый первокурсник, — нет. Идея мёрзнуть в городской реке, видимо, пришлась моему мозгу (а возможно, попе, чёрт знает, чем именно я думала) по душе больше. Вот теперь сижу на камне под мостом, высунув из воды только голову. И мёрзну. Очень.

Громкий басовитый возглас неожиданно ворвался в уши. Я испуганно посмотрела на Валериана — не обернулся ли на крик — и спряталась дальше под мост, зло шикнув на разоравшегося горожанина. Тот намёка заткнуться не понял, а может, просто не услышал — где тут услышишь, когда сам так громко говоришь.

— Глянь, глянь, там русалка! — тормошил он мужика, сидящего рядом в лодке. Мы вместе с мужиком скептично посмотрели на восторженного бородача.

— Да какая она русалка, Никель? Русалки красивые, а это так, утопленница всплыла.

Теперь мы с бородачом возмущённо взирали уже на этого бессмертного умника.

— Она красивая! — мужчина сжал кулаки, будто приготовился отстаивать мою честь. Я активно закивала, подтверждая, что да, я-таки красавица писаная. И плевать, что ростом в сто восемьдесят сантиметров, с по-восточному раскосыми глазами и классическим славянским носом-картохой.

— Ты очки-то надень, ценитель женской красоты, — флегматично посоветовал второй.

Бородач фыркнул, но совету последовал. Разочарование, проявившееся на его лице, поразило меня до глубины души.

— А, ну да, ты прав, девка просто недоутопилась. Эх…

Такое я уже стерпеть не могла.

— Чего?! — воскликнула, угрожающе приближаясь к лодчонке. Они у меня сейчас сами утопленниками станут! Однако тихий голос Валериана, донёсшийся до моих ушей, подействовал даже лучше заклинания-стазиса. Я в «Море волнуется раз» не замирала настолько идеально. Правда, когда топориком пошла ко дну, пришлось вновь шевелиться — опоры-то в виде камня под попой больше не было.

— Ты что-нибудь слышал? — стихийник перегнулся через перила и взглянул прямо в мою сторону. Правда, на этот раз мне хватило ума использовать полог невидимости. — Хм… странно, там вода кипит.

Я раздосадованно застонала — река вокруг меня и правда булькала, пар валил, как в бане. Нет, мне определённо нужно что-то делать со своим даром! Сегодня же спрошу Абигора об индивидуальных занятиях по самоконтролю. Не думаю, что я первая с такими проблемами, в колледже должны помогать.

— Наверное, какой-нибудь водник балуется, пойдём уже, а то опоздаем, — чья-то пятерня легла на плечо зазнайки и потянула его обратно. Маг в последний раз кинул взгляд на невидимую меня и наконец выпрямился, а я поняла, что даже не дышала эти секунды.

Выждав ещё несколько минут и заметив сигналы Виры, выбралась из воды. Мужики на лодке спешно гребли подальше от меня, Валериана видно не было, а девчонки ухохатывались на мосту. Я обиженно фыркнула и тряхнула почти сухими волосами — есть всё же плюсы в том, чтобы быть магом огня.

Здесь, наверное, нужно уточнить, что любой маг предрасположен к одной из стихий или пятому первородному элементу — тьме, но выбрать род магии может любой. Чаще всего люди с даром земли или воды становятся лекарями, огневики — боевыми магами, те, кто принадлежит тьме, — некромантами или ведьмами да ведьмаками, хотя последние — явление редкое. В стихийники идут лишь маги, владеющие и воздухом, и огнём, и водой, и землёй. И только менталисты не относятся ни к одному из элементов. Их магия неприродна, аномальна и встречается так редко, что хватает лишь одной школы, чтобы обучать менталистов со всего альянса миров. Все эти маги состоят на государственной службе и являются элитой общества, хоть встречаются и исключения — например тот парень из столовой центра адаптации. Скорее всего, его дар слишком узконаправлен и не может применяться в другой сфере. И такое бывает, да.



Наталья Лисина

Отредактировано: 28.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться